Студия пластики театра «Глобус» интерпретирует мировой бестселлер

0
119

Знаменитая повесть Ричарда Баха превратится в пластический спектакль.

МАЛАЯ сцена театра «Глобус» примет в свое пространство еще один литературный бестселлер: 26 ноября состоится премьера пластического спектакля «Чайка по имени…» по мотивам культовой повести Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». Это самостоятельная работа студии пластики театра, приуроченная к 30-летию создания коллектива. Художественным руководителем и хореографом постановки выступит руководитель студии пластики Елизавета Поцукова.

Студия пластики театра «Глобус» давно не нуждается в представлении. Три десятилетия артисты студии принимают участие в репертуарных спектаклях новосибирского молодежного театра и регулярно выпускают самостоятельные проекты. «Мы постоянно в процессе, — уверяет хореограф Елизавета Поцукова. — Каждый чувствует себя частью театра, частью спектакля. Мы не просто участвуем в постановках, а делаем одно общее дело. У нас есть свои проекты. Пришло новое время, многое поменялось, мы уже творим по-другому. Это не просто спектакли, а размышление, рефлексия. Тело искреннее, чем слово. Я верю людям, которые танцуют, потому что они не фальшивят. Это высокие вибрации, где люди выходят на звенящую чистоту».

В этом сезоне студийцы возьмут очередную высоту, преобразовав в пластический текст литературный манифест безграничной духовной свободы. Ричард Бах — бывший пилот ВВС США и дальний потомок Иоганна Себастьяна Баха, однако мировую известность ему принесла не головокружительная военная карьера (в конце концов, никаких особых подвигов он не совершил, отлетал положенное на тактическом истребителе, совершил небольшое число аварийных посадок и ушел в запас в звании капитана), не тень музыкального гения, а повесть-притча «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». Вопреки представлениям, безызвестный летчик не стал культовым публицистом, журналистом и писателем в одночасье. От первой выпущенной в свет книги до наделавшей шума «Чайки» прошло семь лет. Бах утверждал, что новелла написана под впечатлением реальных полетов «потрясающего» пилота Джона Ливингстона с 1920 по 1930 гг., впрочем, для поклонников его творчества это обстоятельство никакого значения не имело. Куда больше фанатов интересовала история о том, что идея произведения пришла Ричарду Баху, когда, прогуливаясь по берегу канала, он услышал голос, который произнес: «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». Принесшая автору мировую славу притча была со скромным успехом напечатана в  журнале в 1970 году и переиздана отдельным томиком в 1972 году, но уже с допечаткой в количестве свыше миллиона экземпляров. «Проповедь о самосовершенствовании и самопожертвовании» стала настольной книгой всех американских студентов, продержалась 38 недель в рейтинге книжных бестселлеров газеты New York Times и лихо шагнула за границы страны.

В русскоязычном переводе повесть Баха издается с 1974 года, имеет устойчивую репутацию одного из самых любимых широкими читательскими массами текста о поисках смысла жизни и время от времени интерпретируется на театральных подмостках. Студия пластики театра «Глобус» взяла для работы текст в расширенной авторской версии, практически незнакомой отечественному читателю. «Впервые книга была опубликована в 1970 году, а в 2014-м Ричард Бах дополнил ее четвертой частью, — поясняет Елизавета Поцукова. — В трех частях все заканчивается более или менее хорошо, то есть знание передано молодому человеку, а в последней части показывается, что если общество не обладает открытым сознанием, то оно это Знание (с большой буквы) извращает. Но все же заканчивается тем, что на новое поколение есть надежда. Оно готово воспринять и принести истинное знание. Вообще, открытость сознания — актуальная тема, говорящая об отношениях человека с высшими силами. Часто можно услышать мнение, что для того, чтобы Бог тебя услышал, нужно обязательно пойти в церковь и соблюсти определенные ритуалы. А есть люди, и я разделяю их точку зрения, которые говорят о том, что храм божий — это мы сами, человек создан по образу и подобию божьему. Если ты искренен внутри с самим собой, то ты будешь услышан. Потому что сознание, разум человека открыты для помощи, для нового знания, для творчества. Творчество и есть связь с высшими силами».

Внешний событийный ряд повести достаточно прост. Не забегая вперед, не отклоняясь от темы и не возвращаясь назад, Чайка по имени Джонатан осваивает фигуры высшего пилотажа, достигает совершенства в полете и передает свое знание истины — «всеобъемлющей невидимой основы вечной жизни» — своим же ученикам.  На этом прекрасном фоне пышным цветом цветет философское понимание доброты и любви, прорастает конфликт между серой Стаей и гениальным Изгнанником, проблема взаимоотношения отцов и детей, столкновение «низких» забот повседневности и стремления к высокому, вечное противоборство невежества и жажды знаний. «В спектакле мы не являемся чайками, мы люди, но с элементами отсылок к птицам, — рассказывает о театральной версии повести Елизавета Поцукова. — Если ты родился чайкой, то нет ничего постыдного в желании развивать в себе талант полета. Я не просто летаю, чтобы есть, а летаю, потому что мне это нравится. Так же и с человеком. Если ты рожден человеком, нет ничего постыдного в том, чтобы творчески подходить к своей жизни. В любой работе можно проявлять себя творчески. Творчество — это не значит написать картину или придумать музыкальное произведение. Творчество — это когда человек делает что-то новое: например, оригинально пишет заголовки или шьет подушки. Создает то, чего не было до его руки. В этом заключается самая суть. Другой мотив — разделение общества. Сейчас наступило новое время. Люди мыслят свободно, отстаивают свою позицию, смотрят на мир по-новому. Стремителен научно-технический прогресс. Мы, люди иного времени, понимаем, что если не жить здесь и сейчас, то жизни попросту нет. Мы впустую тратим свое время на прошлое. Как в реальности существует общество с открытым сознанием (люди готовы познавать новое, им это интересно), и есть взрослое поколение, которое не хочет шагать в ногу со временем. Так и в нашем спектакле есть общество, которое остается при своих приземленных «спи, ешь, пей», а есть просвещенное, готовое научить, отдать новое знание: познавайте, развивайтесь, изучайте, если есть желание. И здесь мы формулируем проблему: захочет ли общество принять это знание или нет».

Музыкальный материал сценической версии «Чайки по имени…» — это современная оркестровая музыка. Несмотря на то что в спектакле использованы треки разных авторов, они подобраны так, чтобы рождалось ощущение цельности. «В нашем спектакле используется современная оркестровая музыка, — поясняет художественный руководитель проекта. — Очень гармоничная. Например, американский «Кронос-квартет», современный композитор Зои Китинг и другие. Несмотря на то что у нас использованы треки разных авторов, мы старались подобрать их так, чтобы рождалось ощущение цельности. В музыке, как и в пластическом языке, выражено противопоставление миров в повести — приземленная и более совершенная реальности. И если в первом случае хореографический текст тяжелый, тянется к земле, то в светлом мире больше полета, легкости».

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь»

Фото Александра КОМАРОВА

Please follow and like us:
Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.