Новосибирский камерный оркестр и московский актер Сергей Чонишвили сыграли сказочный концерт

КАМЕРНЫЙ оркестр Новосибирской филармонии поддержал собственную традицию: в Пушкинский день струнный коллектив под управлением Алима Шахмаметьева исполнил программу «Японские сказки для взрослых», официальным голосом которой вновь стал заслуженный артист России Сергей Чонишвили. Свой третий литературно-музыкальный проект соавторы посвятили искусству Страны восходящего солнца, философски обыграв заявленный в названии концерта жанр.

Сказочный проект родился в филармонии два сезона тому назад. В 2015 году Новосибирский камерный оркестр в тандеме с известным российским актером Сергеем Чонишвили представили программу «Сказки Пушкина», в рамках которой прозвучала не только всем известная «Сказка о царе Салтане», но и не вошедшие в канонический вариант фрагменты «Евгения Онегина», и стихотворения разных лет. В прошлом июне случилось единственное исполнение «Сказок Грузии», связавшее воедино грузинскую поэзию и композиторское искусство с русской культурой. Накануне своего 25-летия коллектив под управлением Алима Шахмаметьева погрузился в атмосферу «Японских сказок для взрослых», в очередной раз использовав название фольклорного жанра как точку отсчета, код доступа, повод к просветительской беседе со слушателем. «Жанр «сказка» для нас — нечто объединяющее, красивая формулировка, — рассказывает автор литературной композиции и «человеческий голос» проекта Сергей Чонишвили. — Поэтому если вы в дальнейшем увидите в наших проектах английские и китайские сказки, то знайте точно, что никаких сказок там не будет. Если бы мы пошли буквально по этому пути, тогда я бы представил вам жуткие городские японские предания об отрубленных лошадиных головах и странных мальчиках и девочках, которые на самом деле умерли, но почему-то появляются в районе ватерклозета или в бурю стучатся в окно. В принципе, это может быть интересно, но мы не идем в триллеровском направлении. Мы используем понятие «сказка» для того, чтобы выразить свою позицию к окружающей действительности. Мы не говорим, что это легкий и не требующий от зрителя никаких мозговых усилий жанр, но это наша возможность говорить о том, что мы хотим».

На подготовку каждой программы у творческого содружества уходит как минимум сезон. Сначала на свет появляется замысел, направление, затем в права вступает художественное слово. «Японская история родилась у нас одновременно с грузинской, однако для того чтобы сформировать огромное количество материала в единое целое, потребовалось очень много времени. Когда идея обрела свое материальное завершение, все тексты были переданы дирижеру. Мы лишь оговорили приблизительное музыкальное направление, которое должно быть», — утверждает Сергей Чонишвили. «Мы, музыканты, люди творческие, и много чего можем придумывать. Главное — ориентировать нас в правильном направлении, задать тему, — поддерживает коллегу художественный руководитель Камерного оркестра Новосибирской филармонии Алим Шахмаметьев.

— Прилагательные, определяющие географию наших сказок, — это тезисы, которые закладывают нам инъекцию. Далее мы проделываем уникальную работу, аналогов которой ни по качеству, ни по масштабу нет даже в обеих столицах. Такой проект сразу не сложишь. Здесь нет утвержденной композитором канвы и в то же время нет чистой импровизации. Мы используем уже готовые для исполнения струнным оркестром произведения и заказываем виртуозные аранжировки, которые, с одной стороны, показывают с лучшей стороны автора материала, с другой, позволяют нашим музыкантам блестяще выступить. Обычно, выступая с певцом или солистом-инструменталистом, оркестранты заранее представляют содержание его нотной партии. У нас происходит нечто другое. Это не стихи под музыку и не музыка со стихами. Здесь есть ритм поэзии и прозы. В какой-то момент эти ритмы соприкасаются с ритмом исполнения, которое развивается параллельно. У нас в концерте есть номера, которые звучат вместе с «живой» музыкой, есть номера, где музыка вторит под каждую точку, есть номера, где наоборот вербальный текст встраивается в наши музыкальные фразы».

Никаких шаблонов и растиражированных стандартов музыкально-артистическая команда не приемлет. «Принципиальный момент нашего проекта — это диалог, — поясняет Сергей Чонишвили. — Диалог слова и музыки. Это не поддерживание одного другим и не чередование, не закрепленная годами импровизация. Это живой процесс, за который мы все время бьемся. И поскольку у нас сформировался круг единомышленников, существовать и работать такой командой нам комфортно».

Литературной основой «Японских сказок для взрослых» послужила поэзия и проза Страны восходящего солнца. Круг интересов создателей программы весьма широк. От классиков японского стихосложения до современных культовых прозаиков и текстов российских авторов, профессионально работающих в жанре сжатой поэтической формулы. Музыкальная составляющая концерта сложилась из произведений Ясуси Акутагавы, Тору Такэмицу, Кэйко Мацуи, Дзё Хисаиси, Такаси Ёсимацу, Хироси Миягавы. Большую часть сочинений специально для Новосибирского камерного оркестра аранжировала петербургский композитор Екатерина Иванова-Блинова, на счету которой симфонии, концерты, сонаты, вокальные циклы, детские мюзиклы, оперетты, музыка к драматическим спектаклям и даже опера, исполняемая на корейском языке. «Надо отдать должное нашему композитору, — признается музыкальный руководитель «Японских сказок для взрослых» Алим Шахмаметьев. — Она взялась за тяжелейшую работу. Этот концерт сложнее двух предыдущих, потому что мы почти ничего не знаем об академической японской музыке. Многие наши коллеги-музыканты считают, что ее просто нет, а Екатерина Иванова-Блинова выполнила аранжировку и практически написала весь музыкальный материал. Нельзя сказать, что эта программа далась нашему оркестру без усилий. Мы к ней готовились, учили, и могу смело утверждать, что повторить эту компиляцию с другими музыкальными коллективами вряд ли возможно».

Останавливаться на японской теме создатели литературно-музыкального проекта не планируют. «Сергей Чонишвили не просто так третий раз участвует в наших программах, — констатирует Алим Шахмаметьев. — Я считаю его одним из самых мыслящих и талантливых актеров нашего времени. Мы рады, что нам доводится жить с ним на одной планете в одно время. Мы много кого видим, мы многим рады. Но нам особенно лестно выходить на одну сцену с безумно начитанным человеком, человеком широкого кругозора, воплощающим такой микст, связанный с жизнью, с мужской линией, с семейной позицией, с отношением к классике. И очень надеюсь, что наша скромная новосибирская жизнь позволит нам это сотрудничество продолжить».

Исполнитель «сказочных» композиций музыкальному руководителю не противоречит: «Я очень люблю новосибирского зрителя, как вы понимаете. Я здесь не первый раз. Очень люблю людей, проживающих в Новосибирске, потому что они, в отличие от некоторых духовно зажравшихся людей, пытаются получить для себя новые впечатления. Не будем открывать все карты. У нас есть несколько идей, но мы не знаем, какая из них воплотится. Мы надеемся, что наш проект будет еще жить, потому что это интересно и реально отвечает нашим совместным потребностям давать публике возможность легкого просвещения. К тому же наш проект востребован, что приятно осознавать. Есть люди, которые хотят что-то узнать, помимо информативного потока, который им обыкновенно предлагается. В нашем стремительно деградирующем по сознанию мире есть вещи, которые хочется охранять. Есть мысли, которые мы хотим донести до слушателя. Есть вещи, которые не лежат на поверхности, и потому о них хочется говорить».

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

Фото Алексея КУДИНОВА

comments powered by HyperComments