Бутлегеры льют мимо кассы

0
90

Власть усердно борется с нелегальным оборотом подакцизных товаров, но нарушители от этого практически не страдают

ОДНО из самых масштабных дел о контрафактном обороте алкоголя в середине июля должно было окончиться конфискацией незаконного оборудования и серьезным ущербом нарушителям. Однако бутлегеры продолжают работать до сих пор — не только не платя акцизов в бюджет, но и подвергая потребителей риску.

По следам контрафакта

Прошлым летом управление Росалкогольрегулирования по СФО накрыло склад сомнительного пойла и нашло цех, где его разливали. Контрольный орган все сделал правильно: провел три иска через суд (на это понадобилось более года), добился решения о конфискации оборудования и изъятия арестованной продукции. Но продукция, которую арестовывали на время разбирательств, ушла в розницу, а цех продолжает работать.

Летом прошлого года контрольный орган проверил ООО «Адамант» и нашел в арендуемом им цехе производственное оборудование для розлива, сахар, красители, пищевые добавки, ароматизаторы, улучшители вкуса, но главное — почти 10,5 тысячи литров бутилированных пивных напитков, а также емкости со спиртом. «Мы знали, что это производство есть, но, по информации ЕГАИС, не произвело ни одной бутылки, — рассказывает начальник отдела МРУ Росалкогольрегулирования Алексей Ворсин. — При посещении обнаружили включенные линии розлива, спиртосодержащую продукцию, из которой производился пивной напиток. Продукция была маркирована Москвой».

Специалистам уже тогда было понятно, что производство нелегально, но порядок есть порядок: из емкостей и бутылок взяли пробы, отправили на экспертизу в Южный федеральный округ (чтобы обеспечить объективность). Только в октябре получилось составить протокол об административном правонарушении (сразу после получения результатов экспертизы о том, что пива в этих пивных напитках не содержится). До декабря суд рассматривал дела и установил: под видом пивного напитка фирма «Адамант» выпускала раствор красителей, ароматизаторов и спирта в воде, в качестве производителя на этикетке указывала левую московскую фирму, реализовывала продукцию за рамками налогового учета ну и, наконец, подвергала опасности потребителя напитка. За все по совокупности «Адамант» оштрафовали на 300 тысяч рублей. Производство тем временем продолжало работать.

Чтобы изъять оборудование, Росалкогольрегулированию пришлось инициировать еще один иск. Его рассмотрение закончилось в апреле, и лишь в июле, после апелляционной инстанции, вступило в законную силу решение об изъятии оборудования и ликвидации арестованной прошлым летом партии опасного пойла.

Именно того пойла, правда, изъять и уничтожить уже не удалось: его за этот год уже продали. Ну и оборудование весь год успешно продолжало выдавать на прилавки не пойми что. И продолжает до сих пор: как нам подтвердили в Росалкогольрегулировании, изъять оборудование не удалось до сих пор. На этой неделе людей, наделенных для этого полномочиями, просто не пустили на территорию промплощадки, где расположен цех бутлегеров.

В общем, столько ресурсов уважаемый государственный орган в эту историю влупил, а толку мало.

Уход от акцизов поставлен на поток

На след этого нелегального производства летом 2017-го орган контроля вышел, разбираясь с другой историей. Проверяли склад одного участника теневого рынка (некоего ООО «Астория»), побывали у него на складе, а там — 210 тысяч полторашек такого же сомнительного пойла, 350 тысяч еще не закрученных на бутылки пробок и огромное количество пустых канистр от спирта.

По этим бутлегерам тоже был суд, который пришел к решению: оштрафовать на 200 тысяч рублей, продукцию изъять. К моменту окончания процесса тоже выяснилось, что все арестованные 210 тысяч бутылок проданы. И наказать за это некого: сразу после ареста партии директор «Астории» Дмитрий Пачес заболел и назначил вместо себя и. о., которым «было дано распоряжение произвести отгрузку арестованной алкогольной продукции (пивных напитков), чтобы не нарушить договорных обязательств по поставке алкогольной продукции (пивных напитков)».

