Болото Кучино и его обитатели

0
798

Жители окраины Ленинского района разделились в понимании будущего территории и видении перспектив освоения болота.

Действительно ли в черте Новосибирска неожиданно обнаружен уголок чистой, прекрасной, девственной природы? И правда ли, что законная хозяйственная деятельность на нем может привести к экологической катастрофе? «Новая Сибирь» разбиралась, насколько обоснованна такая позиция, на самом ли деле рядом с промзоной могут процветать краснокнижные флора и фауна и все ли жители этих мест согласны со сложившимся статус-кво.

Вид нынешний: иногда и не понять, где здесь начинается свалка, а где — природный ландшафт. Фото автора

Между Балластным и Левобережным

Отчетно-выборная конференция территориального общественного самоуправления «Балластный карьер» началась с балагана и им же закончилась.

Еще не все делегаты даже успели занять места, когда к ним обратился местный гражданский активист и журналист Сергей Кузьмин: «Кто не хочет котлован — прошу остаться на местах, а кто хочет — прошу выйти сюда, я сниму вас на видео…» Конец его фразы уже потонул в криках: «Иди отсюда, деятель!» — «Собрание проведем — тогда что хочешь делай». — «Имейте совесть, у нас отчетная конференция!» Никто, разумеется, не вышел — всем понятен провокативный характер приглашения.

ТОС «Балластный карьер», один из старейших в городе, объединяет 5970 жителей из 1254 домов частного сектора и пяти многоэтажек, расположенных по обе стороны Кучинского болота. Болото занимает около сорока гектаров на северо-западной окраине Ленинского района. В нем месторождение песка, на котором сегодня идут масштабные подготовительные работы, а весной начнется разработка.

Но в октябре 2019-го жители «южного берега» на несколько дней заблокировали работу недропользователя — компании «Старица». В день конференции они предполагали вовлечь в протест остальных.

Северная часть ТОС больше, но южная, представленная населением микрорайона «Совхоз Левобережный», сплотилась на фоне борьбы за болото. Ее активисты давно анонсировали, что на конференции будет скандал. Председатель совета ТОС Наталья Ежакова, когда «Новая Сибирь» сообщила ей о том, что пришлет корреспондента, охала и переживала.

В итоге скандала не получилось: «левобережного» выдвиженца (Анастасию Сергееву, главного активиста инициативной группы против освоения болота) приняли в совет ТОС, а когда повестка дошла до обсуждения ситуации с месторождением, «балластные» демонстративно ушли. В отсутствие кворума «левобережные» подняли вопрос о полномочиях делегатов. Депутат заксобрания Дмитрий Козловский прервал: «Вы скажите, вы чего хотите? ТОС захватить или вопрос решить? Если второе, то я не вижу у вас желания конструктивно работать».

«Конструктивно работать» люди намерены, проводя на территории альтернативные, отдельные от ТОС собрания. Похоже, в выборный 2020-й микрорайону «Совхоз Левобережный» будет чем заняться.

Вид будущий: на месте болота появится озеро и сквер

За что бороться?

Владелец лицензии на разработку месторождения, компания «Старица», уже ведет работы. Земснаряд намывает в восточной части болота техническую площадку, подрядчик прокладывает кабель. Этому-то и мешали жители «Левобережного», когда встали живым щитом и устроили в прессе и соцсетях истерику.

Между двумя берегами ТОСа не только болото, но и пропасть в понимании перспектив его освоения. Чтобы понять разницу, нужно просто здесь побывать. Сегодня Кучино — это огромная неудобица, по ее берегам — перманентная несанкционированная свалка (люди утверждают, что сюда еще и нечистоты сливаются). Территорию с одной стороны подпирает чистенький березовый лесок, с другой — ленинская промзона. В промежутке разношерстный частный сектор, в котором коттеджи, возводимые по принципу «переедем — потом достроим из того, что бог пошлет», соседствуют с руинами брошенных хибар.

С одного берега на другой болото пересекает грунтовая дорога. Формально она тоже является частью месторождения, но, как рассказал недавно журналистам генеральный директор «Старицы» Константин Хоруженко, недропользователь по просьбе жителей решил ее сохранить и содержать. Ради этого даже пришлось переделывать проект освоения месторождения.

«Старица» в контакте с местными давно. Дорога — только часть обязательств, которые компания на себя взяла. О других Хоруженко прессе деликатно не сообщает. Зато показывает визуализацию: во что болото превратится после окончания работ. Чистое озеро вместо болота, благоустроенный сквер вокруг. Понятно, почему в протесте были заинтересованы не все.

Взаимодействие с недропользователем для большинства жителей территории — шанс из окраины города, неудобной для жизни, превратиться в курортный микрорайон у озера. Но есть несколько домов (и все они в «Левобережном»), которые расположены в непосредственной близости от месторождения.

«Болотные» активисты утверждают, что деятельность недропользователя погубит их дома. «Мы не допустим, мы тут ляжем, — бросает Анастасия Сергеева в лицо Константину Хоруженко. — Ни мэрия, ни вы не предоставляете никаких гарантий того, как будут жить наши дома. Почему при выдаче лицензии не проводилась экспертиза дальнейшей техногенной катастрофы, к которой могут привести данные работы?»

В соцсетях даже нейтральную позицию по поводу болота инициаторы протеста расценивают как предательство. Достается всем. Недавно обрушились на депутата Дмитрия Козловского. Прервав конференцию ТОС, он осторожно оправдывался перед участниками сопротивления: «После обращения ко мне по вопросу карьера я проверил законность выделения участка на самом высоком уровне. Был у замгубернатора. Вызвали всех, проверили документы: оснований выгнать их — нет. Отменить лицензию на недра можно только через суд. Кто из жителей подал в суд?»

