Вадим Репин: Ты настолько хорош, насколько был хорош твой последний концерт

0
4321

Основатель и худрук Транссибирского арт-фестиваля скрипач Вадим Репин — о слагаемых успеха, лучшей скрипке планеты и спортивной стороне своей профессии. 

В завершившемся на этой  неделе IX Транссибирском Арт-фестивале были не только блистательные концертные программы и образовательные мероприятия, — кинопоказы случались на Транссибе и в прежние годы. Фильм режиссера Татьяны Колосовой   и оператора Никиты Гетто как раз поспел к юбилею создателя арт-фестиваля,  известному во всем мире скрипачу, юбиляр и стал первым зрителем. Затем были показы на телеканале «Культура» и канале «Медичи», лауреатство фильма в конкурсах XI Московского международного фестиваля документального кино.И вот спустя полгода фильм был включен в программу фестиваля, спецпоказ в кинотеатре «Победа» прошел при  участии виновника торжества и его  мамы, а также друзей, коллег, юных музыкантов  и всех заинтересованных лиц.

В фильме трогательные детские кадры сменяются высказываниями обитателей современного музыкального Олимпа, престижные концертные залы мира, в которых выступал наш герой, соседствуют с видами его Альма-матер — Специальной музыкальной школы и консерватории Новосибирска. Отдельная локация — космодром Байконур, откуда  был совершен беспрецедентный полет Юрия Гагарина, и где ровно через 60 лет  12 апреля 2021 года выступал Вадим Репин. Дирижерские, композиторские, педагогические, родственные — всевозможные музыкантские реплики рисуют портрет, который хочется видеть. Ну а музыка…Она не то, что дополнила портрет, она  и фундамент, и воздух всей конструкции.

После просмотра зрители получили возможность побеседовать с именитым земляком, задать вопросы, высказаться по поводу увиденного.

— Уже в раннем детстве просматривалось ваше  музыкальное будущее?

— Иногда я говорю маме: ведь ты заметила, что я тянусь к музыке, музыкальным инструментам, наверное, еще  до того, как я планировался, хотела, чтоб сын  был музыкантом? У меня такое подозрение. И так получилось... Но да, меня всегда привлекали звуки, мелодии, и пока ничего не изменилось. А что увлекало кроме скрипки?.. Хоккей и велосипед.

— Как вас мама в детстве — заставляла или уговаривала заниматься?

— Кнут и пряник, так говорят?.. Когда ребенку пять лет, и он на баяне что-то делает, это одно, когда в пять или шесть лет ему надо выучить новое произведение, — совершенно другое. Игра и работа две совершенно разные вещи. Час-два у меня были уроки в консерватории, где я вынужден был заниматься, играть. Ну и потом какое-то время, когда это уже совсем не было в моих планах, тогда моя мама мне объясняла очень конкретно, что еще часиков пять надо, и потом два часика на фортепиано и еще два сверху. Но зато после каждого концерта у меня был свободный день, и я делал, что хотел.

— Есть ли то, что вы играете лично для себя?

— Среди музыкантов есть разные психотипы — интроверты, экстраверты. Есть те, кто исполняет исключительно для своего удовлетворения, и те, для кого публика — то главное, ради чего они выходят на сцену. В моей жизни так сложилось, что концерты, инструмент и жизнь — одно целое. Невероятное везение — то, что я оказался в руках замечательного педагога. Дальше — три, четыре, пять — личности, которые встречались на моем музыкальном пути. И все это превращается в путешествие, против которого уже ничего не сделаешь. Когда ты постоянно  находишься в поездках, постоянно меняешь города, страны, континенты, это ужасная усталость и  бывают моменты, когда тебе хочется только спать, но ты уже должен быть на репетиции и выдавать свои сто процентов. В разные периоды,  в разном возрасте есть свои вещи, где ты черпаешь вдохновение,  но из самых важных — это человеческое общение и та музыка, которую ты выбираешь для исполнения. Это является такой «заправкой», которая не только позволяет остаться на плаву, но и помогает обогнать течение.

— Какие главные задачи вы решаете со своим инструментом на сцене?

— Музыкой можно передать большинство состояний и эмоций людям, которые говорят на любом разговорном языке, и это будет гораздо быстрее. Но нельзя забывать, что порой публика в зале может полярно, по-разному воспринимать одно и то же исполнение. Для любого артиста этот симбиоз энергий, который возникает каждый раз в зале, он неповторим, его невозможно предсказать. И каким будет следующий концерт,  никто не знает.

Волнение очень сильное перед каждым концертом, и это связано со многими вещами: ведь это не репетиция, когда ты можешь сыграть пять-шесть раз, пока не получится. Тут — все понеслось, и ты находишься  в этом. Очень спортивная с одной стороны вещь. Нам, конечно, больше везет, поскольку после каждого выступления не ставят оценки, но при этом есть такая поговорка: «Ты настолько хорош, насколько был твой последний концерт». И тут возникает большая тяжесть на плечах, перед каждым выступлением это все равно отражается в мыслях. Мне кажется, инструмент в моих руках —  это голос, который мне позволяет выражать большую палитру эмоций.

— Я очень далекий от музыки человек, предприниматель. И мне трудно судить, самый великий  вы скрипач в мире или нет. Но я  понимаю в эффективности организации процессов. Вам есть чем  поделиться не только с юными музыкантами, а вообще с молодежью: как  выстроить жизнь, как относиться к родителям, Родине, своему делу, ко всему, чего касаешься. Это важно. И мой вопрос такой: вы книгу писать будете?