Сколько рублей недополученных акцизов в этой истории? С 315 тысяч литров, обнаруженных на складе «Астории» (210 тысяч бутылок по полтора литра), бюджет недополучил 6,6 млн рублей (по 21 рублю с литра). Сумма, достойная интереса правоохранительных органов. Но о расследовании ничего не известно. («Новая Сибирь» после выхода этого материала намерена направить в ГУ МВД и СУ СК РФ соответствующие запросы.)

Другому теневому производителю с правоохранителями повезло меньше: им занялся следственный комитет, дело довели до Бердского городского суда, где весной этого года был вынесен приговор: три года условно с отсрочкой на два года плюс 100 тысяч рублей штрафа.

Дело Ирины Власенко, бывшего депутата Бердска и криминального бутлегера, даже не слишком заинтересовало журналистов. А между тем она на базе легального производства намутила многие тысячи литров нелегального пойла, замаскированного под винные и пивные напитки.

В ее приговоре длинным списком перечисляется изъятая с ее складов продукция. Если посчитать — 375,8 тыс. литров пивных напитков. Судья выводит общую стоимость этого добра из расчета 23 рубля за пол-литровую и 46 рублей за полторашку — получается 12,5 млн рублей. Но эта цифра ни о чем не говорит. А если умножить каждый литр на 21 рубль неуплаченного акциза, то получится, что прямой ущерб бюджету от нелегального производства составляет 7,89 млн рублей. А ведь там еще и вино фигурирует.

Не захлебнуться бы в потоке

Акцизы с алкоголя и пива всегда были важной подпиткой бюджета, но сегодня они приобретают новый смысл. Недавно федеральное правительство решило вернуть бизнесу льготы по налогу на движимое имущество, а недостаток средств в региональных бюджетах, который после этого возникнет, предложило компенсировать в числе прочего и акцизами.

Идея хорошая — за теневым рынком крепкого алкоголя власти контроль усилили, он стал белее и даже растет (специалисты считают, что это происходит на фоне падения реального потребления, то есть легализация оборота даже перекрывает курс населения на здоровый образ жизни). А вот по пиву акцизы продолжают падать — вместе с объемами производства крупных пивных заводов. В прошлом году областной бюджет недосчитался более 200 млн рублей, в этом тенденция вряд ли изменится.

Если кто-то думает, что пивные напитки, под которые маскирует свой суррогат «Адамант», не подрывают рынок легальным производителям пива, — то зря: большинство людей не будет долго думать, что купить: три стеклянные бутылки с известным логотипом на этикетке или полторашку пойла со вкусом чего-то вкусного, на котором написано, что это пивной напиток. Выбор будет совсем не сложен, особенно с учетом разницы в цене. А уж ее-то бутлегеры обеспечат: они же с бюджетом не делятся.

Именно такую картину выявляют и волонтеры, вышедшие на тропу борьбы с контрафактом. НРОО «Общественный контроль» начала проводить свои рейды осенью прошлого года, прошла уже более 200 магазинов с разливным пивом и уже буквально захлебывается в информации о производителях и марках. В нижнем ценовом сегменте пивного рынка фигурируют десятки производителей, и совершенно очевидно, что существенная их часть — такие же фантомы, как та московская фирма, этикетку которой клеит на свои бутылки «Адамант». «Когда наши волонтеры видят пиво по 47 рублей за литр, они уже знают, что это продукция какого-нибудь малоизвестного производителя, — комментирует итоги рейдов президент «Общественного контроля» Иван Конобеев. — Мы составляем что-то вроде реестра производителей, поставляющих напиток по странным ценам, — в нем нет крупных пивоварен, хотя, по логике, на большом производстве себестоимость пива ниже, чем на малом».

Эксперты рынка уверены, что далеко не во всех продающихся сортах пива, привлекших внимание общественников, содержится пиво. Тот факт, что теневики, разбавляющие спиртом пищевые добавки, рискуют здоровьем людей — это один аспект. Украденные ими бюджетные миллионы — еще один. Увы, пока незаметно, чтобы власти бросили на поиски этих денег действительно все силы.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments