Три сказочных дня под занавес лета

0
705

В камерном зале Новосибирской филармонии состоялось главное музыкальное событие августа под названием «Белый фестиваль»

КАЖДЫЙ, кто занимается концертной деятельностью, должен прекрасно понимать, что проводить мероприятия в летние месяцы можно и нужно прямо среди недели, если не хочешь поиздеваться над меломанами, вынуждая их под вечер ехать с дачи в город, а на ночь глядя возвращаться обратно. Как оказалось, далеко не все придерживаются такой позиции. И все же, несмотря на то что программа «Белого фестиваля» растянулась на три дня уик-энда, проходил он при переполненных залах.

Первое, что всякий раз удивляет, так это то, что этот летний фестиваль обходится без столичных гостей — за исключением лишь одного концерта. И приглашаются, как правило, малоизвестные исполнители, которые только начинают набирать популярность. Организаторы фестиваля Алим Шахмаметьев и Алена Болквадзе и в этом году не ошиблись и в очередной раз порадовали зрителей высоким уровнем приглашенных солистов. В условиях минимального бюджета им постепенно удалось создать фестивалю академическую репутацию и таким образом заслужить доверие зрителей. Проведение фестиваля такой «плотности» стало возможным только с учетом очень высокого профессионализма филармонического камерного оркестра.

Coffee or Beer

По традиции все началось с Баха. Исполнять традиционную барочную музыку «Белому оркестру» помогали «Маркеловы голоса» и виртуоз клавишных Анна Недоспасова.

ОНИ «разогрели» публику, настроили ее на серьезный лад. Но дальше все неожиданно пошло совсем не по традиционному пути.

Мне вспоминается известный фильм моей молодости «Музыкальная история», где главный герой мечтает сочинять и исполнять легкую музыку, но над ним постоянно довлеет авторитет Баха. Но однажды во сне к нему является сам Иоганн Себастьян и признается, что ему и самому всегда хотелось сочинить что-нибудь живое и непосредственное.

Первый день фестиваля нам нечто такое «легкомысленное» и продемонстрировал. «Кофейная кантата» Баха — произведение необычное. Написанное между 1732 и 1734 годами в период работы композитора в кофейном доме Циммермана, оно должно было стать своего рода музыкальной рекламой кофе — в обществе, предпочитавшем всем напиткам пиво.

По своей сути исполнители — заслуженный артист России Игорь Зенин, Светлана Медведева, Андрей Соколов и небольшой инструментальный ансамбль Анны Купцовой — разыграли для зрителя прообраз комической оперы. Ощущение некоторой затянутости буквально через несколько дней у меня исчезло, и в памяти осталось лишь веселое послевкусие. Похоже на то, что Бах недостаточно искренне выполнил свою работу, пропагандируя модный напиток, но при этом явно предпочитая ему старое доброе пиво. Все это отразилось на характере музыки и на дурашливости актеров, которые, завершая первое отделение концерта, заслуженно получили свое bravo.

Второе отделение отличалось от первого примерно так же, как академическая музыка отличается от рока. «Прелюдия и скерцо» девятнадцатилетнего Шостаковича было пронизано высоковольтным драйвом — настолько мощным, что периодически я забывал, что надо дышать. От оркестра буквально разлетались искры, превращая их белые костюмы в сверкающие огнями одеяния — прямо как у группы Slade на обложке их пластинки In flame.

Чуть только я выровнял дыхание, как зазвучала музыка Ефима Подгайца, фактически нашего современника, но лояльно относящегося к музыке так называемого третьего направления. Вот и после прослушивания его «Диптиха памяти Д. Д. Шостаковича» у меня создалось ощущение, что после напоенного мощной юношеской энергетикой «Прелюдия и скерцо» Шостаковича умудренный Подгайц через свою музыку показал нам творчество уже зрелого Шостаковича, философски его осмыслив.

Ну и в завершение первого дня щедрые музыканты исполнили любимую и ими, и их постоянными слушателями озорную «Сюиту святого Павла» Густава Холста.

