Всероссийский день реставратора. Слава богу, есть над чем работать

0
807

Новосибирские реставраторы отметили профессиональный праздник под открытым небом. 

Впервые за долгий период самоизоляции Историко-архитектурный музей под открытым небом Института археологии и этнографии СО РАН встретил гостей. Посетителями еще не вошедшего в полноценный рабочий ритм музейного комплекса стали журналисты и специалисты в области сохранения культурного наследия: ведь маленький экскурс в большую историю организаторы приурочили к Всероссийскому дню реставратора — профессиональному празднику, чествующему людей особой профессии, способных при любых условиях изучать, сохранять, творить и продолжать свой созидательный труд.

Всероссийский день реставратора, что отмечается 1 июля, — праздник молодой, но важный для представителей этой штучной профессии. Он был учрежден Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) в 2006 году с точной исторической привязкой к дате: 1 июля 1945 года постановлением Совнаркома были образованы Архитектурно-реставрационные мастерские при Ленгорисполкоме для проведения масштабных реставрационно-восстановительных работ.

«В нашем институте есть отдел реставрации и консервации археологических и этнографических предметов, где работают очень известные и очень опытные реставраторы, — отмечает директор Института археологии и этнографии СО РАН Андрей Кривошапкин. — Институт проводит много работ. Перечислять все отреставрированные предметы можно долго. Опыт богатейший. Большинство предметов, которые хранятся в нашем музее, прошли через их руки. Но не будем останавливаться только на нашем институте. Это действительно федеральный праздник. Хорошо, что он появился. Реставраторы — это те люди, от опыта и профессионализма которых зависит сохранность нашей истории. Как археолог скажу: только в первый момент при раскопках вещь выглядит свежей и красивой, но если о ней не позаботиться — вещь пропадет. Между тем крайне важно сохранить ее для будущих поколений».

Сохранение объектов культурного наследия — это многогранный процесс, начиная от изучения и защиты памятника, включающий в себя его консервацию и реставрацию, и заканчивая его использованием, управлением и популяризацией. Яркий пример тому — «жемчужина» Музея под открытым небом — шатровая деревянная Спасская церковь XVII века. Церковь Спаса Нерукотворного образа — уникальный памятник деревянного зодчества XVII века, представляющий собой разновидность северорусского храма. «Это уникальное строение, — подчеркивает начальник отдела музейных практик и технологий ИАЭТ СО РАН Ирина Рудая. — Это единственная шатровая деревянная церковь рубежа XVII — XVIII веков, которая сохранилась за Уралом. Она построена по образцам северорусского деревянного зодчества. Такие церкви еще есть в Кижах, в Архангельской области. У нас она одна».

Первоначально Спасская церковь со звонницей была построена в 1700 году и вписана в стены  города Зашиверска, основанного в бассейне реки Индигирки. Здесь располагались стоянки и снабженческие базы для путешествующих казаков, служилых и «охочих людей», держались магазины и собирался ясак. Немудрено, что вскоре поставленный в самом центре «Юкагирской землицы» Зашиверск стал форпостом освоения русскими первопроходцами Индигирского региона, а до сих пор поражающий своим совершенством храм — центром распространения христианства на северо-востоке Сибири. В свои «золотые годы» Зашиверск насчитывал 500 человек населения, славился ярмарками и энергичной миссионерской деятельностью. Со временем заполярный город стал хиреть. Сократилось поголовье пушного зверя, а следом и количество кочевого населения. Поселение оказалось вдали от Яно-Индигирско-Колымского тракта и практически лишилось сообщения. Все административные учреждения Зашиверского уезда были перенесены в другой город. Уехали казаки. Горожане, лишенные медицинской помощи, страдали от частых эпидемий. Более двухсот лет Зашиверск держался на священнике и нескольких семьях мещан и «инородцев», пока в середине XIX века эпидемия черной оспы почти полностью не уничтожила население города. Оставшиеся в живых срочно уезжали в другие города и улусы Якутии, а брошенная церковь, равно как и другие строения, в одиночестве противостояла природной стихии.

Открыла миру Спасо-Зашиверскую церковь экспедиция 1969 года, организованная академиком Алексеем Павловичем Окладниковым. Группа ученых произвела раскопки на территории почти исчезнувшего с лица земли Зашиверска и выявила, что от уездного города осталось лишь два построенных из лиственницы здания — церковь и звонница, и оба строения нуждаются в срочном восстановлении и переезде. В 1971 году была собрана вторая экспедиция, в рамках которой церковь была разобрана, перевезена в Новосибирск, отреставрирована и установлена в Музее под открытым небом новосибирского Академгородка.

«До даты переезда территория бывшего Зашиверска избегалась людьми, потому что в 1883 году население полностью вымерло из-за эпидемии черной оспы, — поясняет директор Научно-производственного центра по сохранению объектов историко-культурного наследия Новосибирской области Татьяна Артюкова. — И в дальнейшем охотники и рыбаки старались обходить эти места. В Новосибирскую область церковь перевозили с 50 процентами утрат как по колокольне, так и по храму, но на самом деле, если анализировать проектные решения, то по звоннице процент утрат был больше. Если бы здания остались на территории Зашиверска, мы бы потеряли их, как и все другие строения этого города».

Статус объекта культурного наследия храмовый комплекс получил еще в 1960 году, однако реставрационные работы стартовали лишь в 1980-х годах после того, как объекты были перевезены с опустевших берегов Индигирки в Новосибирскую область. В 2014 году специалисты провели дополнительную реконструкцию отдельных элементов.

«В результате комплекса реставрационных работ мы получили объект, который повторяет архитектуру деревянных культовых строений середины XVII века. Были проведены скрупулезные, можно даже сказать, ювелирные изыскания архитекторов, художников, проектировщиков, реставраторов, которые относились к построению высот и моделированию объема галерей, к детальным проработкам и высотным отметкам. Перед нами результаты титанического и деликатного труда. Крайне вдумчивый подход позволил максимально передать подлинность объекта от объемов и габаритов до материалов. Докомпоновка утраченных элементов проводилась таким образом, чтобы новый материал не только соответствовал, но и взаимодействовал со старым, находясь в едином объеме. Никаких тонировок и искусственного старения не применялось. Но была разработана целая программа по антисептированию. И мы видим, что много лет спустя после проведения работ объект себя прекрасно чувствует».

Специально к профессиональному празднику реставраторов в Доме ремесел Музея под открытым небом появилась и временная экспозиция. В нее вошла часть новых работ, которые ведутся в музейном отделе. «Наш институт археологии совершенно уникальный в том плане, что у нас есть свои реставрационные лаборатории и свой музей, — рассказывает ведущий реставратор отдела музейных практик и технологий Института археологии и этнографии СО РАН Марина Мороз. — Первых реставраторов в наш институт привел Алексей Павлович Окладников. Это начало 1970-х годов. И с тех пор реставрация у нас развивается, процветает. Мы работаем в одной команде вместе с археологами. Они нас понимают. Это очень важно — это позиция: ведь археологический памятник должен быть не только раскопан, не только опубликован, но и все вещи, которые представляют предметы быта и культа должны быть сохранены, чтобы наши внуки и правнуки изучали историю не только по книжкам, но и имели возможность прикоснуться к этому потрясающему материальному миру, который мы сохранили».

Марина Мороз целый год работает с нательными православными крестами, обнаруженными на территории старинного села Кривощеково. Было раскопано более 300 нательных крестов. 200 артефактов уже восстановлены. Оставшиеся находятся в процессе реставрации. Когда комплекс работ будет завершен, Институт археологии и этнографии СО РАН получит самую представительную коллекцию нательных крестов в Сибири и, возможно, даже в России. «Когда я начала эту работу, я поняла, что не буду проводить реставрационные работы в общей коллекции, а буду работать с каждым крестом индивидуально, — обосновывает свой подход Марина Мороз. — И по возможности откажусь от применения химии, потому что в том виде, в котором кресты дошли до нас, на них не было видно ни формы, ни рисунка, ни потрясающей эмали. И постепенно, миллиметр за миллиметром снимая механически окисление, мы открываем такую красоту. Каждый крест — это открытие. И в этом плане у нас очень благодарная работа, потому что она приносит удовольствие, несмотря на большие затраты труда, энергии и времени. Важно относиться к вещам индивидуально. За каждым этим крестом стоит человек. Даже если крест в плохой сохранности, он весь в дырах, он замолен, зацелован, но он все равно несет в себе энергию и душу человека, которые его носил. Только так относясь к вещам, которые мы реставрируем, мы сможем добиться достойного результата».

