Звездный атлас новосибирской филармонии

0
198

Новосибирская филармония открыла свой 85-й сезон контрастными юбилейными программами двух легендарных ансамблей — Insula Magica и Академического симфонического оркестра

Концертный репертуар филармонии можно сравнить со звездной картой неба, где каждый коллектив подобен созвездию в собственной системе музыкальных координат.
Как известно, самые яркие звезды образуют характерные фигуры — в музыкальном эфире это различные ансамбли со своим спектром свечения. В новосибирской филармонической эклиптике девятнадцать уникальных созвездий-коллективов, каждый из которых создает собственную звуковую галактику, заслуживает аплодисментов и наилучших условий для творчества, оставаясь путеводными звездами как для музыкальных паломников со слушательским стажем, так и для юных путников, которым только предстоит знакомство с музыкальным космосом — таким разным, непостижимым и непередаваемо захватывающим.
Северное и южное полушария филармонии — Камерный зал и Концертный зал имени Арнольда Каца — в проекции юбилейных программ открыли сразу несколько сфер — ранней аутентичной и классической симфонической музыки.

Первая звезда — Insula Magica — зажглась на сцене Камерного зала обновленной музыкально-исторической программой «Эхо Полтавы» (впервые исполненной еще в 1999 году) в честь двойного юбилея — 40 лет со дня образования и 30 лет со дня профессиональной работы в Новосибирской филармонии ансамбля ранней музыки под управлением заслуженного артиста России Аркадия Бурханова. В преддверии музыкальной составляющей прозвучало пожелание художественного руководителя филармонии, Владимира Михайловича Калужского:
— Ни у одной филармонии Российской Федерации нет подобного коллектива. Новосибирская филармония гордится и любит этот коллектив на протяжении более чем тридцати лет. Мы от всей души желаем музыкантам благополучия, здоровья и творческих успехов.
Название юбилейной программы, приуроченной к 300-летию окончания Северной войны, отображает суть: петровская эпоха оставила ценное музыкальное наследие своим потомкам, проникновение светских европейских веяний в русскую культуру оказали влияние на произведения последующих десятилетий. Музыка того времени и постпериода от мирного договора, как еще один культурно-исторический итог вершения судеб людей и держав — Российского царства и Швеции (навсегда утратившей этот статус), стала основой ретроспективного музыкального проекта с элементами театрализации. Центральное произведение концерта — тетрадь гобоиста шведской армии Густава Блидстрёма — «Тобольский манускрипт» от 1715 года, который сохранился в подлиннике.

Как отмечает кандидат искусствоведения, солистка Insula Magica Анна Недоспасова, сборник включает в себя марши, танцевальные мелодии, менуэты, шведские танцы, полонез, саррас, а также гавоты, жиги и куранты. Манускрипт содержит самое большое рукописное собрание польских танцев того времени, что говорит об их популярности в России Петровской эпохи. Музыку, которая вероятно могла звучать на балах, ассамблеях, на парадах, полях сражений и в дни побед исполнялась этим вечером при участии студии исторического и ирландского танца «Медиваль» (особенно хочется отметить яркую, красочную фолию из манускрипта). Прозвучали песни и канты неизвестных авторов XVIII века — «Орле Российский», «Буря море раздымает», «Изми мя боже, вопией Россия», «Весна катит, зиму валит», элегическая «Ах, свет мой горький» и другие, шведская кантата Singer fröhlich Gott Готтфрида Линдеманна, виватные канты на заключение Ништадтского мира, а также оригинальное раннее сочинение, по мнению некоторых музыковедов считающееся одним из первых образцов инструментальной программной музыки — три пьесы из Каприччио «На отъезд возлюбленного брата» И.С. Баха.

Слушая пение артистов ансамбля, их игру на аутентичных инструментах в совместном музицировании с коллегами из других коллективов филармонии, невольно задаешься вопросом камерности жанра, его обособленности, его эксклюзивности и даже экзотичности, так как наш слух, вынужденный уживаться с шумом городской жизни, порой превышающей допустимые границы звуковысотности, уже отвык от тихой, почти медитативной музыки, первозданного и чистого звучания лютни, лиры, клавесина или же готической арфы — инструментов, требующих тонкого восприятия музыкальной материи, внутренней открытости и спокойствия, ведь звучание большей части старинных инструментов «расщепляется» в пространстве — уже на расстоянии трех-четырех метров их становится не слышно.

Инструменты-первоисточники, созданные по принципу оригиналов, всегда несут характерную энергетику в зал, «отогревая» души слушателей — наверное, в этом, так же, как и в мастерстве исполнителей, в их «почерке» и неповторимом стиле, заключена магия ранней музыки. Тесное переплетение традиций из культурных пластов разных стран, возникающие метафоры и аллюзии на древнерусские сказы, монастырские песнопения в контрасте с западноевропейской остинатностью и чеканностью дарит ощущение событийности, приближенности к эпохе, как короткометражное путешествие во времени.

Insula Magica — коллектив, с творчеством которого необходимо знакомиться ради принятия самого себя и познания народности, ради истоков культуры и сохранения ее традиций. Музыканты ансамбля готовы создавать и дарить яркие и необычные программы, как это было на протяжении последних сорока лет, реконструируя и оживляя нашу историю, тем самым меняя нас и наше будущее в лучшую сторону, и это на самом деле прекрасно.

