Sociopath: Гамлет не по Шекспиру

0
1324

В театре «Старый дом» синтезируют гамлетовские мотивы, кризис гуманизма и современные технологии. 

В «СТАРОМ ДОМЕ» готовится премьера спектакля Sociopath. В анамнезе новой работы главного режиссера театра Андрея Прикотенко — сюжет шекспировского «Гамлета», переформатированный создателем спектакля в контексте сегодняшнего дня. Главным героем, как нетрудно догадаться из названия, выступает человек с диссоциальным расстройством личности, которому осточертела борьба с несовершенством мира. Вселенской бойне с предрешенным исходом нынешний принц Датский предпочитает замкнутое пространство модного гаджета и собственной черепной коробки.

В основе спектакля текст, написанный режиссером задолго до попытки сценического воплощения. «В какой-то момент я понял, что на меня не производят впечатления классические тексты. Сюжет будоражит, а текст мешает. Вот я однажды и решил взять и переписать известный сюжет, сочинить своего рода письмо Шекспиру, найти среди нас современного Гамлета, — рассказывает Андрей Прикотенко. — Сначала я не хотел, чтобы мой текст дошел до сцены. Мне казалось, он не достоин всеобщего внимания. Но многочисленные коллеги меня уговорили. Мы начали работу над постановкой, и текст стал обрастать смыслами. Наш Sociopath — это не шекспировское произведение. Есть лишь история Гамлета, вот в чем дело! Мы предлагаем вам новый текст, мою вариацию сюжета. Поэтому в нашем спектакле нет подстрочника, там есть мое ощущение от окружающего мира. Традиционных переводов семь, а вообще их гораздо больше. Но дело не в новом переводе. Зачем другие переводят эту пьесу? Хотят сделать более доступным для сегодняшнего уха и сознания язык? Не получится. Потому что «быть или не быть», «достойно ли смиряться под ударами судьбы» — не актуально звучит. Человек хочет сказать что-то другое на эту тему, но говорит «быть или не быть», а дальше ему приходится напрягать жилы, таращить глаза, пытаться донести мысль. Хочется предложить ему: «Да брось ты это «быть или не быть», мы и так наизусть знаем, скажи про свое».

«Про свое» в случае «Старого дома» — это размышления о совести и кризисе гуманизма: «Вся история связана с новыми современными медиа. Это попытка создать современное рефлексирующее сознание, показать кризис гуманизма и совести, — и сюжет «Гамлета» наиболее для этого подходит, — полагает автор Sociopath’а. — Если хотите мне сказать, что это святая классика и мы хотим ее испоганить, то я буду всячески оправдываться и объяснять, почему это не так. Сюжет, использованный Шекспиром, появился за пять веков до создания «Гамлета». 900 лет мы переживаем эту историю. Тема совести всегда тревожила, тревожит и будет тревожить человечество».

В названии спектакля, как, впрочем, и в самом действии, намеренно не используются имена шекспировских персонажей. Для постановочной команды крайне важно соблюсти дистанцию и не зайти на территорию отправного текста. «Почему социопат? Сегодня это наиболее распространенный тип. Ввиду нравственного кризиса, в котором оказался человеческий вид, — прямое следствие Онегина, Печорина, наконец, Зилова из «Утиной охоты» (рефлексирующего персонажа, который в конце концов переродился в социопата — человека, уставшего рефлексировать по поводу несовершенства человеческой природы, несовершенства окружающего мира, и понял, что человечество находится в глобальном кризисе, из которого выйти невозможно). И этот тип избрал для себя позицию — остался интересен только сам себе, внутри своего собственного мира, и совершенно бесчувственным к окружающему. Так получился наш социопат», — рассказывает Андрей Прикотенко.

К премьере спектакля пространство зрительного зала «Старого дома» претерпевает серьезные изменения. Сцена-коробка исчезает, растворяется в рядах кресел, а в центре, под прицелом внимания публики оказывается клетка. «Наш герой — человек, который придумал игру и существует внутри нее. Можно сказать, он «сидит» в своем айфоне, а мы, зрители, находимся внутри его сознания. Этот гаджет очень сильно изменил мое сознание, стал важной частью моей жизни. Я практически постоянно нахожусь в телефоне. Миллиарды людей с появлением этой фигни стали жить в совершенно ином мире. Так что его появление в спектакле не бегство за современностью, а попытка понять самого себя».

«Изначально мы представляли место, где происходит действие спектакля, как замкнутую клетку, чтобы показать человека, запертого внутри собственного сознания, — поясняет сценографическое решение «Социопата» художник Ольга Шаишмелашвили. — Потом этот образ получил развитие. Клетка открывается, чтобы захлопнуться в конце. Но мне слово «клетка» здесь не нравится. Работая над сценографией, я хотела сделать ее максимально элегантной и красивой, чтобы избежать сравнения с кроличьей клеткой. Для меня это замкнутая структура, система, в которой происходит концентрация энергия. Обычно мы смотрим на зрителей и на артистов отдельно. В этом спектакле публика окружает артистов с четырех сторон. Пространство устроено так, что зрители не могут остаться неучастниками. При этом они видят не только происходящее внутри спектакля, но и зрителей, сидящих с других сторон».

По словам артистов, трансформация сцены и зала кардинально меняет способ актерского существования. «Это безумно интересно, — подчеркивает артист театра «Старый дом» Ян Латышев. — Энергия идет со всех четырех сторон, и мы используем специальные техники, чтобы ловить эту энергию и работать с новым пространством». «Это не 2D история, когда ты работаешь к зрителю только лицом, — поддерживает коллегу актер Тимофей Мамлин. — Все мизансцены надо играть по кругу, на 360 градусов, а весь рисунок роли простраивать таким образом, чтобы тебя было видно из любой точки зала».

Директор «Старого дома» Антонида Гореявчева подчеркивает, что трансформация зрительного зала, сделанная специально для спектакля Sociopath, обратима, однако кажется творческой команде театра столь перспективной, что будет использована и для реализации других проектов: «Технически и технологически переформатировать зал было очень непросто. Но мы недаром считаемся самым экспериментальным театром Новосибирска. Зрители знают, как от спектакля к спектаклю усложняется выбранный нами к постановке материал, насколько интереснее становятся задачи, которые мы перед собой ставим. Именно это сподвигло нас на такую сложную историю. Нам тесно в этом здании. И мы решили, что можем пойти дальше. Тем более у нас уже есть планы на дальнейшее освоение обновленного пространства».

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

Фото Яны КОЛЕСИНСКОЙ

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments