Юрий Горлатых: Куклы не должны стоять на месте!

1
1570

Директор Новосибирского театра кукол рассказывает о билетной мафии, кукольном средневековье и далеко идущих планах.

На старте 86-го сезона Новосибирский областной театр кукол отмечает 85-й день рождения. За пультом управления театром, чья история началась с небольшой студии при ТЮЗе, оживилась прививкой Образцовской школы, продолжилась строительством настоящего кукольного дома, а в нынешнем столетии отметилась стремлением на новую орбиту, сегодня стоит Юрий Горлатых. В прошлом — депутат и театрал, а теперь директор и без пяти минут выпускник Новосибирского театрального института. О горящих глазах артистов, первом фестивальном круговороте, поисках режиссера и желании выбраться из узкой ниши малодетского репертуара Юрий Александрович рассказывает в интервью «Новой Сибири».

— Юрий Александрович, 20 сентября Новосибирский театр кукол торжественно отмечает юбилей, но для вас это вдвойне особенный день.

— Да, по совпадению ровно три года назад в этот день я пришел работать в театр кукол. Три года — это немного, и, кажется, в этом деле я все еще новичок, но если посмотреть на мою жизнь, то окажется, что удивительный и волшебный мир кукол меня привлекал всегда. В детстве мы вырезали кукол из бумаги и мастерили из дерева солдатиков. Нас собралась большая компания ребят. Мы своими руками сделали более двух тысяч воинов и разыгрывали целые сражения. А во взрослой жизни, где бы я ни работал, всегда с удовольствием курировал кукольный кружок «Волшебный сундучок», образцовый театр кукол «Сюрприз» из Кочек. Старался помогать ребятам — отправлял их в лагерь в период творческой смены.

— И все же ваш путь из депутата Законодательного собрания в кресло директора театра кукол со стороны кажется не совсем обычным.

Понимаете, у нас не было депутатов, которые бы конкретно занимались сектором культуры. Но в мою рабочую повестку входили вопросы, связанные с взаимодействием с культурными учреждениями, — с этого все и началось. Я стал все больше и больше погружаться в тему. А параллельно назрела необходимость смены руководства в Новосибирском областном театре кукол, в какой-то момент мне и предложили занять эту должность.

— После несостоявшегося рейдерского захвата власти в театре «Глобус» одним из экс-депутатов заксобрания только ленивый не упомянул вас в этой связи. Мол, тоже депутат, тоже без профильного образования и тоже у руля театра оказался.

— Было дело, и я попал под горячую руку. Если говорить о профильном образовании, то сейчас я прохожу обучение в Новосибирском театральном институте по специализации «Артист театра кукол». Уже на финишной прямой — пишу выпускную контрольно-экзаменационную работу по пьесе Евгения Шварца «Дракон». По поводу директорского кресла повторюсь: решение о смене руководства в Новосибирском театре кукол зрело давно. Театр был в сложном состоянии, если говорить о решении финансово-хозяйственных вопросов. Публика видела только нарядный зрительный зал и фойе, а за кулисами, где расположены гримерки и цеха, было отнюдь не так красиво. Все бежало, текло, ломалось. В туалеты страшно было заходить. Нельзя было открыть окна, чтобы проветрить внутренние помещения, настолько все было ветхим. Ремонт в старой части здания строения 1912 года не делался много лет. А если бы вы видели те допотопные инструменты, которыми работали наши кукольники... Театр был нищим.

— Понимаю, что все не так просто и буквально, но ведь билеты тогда невозможно было достать. Очередь в день старта продаж тянулась змеей по улице Ленина.

С билетами была отдельная печальная история. Не было ни электронной продажи, ни возможности безналичного расчета. Билеты можно было приобрести только в кассах театра и только за наличный расчет, и их сметали буквально в первые часы продаж. А потом мы наблюдали такую картину: все билеты на спектакль проданы, а в зале лишь половина занятых мест. Начинаю разбираться. Оказывается, перед началом спектакля билеты были возвращены в кассу. И это повторялось из раза в раз. Нетрудно было догадаться, что работают перекупщики. Мы эту «лавочку» прикрыли. Ввели продажу билетов на официальном сайте, приобрели в кассы терминал для безналичного расчета и запретили скупать массово билеты в одни руки. Что же касается хозяйственных вопросов, то мы поставили для себя задачу — переоснастить театр. Отремонтировали крыши, зал, буфет, фойе, начали масштабный ремонт гримерок. Начали выпускать свой журнал для семейного чтения, уникальную сувенирную продукцию. Есть планы на строительство нового помещения — возведение пристройки, в которой разместятся производственные цеха для изготовления кукол.