— Аплодируем вашей реплике, вашему вопросу. Фестиваль — то, что происходит в Новосибирске, это не только я. Это процесс, в котором не возникает порой вторичных вопросов. Многие решения директор фестиваля может принять, абсолютно не советуясь со мной, а что-то я могу за него решить. У нас есть взаимопонимание, которое сложилось  задолго до появления фестиваля. Это не просто дружба: он знает, что пока что-то не сделано, он не пойдет спать. И у меня жизнь похожа в этом отношении. Вся моя музыкальная жизнь, действительно, как  у спортсменов — дисциплина, режим.

Многое из того, что любит молодежь, не присутствовало в моей жизни. Приходя в гостиницу в четыре утра, еще два часа нужно мышцы привести в порядок, чтобы через несколько часов ты играл лучше самого себя. И давать советы здесь очень сложно: сколько проектов, сколько жизней, сколько судеб, столько путей. Но говоря о музыкальном  пути, мне кажется, что это формирование вкуса, и в этом нужно следовать своему чувству меры. Когда спрашивают: что можете посоветовать для достижения успеха, отвечаю: «Могу пожелать, чтоб вам везло. И формируйте свой вкус и будьте верны ему, не  тем, кто вас возвышает или, наоборот, критикует». Что касается книги, она должна быть не похожа на другие. Пока я не придумал концепта видения, не увидел, что здесь может быть непохожее на остальные… Ведь фестиваль, как мы видим, может быть уникальным, не похожим ни на один другой на планете. Поэтому ждем момента, когда я  мне будет самому интересно, когда я загорюсь

— Какие произведения вас вдохновляют, что более всего нравится играть

— Период романтизма, от Брамса — и дальше Чайковский — кончая серединой XX века, когда еще были Сибелиус, Прокофьев, Шостакович. Это не романтики, но их сочинения вызывают большие романтические чувства. Но тем не менее, романтизм — то, что мне нравится больше всего. Но с недавнего времени у нас уже целая библиотека новых сочинений, которые родились в Новосибирске, и многие из них меня увлекают, доставляет больше удовольствие их играть. Могу точно сказать, что если произведение меня не  привлекает — отставим его исполнять кому-нибудь другому.

— Бывает, что вы критикуете кого-то?

— Критикую ли я кого? Когда мне было 18, 25, 30, я еще критиковал — чем был юнее, тем больше. Чем я становился старше, тем  пропорционально это все уходило. А сейчас я никого не критикую. Ведь порой можно даже рассмеяться: ну, не умеет еще человек… Но какие-то нотки могут так просверкать, что все остальное забывается. Поэтому я стараюсь что-то положительное найти и в студентах, и моих коллегах. Все зависит от вкуса тех, кто слушает. Я могу думать так, а у человека рядом со мной другое восприятие и впечатление. — Вы занимаетесь с детьми, вам это нравится?

Меня очень утомляют мастер-классы, занятия с молодыми, — устаю больше в пять-шесть раз, но сама идея мастер-классов — потрясающая, замечательная. Конечно, сложно за сорок минут что-то изменить... Можно направить, постараться важные вещи обозначить... Как доктора, использующие особые техники лечебного массажа, когда какие-то точки нужно настолько сильно спровоцировать, чтобы два месяца они помогали общему тонусу в целом. Я к мастер-классам таким образом и отношусь: как можно больше впрыснуть информации, которая будет в следующие год-полтора давать плоды.

— Какой лучше инструмент приобрести: Гварнери, Амати, Страдивари? А если серьезно — ваш самый любимый инструмент? Вы ведь попробовали все.

— Спросили бы у тенора, он бы ответил сразу: певцу инструмент достается в подарок. А у нас, инструменталистов, порой вся жизнь уходит на то, чтобы найти инструмент самый выразительный, дружеский, надежный, удобный. Все имеет значение.

Я расскажу маленькую историю о лучшей скрипке на планете. Это скрипка Паганини, которая находится в мэрии города Генуи в Италии. 24 часа вокруг этого инструмента всегда стоит почетный караул из карабинеров. Уникальный инструмент, не похож ни на что, имя у него Пушка. Наверное, это самая знаменитая скрипка, бесценная, и мне довелось на ней играть несколько концертов по особым случаям. Однажды меня пригласили исполнить на ней сольный концерт, и я ходил на репетиции практически в сейф, где она хранится, опять же на глазах у этих полицейских репетировал. И во время  концерта была целая церемония с  карабинерами в праздничных мундирах, когда мэр города выходит и лично вручает тебе этот инструмент на сегодняшний вечер. А сам инструмент действительно «пушка» — словами трудно объяснить те вещи, которые есть в игре на скрипке. Можно даже пошутить, что она сама играет, есть такое... Наверное, если говорить о самом выдающемся инструменте, который я видел — а видел я почти все из великих — это самая великая.

— Есть формула, что успех — это один процент таланта и 99 упорства. Как эта формула работает в вашем  случае?

— Один  процент таланта это ладно, нормально… А вот от 99 надо отнять 55 — это везение и удача. От этого очень много зависит.

Марина ЛОГИНОВА, специально для «Новой Сибири»

Фото: Новосибирская филармония

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.