* * *
Вторая звезда-сверхгигант, озарившая своим сиянием сцену Концертного зала имени Арнольда Каца — Новосибирский академический симфонический оркестр, который отпраздновал масштабной монографической программой под названием «65 триумфа» свой юбилей. После вручения благодарственных писем и поздравлений от официальных лиц, отметивших большой вклад в культуру города, который внес оркестр и его создатель — Арнольд Михайлович Кац, на торжественной церемонии к музыкантам и слушателям обратился художественный руководитель и главный дирижер оркестра — Томас Зандерлинг:
— Это один из самых лучших оркестров России, с большими традициями, его заслуги известны и перечислять их не надо. Счастье музицировать и выступать с этим оркестром и в Новосибирске, и за границей.

Музыкальная летопись оркестра ведет начало от 1955 года, когда в связи с распоряжением Совета Министров, Министерство культуры издало приказ: «Организовать симфонический оркестр при Новосибирской филармонии с 1 января 1956 года и возложить на него обслуживание трудящихся Сибири и Дальнего Востока». Возглавил оркестр выпускник факультета симфонического дирижирования Ленинградской консерватории Арнольд Кац. Невозможно узнать наверняка, какое количество концертов и гастрольных туров было сыграно коллективом, сколько талантливых музыкантов принимали участие в жизни оркестра, какое невообразимое количество часов было затрачено на репетиции da capo al fine, чтобы сегодня мы могли видеть и слышать оркестр в том творческой составе и с тем качеством звучания, которым восхищаются российские и зарубежные слушатели и коллеги.

Программу юбилейного концерта составили сочинения, исполненные на первом историческом выступление коллектива в поселке Чеснаковка в 1956-м году: Концерт №1 для фортепиано с оркестром и Симфония №5 Петра Ильича Чайковского (дирижер Кирилл Кондрашин, солист Эмиль Гилельс). Ныне солирующая партия была доверена молодому французскому пианисту, лауреату XV Международного конкурса имени Чайковского Люка Дебаргу. Жизненный путь, полный творческих перипетий, нестандартного восхождения к своей исполнительской звезде: с одиннадцати до пятнадцати лет Люка обучался фортепиано при Муниципальной консерватории, потом, приостановив обучение музыке, но при этом не бросая инструментальные занятия, поступил на литературный факультет, окончив его со степенью бакалавра. В двадцать четыре года пианист становится главным открытием жюри и «потрясением публики» конкурса Чайковского, до участия в котором Люка ни разу не играл с оркестром. И теперь пианисту выпала честь выступить на новосибирской сцене с именитым оркестром Сибири. Нужно понимать, что выступление на юбилее коллектива такого уровня — прежде всего, огромная ответственность и творческое испытание, которое невозможно пройти без волнения, ведь венценосные лавры и слава никогда не падают с неба, а музыкальное искусство – это постоянный труд. Но кажется, Люка Дебарг обладает природной сверхчувствительностью ко всему прекрасному, его эмпатийная пластичность, исполнительская естественность (не без импровизации даже в классике), притягательность и просто человеческое обаяние действительно импонируют и открывают слушателям тот исполнительский мир, ради которого можно простить небольшие технические огрехи, мир, в котором зарождается настоящее искусство.

Тандем с Новосибирским симфоническим оркестром подарил слушателям скорее импрессионистическую, нежели романтическую палитру красок и эмоций, не имея в виду отсутствие детальных прорисовок, как раз наоборот. Это выражается скорее в растворении четкой формы и воссоздании ее заново посредством собственного впечатления и чувствования русской музыки, в струящейся подвижности лирической трактовки, без нажима и эксцентрики, когда амплитуда соотношения клавиш и пальцев на фортепиано находит «золотое сечение». Оркестр предоставил чистую и сбалансированную поддержку, тем самым усилив выразительность соло. Жаль, что в противопоставление возникает пресловутое «но», когда некоторая часть публики приходит на концерты далеко не ради искусства, и мелодии невыключенных телефонов (да еще и во время каденции, где пианист остается с инструментом тет-а-тет) уже входят в ранг печального наследия века технологий. После того как публика выразила свою сердечную признательность продолжительными аплодисментами, на бис Люка Дебарг исполнил «Сентиментальный вальс» Чайковского — причем совершенно замечательно, заверив, что интровертная уединенность sotto voce, без скандирующих интонаций, способна рассказать о многом.

В Пятой симфонии (с ее знаменитым Andante cantabile, где нить хорала струнных переходит к проникновенному соло валторны) оркестр под управлением маэстро Томаса Зандерлинга звучал поистине роскошно, резонируя мощным и единым потоком. Именно такие концерты дают ощущение избавления от душевных тревог, подобно эпикурейской атараксии, и дарят чувство одухотворенности, с которым выходишь из зала уже немного другим человеком. На бис музыканты исполнили один из любимейших публикой фрагментов балета «Щелкунчик» pas de deux из второго акта, и сколь многогранен гений Чайковского, сколь неисчерпаема красота музыки, столь бесконечно обретение радости и гармонии.

В скором времени юбилейное гало высветит еще одно вокальное созвездие филармонической звездной карты — в ноябре свое сорокалетие отпразднует Новосибирская хоровая капелла.

Маргарита МЕНДЕЛЬ, специально для «Новой Сибири»
Фото Михаила АФАНАСЬЕВА

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.