— На какие средства вы планируете реализовать этот строительный проект?

Реконструкция здания заложена в рамках региональной составляющей федерального проекта «Культурная среда» в 2023 году. Общая сумма затрат 110,2 миллиона рублей, из которых 105,8 миллиона — это федеральный бюджет. Именно на эти деньги запланировано строительство пристройки. Перенос цехов (швейного, бутафорского, мастерской, столярки) в новое помещение позволит театру сделать больше залов для репетиций и открыть собственную детскую театральную студию. Помимо этого, в проекте здания предусмотрена небольшая гостиница — в ней смогут останавливаться приезжающие на гастроли артисты, порядка 10-12 человек, что позволит экономить средства, поскольку проживание труппы — одна из больших статей расходов во время гастролей.

— С вашим приходом в Новосибирском театре кукол впервые за много лет появился взрослый спектакль. Как удалось вывести театр из возрастной категории «только для детей»?

По моему глубокому убеждению, искусство театра кукол не должно быть направлено исключительно на детскую аудиторию. Театр кукол — это не детский театр. Это театр, где должны идти спектакли и для детей, и для взрослых. Когда я сюда пришел, театр работал только первую половину дня. Утром шел спектакль, приходили зрители, а дальше наступала тишина, и все расходились по домам. Как так? Такая замечательная площадка в центре города с уютным залом на двести мест, и простаивает. Но мне говорили: а кто сюда вечером пойдет? Я решил проверить. Для начала пустил друзей — театральную компанию «Гамма», «Первый театр», популярных новосибирских артистов с их проектами. Оказалось, идут к нам зрители — значит, можно создавать свой репертуар для взрослых. И мы пригласили признанного мастера, режиссера-«золотомасочника» Бориса Саламчева из Омска. Он поставил у нас «Женитьбу Фигаро». Затем Эльмира Куриленко поставила у нас «Похороните меня за плинтусом». Этот спектакль вызвал широкий резонанс и заставил многих зрителей изменить свое представление о театре кукол. В будущем у нас появится еще несколько взрослых спектаклей.

— Директор — должность административно-хозяйственная. Кто вас подвиг решать творческие вопросы, и откуда, собственно, берутся идеи?

— Все идеи, какие нам удалось за три года реализовать, я, что называется, подсмотрел у коллег. Познакомился с директорами театров кукол из других городов. Стал ездить в творческие командировки и на фестивали. Из Томска пришло понимание необходимости создания взрослого репертуара и бэби-театра. В результате у нас появилась Комната сказок, очень востребованная зрительски и выгодная театру экономически. Из Омска мы привезли идею проведения своего фестиваля, и в прошлом мае в Новосибирске впервые прошел международный фестиваль театров кукол «Перекресток». Фестиваль прошел удачно и успешно и получит свое продолжение в формате биеннале. Я благодарен своим новосибирским коллегам — преподавателю НГТИ Дарье Флеенко, художественному руководителю отделения театра кукол НГТИ Эльмире Ростиславовне Куриленко, ректору Новосибирского театрального института Яне Олеговне Глембоцкой — они дали много важных и ценных советов. Помимо прочего они посоветовали пригласить специалистов в области театра кукол и не сосредоточивать репертуар на постановках одного режиссера. Нам помогло экспертное мнение театроведа, сотрудника Кабинета театров для детей и театров кукол СТД РФ Алексея Гончаренко, историка театра кукол, профессора Варшавской театральной академии Марека Вашкеля.

— Каков был вердикт профессионалов?

Когда эксперты увидели спектакли нашего старого репертуара, они однозначно сказали, что у нас здесь средние века — шестнадцатое столетие примерно. Это была горькая, но правда. Давайте будем честными. Как выстраивался наш репертуар? Ставился спектакль, шел для зрителей и со временем уходил со сцены. Через несколько лет его доставали, ремонтировали, восстанавливали и те же артисты, что участвовали в предыдущей постановке, начинали его играть как новый. Все роли давно выучены, мизансцены выстроены. О каком творческом процессе здесь можно говорить? Сейчас мы сосредоточены на создании действительно нового оригинального репертуара. И горящие глаза артистов, их желание играть в новых постановках говорят о том, что мы на правильном пути.

