Вера Каратаева: Живая бабушка всегда лучше фантазийной

0
1957

В новом кукольном спектакле бабушки восседают на яблоне, зрители — прямо на сцене, мечта становится былью, а реальность — мечтой

ВСЕ смешалось в Новосибирском театре кукол — иллюзии и явь, люди и куклы, артисты и зрители, кукловоды и их миниатюрные подопечные. Даже зрительный зал приказал очутиться на сцене, будто там, за кулисами, ему самое место. Может быть, так оно и было. По крайней мере, свидетели рождения спектакля «Бабушка на яблоне» в рамках проекта «Детки и предки» требование к переосмыслению пространства оспаривать не решились. Так маленькая личная история мальчика и его воображаемой бабушки обрела не только особую доверительность и искренность, но и вполне масштабное звучание: когда артист как на ладошке и малое становится великим, и чужое — своим. О том, как создавался спектакль «Бабушка на яблоне», рассказывает режиссер Вера Каратаева.

— Мира Лобе написала более ста детских книг, но в СССР стала известна именно как автор повести «Бабушка на яблоне». Эта книга пришла из вашего детства?

— Идея нашего спектакля родилась из проекта. Прежде я «Бабушку на яблоне» никогда не читала и ставить не планировала. Но когда мне предложили выбрать тему для постановки, я остановилась на этой повести. Действие произведений Миры Лобе происходит в послевоенной Европе 1960-х. Основные темы — взросление, мечты, дружба — очень важны и для меня. Я ставлю спектакль о большой мечте, о том, куда она приводит, и о том, что мечта не всегда сбывается так, как ты себе это представляешь.

— А каким же образом мечта сбывается, и куда все-таки приводит ваших героев?

— В нашем спектакле мечта становится былью, но при этом и сама реальность становится мечтой. Такое необычное слияние. Мальчик мечтает о бабушке, и к нему действительно приходит бабушка, но выдуманная. Непривычный такой формат дружбы. Не мальчик с мальчиком, не мальчик с девочкой, не мальчик с кошкой или собакой, а мальчик и бабушка. Они становятся настоящими друзьями и всячески шалят. И мальчик наслаждается этой фантазией, уходит в нее до тех пор, пока однажды не сталкивается с настоящей бабушкой. Он начинает общаться уже с ней и понимает, что такое реальное воплощение его фантазийной бабушки ничуть не менее интересно и увлекательно, чем игра воображения. И вообще: живая бабушка всегда лучше фантазийной. В тот момент, когда мальчик делает свой выбор, происходит взросление нашего героя и объединение мечты с реальностью.

— Все эти пертурбации между действительностью и воображением наверняка потребовали от вас нестандартного постановочного решения?

— Как только я поняла, что это история про бабушку, у меня в голове возникли детские воспоминания, всплыли ассоциации. Моя мысль заключается в том, что у каждого человека есть такая метафорическая коробочка памяти, в которой живут все наши воспоминания. Они хранятся в виде каких-то фрагментов — яркие детали, запахи, обрывки историй. И вот эту коробочку мы с художницей спектаклей Сашей Павловой и захотели наглядно воплотить. Это основной и единственный элемент сценографии. Понятно, что коробка памяти — это не какая-то закрытая субстанция. Она проницаемая и потому у нас не имеет стенок. Туда легко можно заглянуть, запустить друга или собеседника. При этом важна не сама коробка, а то, что находится внутри, — все самое яркое и сочное, как наши куклы.

— Куклы, выполненные для спектакля, очень миниатюрны. Означает ли это, что «Бабушка на яблоне» рассчитана на особое камерное пространство?

— В рамках проекта «Детки и предки» мы рассчитываем на подходящую площадку с небольшой аудиторией. Играть спектакль мы будем прямо на сцене Новосибирского театра кукол, здесь же рассадим и зрителей — 50-70 человек. Артисты окажутся ближе к кулисам — мы их развернем и поднимем. В дальнейшем спектакль можно играть в любом камерном зале: например, в комнате сказок.

— В ноябре вы поставили в Новосибирске кукольного «Карлика Носа». Планируете продолжить сотрудничество?

— У меня в планах «Снежная королева» — новогодний спектакль для детей.

— Год назад вы приезжали в Новосибирск как исполнительница множества ролей в спектакле «Оркестр» по пьесе Жана Ануя. Как режиссер не хотите выйти за рамки привычного кукольного репертуара?

— У нас с Сашей Павловой есть идеи. Недавно мы сошлись на том, что очень любим «Калигулу» Камю.

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь»

Фото Виктора ДМИТРИЕВА

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.