В день реставратора гостям также были представлены культовые предметы ханты и манси из уникальной музейной коллекции. Все они, пока не попали в руки хранителям, находились в различных разрушающих условиях. Маленькие куколки — это духи живых и умерших людей, одетые во множество, как трогательно говорят мастера сохранения культурного наследия, «замечательных халатиков». Рядом — тканевой пояс, который использовался на медвежьем празднике, сложноструктурированном комплексе обрядов у обских угров, связанных с культом медведя.На сопутствующих фотографиях можно увидеть, в каком виде предметы культа поступили в работу к мастеру: грызуны, кожееды, биоразрушители, моль, плесень. Главным орудием восстановления этих этнографических находок выступили иголка и нить, лоскутки ткани и образцы старого сукна, с которым можно работать при помощи натуральных красителей. Работа долгая, кропотливая, требующая не только знаний и мастерства, но и понимания сути предмета, его предназначения. «Любые культовые предметы несут определенную эмоциональную нагрузку, в том числе и на человека, который с ними работает. Они требуют более бережного отношения в работе. Здесь главный принцип — не навреди, — рассказывает ведущий художник-реставратор отдела музейных практик и технологий Института археологии и этнографии СО РАН Ольга Швец. —В фондах музея хранятся богатые этнографические коллекции, которые были собраны сотрудниками института за долгие годы работы. Также как и археологи, реставраторы работают вместе с этнографами. Любое внедрение в предмет всегда обсуждается, потому что в этнографии намного сложнее остановиться в восполнении предмета. Особенно когда ты понимаешь, что можешь восполнить все утраченное. Но у нас, как и у реставраторов картин, существует практика оставления фрагмента в первоначальном виде. И, конечно, особенно ценен совет автора находок».

Завершилась просветительская часть празднования Всероссийского дня реставраторов вручением наград. Представитель Законодательного собрания Новосибирской области Владимир Лаптев вручил благодарственные письма археологам, осуществившим экспедиционные работы на месте Спасского собора в городе Куйбышеве НСО (храм планируют воссоздать к 2022 году к 300-летию города. Строительство уже начато. В ходе археологических работ подняты останки более 500 жителей старого Каинска, среди которых — основатели Каинского форпоста. Теперь Институт археологии и этнографии совместно с руководством города и заксобранием готовят большую образовательную программу, частью которой станет создание единой мемориальной площадки, что объединит древнюю историю с современностью). А представители научного сообщества — медали имени Сергея Николаевича Баландина. Эта профессиональная награда присуждается за особые достижения в деле сохранения историко-архитектурного наследия Новосибирской области. В этом году обладателями памятной медали стали главный инженер — начальник отдела использования памятников в государственном автономном учреждении Новосибирской области «Научно-производственный центр по сохранению историко-культурного наследия Новосибирской области» Андрей Южанин и архитектор, директор некоммерческого фонда развития пространства евразийской культуры «ЕА-Сити» Татьяна Тайченачева.

Для Историко-архитектурного музея под открытым небом Всероссийский день реставратора стал первым в череде многочисленных мероприятий, которые руководство учреждения планирует проводить на территории «заповедника». Впереди Фестиваль колокольного звона, юбилей Зашиверского острога и Зашиверской церкви, фольклорные форумы. «Мы планируем провести целый ряд мероприятий, которые должны стать важными социальными событиями, — признается директор Института археологии и этнографии СО РАН Андрей Кривошапкин. — Нам досталось непростое время, но большой простор позволяет нам встречаться, соблюдая социальную дистанцию. Прошедшие месяцы доказали, что мы можем работать в онлайне, но все-таки лучше общаться лично».

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

Фото Аркадия БАУЛО

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.