— Вам не кажется, что путь развития театра должен определять не только директор, но и художественный руководитель? И это должен быть не просто человек, формально занимающий высокую должность, но высококлассный специалист?

Согласен. Мы пришли к тому, что нам нужен человек, который будет выстраивать художественную политику театра, заниматься новыми направлениями и проектами, формировать разносторонний репертуар. Поиски такого человека начались еще в прошлом сезоне. Мы со многими встречались и вели переговоры, но в маленький театр в Сибири не так просто «заманить» востребованного специалиста. Кто-то не знает наш театр, кто-то знает, да не с лучшей стороны, кто-то боится холодов. Сейчас мы договорились с молодым и талантливым европейским режиссером. Его зовут Ролан Боннин. Он родился в Швейцарии, живет во Франции, окончил Санкт-Петербургскую и Белорусскую академии театрального искусства, работал главным режиссером Кировского театра кукол, ставил спектакли на родине и в России. Ролан приедет к нам на один сезон в качестве штатного режиссера, и мы посмотрим, как будет складываться наше взаимодействие.

— Планируется ли приглашение на постановку других режиссеров?

— Конечно. Мы уже обращаемся к другим режиссерам. Сначала в силу финансовой ограниченности у нас появились ребята, которые выпускали на нашей сцене свои дипломные спектакли. Очень удачным оказалось сотрудничество с Верой Каратаевой, поставившей у нас «Карлика Носа», так что этой зимой Вера поставит в нашем театре новый спектакль — «Снежную королеву». Кстати, благодаря нацпроекту «Культурная среда» мы смогли приобрести для этой постановки два мощных проектора, которые пригодятся и для создания других сказок со световыми эффектами. Мы активно ведем переговоры с такими известными режиссерами, как Олег Жюгжда, Евгений Ибрагимов, Яна Тумина, Александр Янушкевич. Это очень востребованные режиссеры, у них серьезные гонорары и графики расписаны на сезоны вперед. Поэтому мы строим совместные план на 20-й, 21-й год и копим деньги на реализацию замысла. Ну и, конечно, к нам поступают предложения от тех режиссеров, которые уже в ближайшее время готовы с нами сотрудничать.

— А готов ли к таким переменам коллектив?

Я думаю, готов. Сейчас никто не принимает новые предложения в штыки. Фестиваль и премьеры прошлого сезона — «Шинель», «Похороните меня за плинтусом» — показали, что артисты готовы и хотят работать. Если раньше у нас была возрастная труппа, то сейчас у нас появилось много молодежи. В нашем театре очень сильный потенциал! И, я надеюсь, Ролан Боннин привьет любовь к новым формам. Мы бы хотели проводить на базе нашего театра лаборатории и мастер-классы. Нам нужен хороший взрослый и детский репертуар. Современные названия и классика. У нас очень маленькое госзадание — два спектакля в год. И с его выполнением обычно не возникает проблем. Но я чувствую, что мы готовы его перевыполнять и создавать больше спектаклей, готовы больше играть и выезжать на гастроли.

— На Фестивале театров кукол вы упоминали проект «Кибитка», специально рассчитанный на регулярную гастрольную деятельность.

— Да, мы хотели бы создать на нашей базе передвижной театр «Кибитка». Специальный автомобиль, оснащенный сценой, световым и звуковым оборудованием, позволит театру показывать спектакли в отдаленных районах города — жилмассивах «Новомарусино», «Стрижи» и других территориях, из которых родителям с детьми не всегда просто добраться до центра. Также можно будет выезжать в муниципальные районы Новосибирской области — Маслянинский, Мошковский и другие. Работать «Кибитка» будет весь теплый сезон, приезжая, например, в детские оздоровительные лагеря. Это позволит театру существенно расширить выездной репертуар. Посмотрим, найдем ли мы финансовую поддержку. Главное не стоять на месте.

Юлия ЩЕТКОВА,«Новая Сибирь»

Фото Виктора ДМИТРИЕВА

Please follow and like us:

1 комментарий

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.