«Суровый стиль» — ярлык, но не приговор

0
284

В Художественном музее проходит выставка Игоря Обросова — культового художника, запечатлевшего многослойность XX столетия.

Имя Игоря Павловича Обросова, народного художника РСФСР, лауреата Госпремий СССР и РФ, называют среди основоположников «сурового стиля». Да, этот «художник черного» предпочитает драматизм, и лица и сюжеты его полотен по большей части суровы, трагичны. Но есть и многое другое: чудесные виды Москвы, французских или норвежских предместий и яркие натюрморты (порой — да, с ноткой черного юмора), и обнаженная натура. Впрочем, как говорится, лучше один раз увидеть, чем много раз слышать или читать.

Где же можно увидеть картины этого большого мастера, запечатлевшего многослойность XX столетия, немного радости и много боли: война, ГУЛАГ, умирающая деревня?.. В Третьяковской галерее, Русском музее находятся считанные единицы картин. Остальное — в частных коллекциях, домашних собраниях.

Но нам вовсе не обязательно ехать в столицу. У Новосибирского художественного музея есть преимущества даже и перед Третьяковкой. В НХМ сейчас экспонируется почти полсотни картин Игоря Обросова, которые выставляются впервые в Сибири, как, впрочем, и в других регионах страны. Новосибирск — шестой город в этом предъюбилейном (в будущем году исполняется 90 лет со дня рождения Обросова) выставочном туре. Уже были Москва, Нижний Новгород, Нижний Тагил, Ижевск, Уфа. Впереди Благовещенск, весь Дальний Восток.

— Уникальный случай, – комментирует куратор выставки Петр Баранов. — Благодаря тому, что наследники все бережно хранят, удалось им предложить такой проект и провезти его по России. Есть возможность посмотреть то, что обычно находится в коллекциях и сложно увидеть обычному человеку. А самое главное, что получилась ретроспективная выставка со всеми направлениями творчества мастера, что очень важно для ощущения, осмысления всего жизненного пути человека, потому что это и графика, это и линогравюры, которые объясняют, что будет дальше, это и портреты друзей, любимых людей, которые окружали его на протяжение всей жизни, — жена, дочка, его Музы.

Мы видим здесь портреты знаменитостей — Бэла Ахмадулина, Михаил Ульянов, Наталия Белохвостикова. Невозможно не остановиться у триптиха «Ожидание», «Арест», «Семья.1937», отмеченного особой экспрессией. Для меня это одна из самых важных работ — триптих, посвященный аресту его репрессированного отца, крупного ученого-медика, профессора, который был главврачом больницы Склифосовского, и, вероятно, то, что послужило для самого художника точкой отсчета. Именно эта картина передает ощущение трагедии, которая была в его жизни. И, конечно уникальная серия, в которую я влюблен сам, — это образ русской деревни. Эти окна деревянного дома в деревне. Ощущение ретро, которое часто у Обросова создается необычным освещением, как бы подсвечивание откуда-то снизу. А тут вообще из какого-то магического места оно исходит. То ли от фонаря у дома, то ли изнутри дома, то ли спереди, то ли сзади. …Эта игра света, тени, этого пейзажа ночного, выходившего из рамы, в которую он заключен, у меня ощущение присутствия даже Малевича на картине. Этот стог сена, игра в белое и черное…

На вопрос: «А как же тот самый «суровый стиль», в числе основателей которого называют художника?» — Петр Баранов отвечает:

— А это когда-то нехороший дядя, именующий себя искусствоведом, такое ругательство придумал, которое, кстати, самих художников задевало, они этот термин никогда не поддерживали. Я в свое время с Обросовым и Жилинским говорил на эту тему. Для них это было некое унижение того, чем они действительно занимались, они относились к этому негативно.

— Такой ярлык привесили.

— Да. Если рассматривать в сфере искусств, давайте сегодня остановимся на правильном термине: шестидесятники. А дальше придет новое поколение, которое придумает правильный качественный термин для этого поколения.

Для меня эти художники 60-х, даже 70-х, были художниками проторенессанса в России, предвозрождения старых, забытых традиций. Для меня это важнее для осмысления, чем придуманное ругательство. То есть эпоху довоенную война заканчивает такой трагической остановкой. А потом появляется новое поколение, которое предлагает раннюю философию, заложенную еще в Академии художеств при Петре I и Екатерине. И уже сегодня мы видим, как благодаря им история искусств поворачивает нас опять в философию и мироощущение академического традиционного русского искусства, которое зародилось в Серебряный век, потом перепрыгнуло через авангард в Дейнеку, Пименова и так называемое поколение военных художников, и потом опять возвращается через десятилетие в середину 50-х с именами уже художников-шестидесятников.

— Давайте подойдем еще к этой картине. По окончании выставки она остается в Новосибирске?

— Да, будет передана художественному музею. Это деревня Обросово, в которой он жил, где открыл художественную школу, построил храм. Та деревня, которая для него стала знаком его жизни. И параллельно — то место, которое он писал во многих своих работах.

Марина ЮРЬЕВА, специально для «Новой Сибири»

Иллюстрации с официального сайта Юрия Обросова.

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments