В театре «Старый дом» выпустят «Цветы для Элджернона»

0
543

Театр «Старый дом» завершает юбилейный сезон премьерой спектакля «Цветы для Элджернона». Роман американского писателя-фантаста Дэниела Киза давно вошел в читательский обиход и получил множество сценических интерпретаций, однако в театральном пространстве Новосибирска появлялся непростительно редко. Историческая несправедливость будет исправлена 21 июня, когда режиссер Андрей Гончаров и художник Константин Соловьев представят свою версию истории Чарли Гордона ‒ мойщика полов с ментальными особенностями, которому удалось перевернуть свой мир.

«Цветы для Элджернона» ‒ история одного этически сомнительного эксперимента по искусственному улучшению интеллекта. После успешной операции над мышью по кличке Элджернон ученые решают провести аналогичную операцию на умственно отсталом человеке и выбирают Чарли Гордона ‒ 32-летнего уборщика с ментальными нарушениями. Молодому мужчине предстоит стать обладателем недюжинного интеллекта, увидеть обратную сторону жизни и вернуться в исходное состояние: ведь успех операции не гарантирует долгосрочности результата, как глубокий и пронзительный разговор не ведет к хэппи-энду.

Кстати, за счастливую концовку, точнее против благостной перелицовки финала, писатель бился, как тигр, теряя контракт за контрактом и едва успевая возвращать авансы. Издатели требовали положительного для главного героя исхода ‒ сохранение высокого интеллекта, амур тужур и долгую безоблачную жизнь, а автор не хотел менять окончание своего произведения в пользу краткосрочного манипулятивного воздействия на читателя. И дело отнюдь не в том, что его персонажи начали жить своей жизнью, отбившись от рук создателя. Настоящее исследование глубин человеческого сознания требовало и горькой правды, и мужества, и честности перед читателями и собой.

Как много позднее признавался Киз в своей автобиографии «Элджернон, Чарли и я», Чарли Гордон мог стать городским хулиганом, преступником, но после долгих размышлений превратился в умственно отсталого уборщика, историю которого писатель ткал из множества микросюжетов, оставшихся в его памяти с детства и юношества. Сеанс книжной психотерапии, фиксирующий взлеты и падения человеческого духа, оказался столь эффективен, что «Цветы для Элджернона» сделали Дэниела Киза мировой знаменитостью.

Роман, выросший из одноименного рассказа, обрел статус культового среди читателей, заработал престижные премии «Хьюго» и «Небьюла» в профессиональном кругу научных фантастов и послужил источником вдохновения для миллионов людей по обе стороны океана. У «Цветов для Элджернона» солидное число киноинтерпретаций и еще больше театральных вариаций, но в новосибирских реалиях этот текст не появлялся давно. Вспомнить можно разве что редкие фестивальные всполохи.

Если в оригинальной версии роман Киза построен в форме отчетов или откровенных дневниковых записей, которые главный герой начинает вести до операции и завершает, когда негативные последствия социально-медицинского эксперимента становятся более чем очевидны. В «Старом доме» голоса персонажей и автора транспонируются на театральный лад драматургом Надеждой Толубеевой.

Создатели новосибирского спектакля подчеркивают: для них в сюжете Киза главное ‒ сострадание к человеку и его особому пути. «Чарли Гордон участвует в уникальном эксперименте по хирургическому “осчастливливанию” человека, — рассказывает режиссер «Цветов для Элджернона». — После опасной операции на головном мозге он приобретает интеллектуальные сверхспособности и в короткий срок как бы проживает жизнь заново, погружаясь в пространство своих воспоминаний и снов. На пути к простому человеческому счастью и “социальной полноценности” вырастают преграды памяти, памяти о странном опыте прошлого, закрепленном на рефлекторном, нутряном уровне. “Присутствие” этого опыта, полученного как будто в другой, не-собственной жизни, не удается обойти даже сверхумом и сверхнавыками, добытыми хирургическим путем».

Визуализацией художественных миров Чарли Гордона в пространстве «Старого дома» занимается художник Константин Соловьев. Публике уже обещаны сюрпризы, неожиданные планы и решение вопроса пространственно-временного континуума. Что бы это ни значило в контексте отчаянной на эксперименты команды «Старого дома» ‒ посул любопытство бередит.

«Для меня прежде всего это пространство памяти и самоопределения человека, — говорит художник спектакля «Цветы для Элджернона». — Важно понимать, что Чарли Гордон никогда не присутствовал в формате нормальности. Он из одного состояния перепрыгнул в другое. И очень реактивно. Поэтому его отвергают в любой среде. Он постоянно борется: я есть, я – личность, я – субъект. Но для всех он все равно часть эксперимента. Чарли эволюционировал, разогнался, ему, можно сказать, встроили невероятный движок, с помощью которого он осознал себя в контексте историческом и культурологическом, но по факту он не знает себя самого. Он прорабатывает свое прошлое в контексте памяти, истории своего детства, родителей – эти пласты постоянно снимаются, как кожура у апельсина. Мы счищаем эти слои в спектакле, как с живописи, добираясь до голого холста. Этот принцип и станет базовым принципом сценографии».

16+

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

Фото Виктора ДМИТРИЕВА

 

 

 

 

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.