Подала только Анастасия Сергеева.

Вид будущий: на месте болота появится озеро и сквер

Правовое поле и протестная поляна

Месторождение «Кучино» предназначалось для снабжения песком предприятий стройиндустрии. Его исследовали еще в 90-х, поставили на баланс запасы. Первым держателем лицензии на разработку была мэрия Новосибирска, но своим правом не воспользовалась.

В 2014-м на участок недр провели повторный аукцион. Выиграло ООО «Старица», специализирующееся на гидротехнической разработке таких месторождений.

«Мы тогда столкнулись с тем, что количество домов в частном секторе с 1999 года выросло, — говорит Константин Хоруженко. — Они возникли, возможно, по упущению мэрии Новосибирска или в результате самовольной постройки, не могу сказать. Но исходя из этого мы уменьшили площадь разработки».

На словах директора это выглядит просто, а на самом деле история была полна драматизма. Согласование «Старица» получила по решению суда, которое удержалось во всех инстанциях. В решении написано: прежде чем что-то здесь планировать, город должен был получить заключение федерального органа, отвечающего за недра, об отсутствии полезных ископаемых под участком. На территории зарегистрированного месторождения такое невозможно.

Но в 18-м началась новая тяжба — теперь о выделении технического участка. В первой инстанции компания выиграла, во второй, где появилось также заявление Анастасии Сергеевой, решение устояло, но в кассации судьи посчитали, что по существу требования жительницы не были рассмотрены. Ее дом стоит недалеко от болота на участке в 6 соток. 27 ноября суд снова его рассмотрит.

Тяжба касается 11,8 га, окаймляющих месторождение, а не его самого. Чтобы не терять время, «Старица» согласовала прокладку электрокабеля и начала работы. «Левобережные», не особо вникая, преградили путь технике. Теперь убытки считает не только «Старица», но и компания, прокладывающая кабель. Директор подрядчика Вадим Котовщиков показывает журналистам проект, на котором более десятка согласовательных подписей, и констатирует: «Мы срываем договорные обязательства и перед «Старицей», и перед электросетями. И компенсировать нам это никто не собирается. Балаган сделать, получается, люди могут, а ответственности на себя никто не берет».

«Следующий шаг — заявление о взыскании убытков, — комментирует адвокат Ирина Гребнева, представляющая «Старицу». — Прежде чем начать работы, мы собрали большой пакет разрешительных документов, этот этап пройден, мы находимся в рамках правового поля. А противодействие — за его рамками».

Блокаут продолжался четыре дня. Простой техники и срыв плана работ стоили не менее миллиона рублей, посчитали в «Старице». Но всего в месторождение вложены уже десятки миллионов.

Компания подала заявления в правоохранительные органы. Есть даже обращение в ФСБ: в пыле протеста кто-то в соцсетях призвал готовить противотанковые гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Если пошутил, то неудачно.

Где тут выпь?

Ирина Гребнева уверена, что с точки зрения закона у людей не было оснований препятствовать работе недропользователя. «У него обязанностей здесь столько, что жителям даже не снилось, — говорит она. — Это и наполнение казны, и жесткие обязанности по восстановлению природных ресурсов. Это чрезвычайно зарегулированная отрасль. Не надо пытаться вмешаться в это, основываясь на неглубоком знании законодательства. И не надо думать, что если жители не скажут — никто не побеспокоится».

Природные ресурсы Кучино — отдельная тема, эксплуатируемая в протестах активистов. Послушать их, болото рядом с ленинской промплощадкой — ареал обитания краснокнижных птиц и растений.

С птицами все не подтверждается: Институту систематики и экологии животных СО РАН даже пришлось провести заседание постоянно действующей комиссии, которая делает экологические экспертизы, чтобы уточнить: сведения жителей о том, что на болоте может жить такая птица, как малая выпь, ученые не подтверждают. Да и вообще считают вероятность ее гнездования в Кучино чрезвычайно низкой.

Примерно о том же недавно высказался и замгубернатора Александр Дубовицкий в официальном ответе порталу sibnet.ru: он считает, что краснокнижные животные вообще не могут жить в таких условиях.

К слову, в любом справочнике написано, что малая выпь — птица совсем не крупная, ростом порядка 35 см. К тому же образ жизни ведет скрытный, летает очень низко, чаще всего по ночам. Как такую разглядеть среди кучинских свалок — непонятно. А ведь активисты утверждают, что видели здесь даже лося.

К более определенным результатам пришли биологи. Они даже упомянули о них в статье для журнала Acta Biologica Sibirica, издаваемом Алтайским госуниверситетом. В ней говорится, что на сыром луге у болота нашли Inula helenium L., известный как девясил высокий, внесенный в Красную книгу Новосибирской области. Там же рядом нашли и три штуки Centaurium pulchellum (SV.) Druce — еще одного хоть и не краснокнижного, но редкого для наших краев растения. На основании этой находки биологи обратились в Министерство природных ресурсов с предложением создать на небольшом участке, где они произрастают, охраняемую природную территорию.

«Краснокнижные виды подразумевают полнейшую охрану, и там нельзя просто так проводить работы, — прокомментировал «Новой Сибири» Дмитрий Шауло, ведущий научный сотрудник и заведующий лабораторией ботанического сада СО РАН. — Соседство с карьером возможно, но там надо, конечно, учитывать многие факторы. В том числе и то, что наличие редких видов не должно мешать хозяйственному развитию области».

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Ранее в «Новой Сибири»:

«Болотный» протест в Новосибирске

 

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.