Атмосфера средиземноморского круиза

Марина Якушевич — это, безусловно, редкая индивидуальность на новосибирской сцене. Не являясь ни актрисой, ни профессиональным чтецом, она при этом один из самых ярких ведущих филармонии. Да, возможно, и в стране. Никогда не повышая голос, не форсируя эмоции, не переходя на «парадные» интонации, она любому концерту легко придает блеск подлинной интеллигентности. Знание и глубокое понимание поэзии необыкновенно помогают ей в подготовке интереснейших поэтическо-музыкальных программ, где ее партнерами являются «Filarmonica-квартет» и филармонический камерный оркестр.

Второй день «Белого фестиваля» наполнил зал атмосферой средиземноморского круиза, подарив музыку и стихи, наполненные запахом моря и теплом солнца. Жемчужины стихов русских поэтов XIX и XX веков как бы нанизывались на серебряные нити музыки испанцев Фалья, Сарасате, Равеля и итальянцев Вивальди, Пуччини и Боккерини. Завершила вечер сюита на популярные песни итальянских композиторов.

В общем, получилась хорошо сформированная программа, которую можно исполнять в течение сезона. Остается удивляться, как, имея столь мало времени и учитывая возникавшие технические проблемы во время репетиций, удалось сделать эту программу практически «безшовной».

Roll over Beethoven, или Полет клавишей над залом

Синтез классики и джаза — еще одна фирменная деталь фестиваля. На этот раз его гостями стали участники фортепианного трио Александра Маслова, в котором вместе с ним играют контрабасист Иван Мясников и Павел Чижик — на ударных и вибрафоне (к известному пианисту Леониду Чижику он отношения не имеет). Все они преподаватели Санкт-Петербургской консерватории и прекрасно играют как классику, так и джаз. В этот вечер можно было познакомиться с джазовой стороной их таланта.

Нынче стало модным исполнять кавер-версии известных произведений, в том числе и из классического репертуара, — но то, что они продемонстрировали, каверами назвать трудно. Все обработки написаны лично Александром Масловым, в его персональной манере, которая начинает нравиться уже со второй или третьей композиции. Заводной темп, сумасшедшая энергетика ничуть не исключали абсолютной точность в деталях: несмотря на бешеный ритм, когда, казалось, что клавиши уже начинают летать по залу, я не услышал ни одной смазанной ноты. Сама манера подачи напомнила мне легендарного Чака Берри, призвавшего Бетховена в своей знаменитой песне крутиться в заводном ритме рок-н-ролла. Об этом я немедленно вспомнил, когда заиграли «Вариации на тему из балета «Творения Прометея».

Бородин, Глинка, Чайковский — вот те авторы, которые вдохновляют Александра Маслова: стоит лишь упомянуть, что во втором отделении он исполнил сюиту из балета Чайковского «Щелкунчик». Воспитанная на академических концертах публика поначалу с недоумением смотрела на поклонников джаза, устраивающих овацию после каждой части сюиты, — но потом, расслабившись и войдя во вкус, тоже начала поддерживать джазменов, аплодируя и даже (страшно сказать) посвистывая в зале!

Даже после трех бисов зрители не желали отпускать оркестр, пока, наконец, концертмейстер, заслуженная артистка Юлия Рубина, проявив характер, не увела артистов со сцены.

***

«Белый фестиваль-2018», похоже, окончательно обрел свое лицо. Эволюционно развиваясь, он стал, безусловно, знаковым мероприятием Новосибирской филармонии, все больше привлекая на свои концерты того молодого зрителя, в котором филармония остро нуждается. Но нуждается во внимании к себе и сам фестиваль. Начиная от более удобных в летнее время сроков его проведения, своевременным размещением рекламы и заканчивая решением проблемы хотя бы небольшого финансирования. Честно говоря, не хотелось бы называть сумму гонорара трио Александра Маслова, чтобы не уронить авторитет нашего филармонического сообщества. Волонтеры, как говорит Владимир Путин, конечно, важные для страны люди, но ведь нельзя же надеяться только на них одних.

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»; фото Сергея Ясюкевича

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments