Бюрократия — это класс!

Первое собрание Первой городской ассамблеи, о необходимости которой все время говорили новосибирские общественники, состоялось 19 июня

ПЕРВОЙ темой Первой городской ассамблеи стали проблемы оптимизации работы мэрии Новосибирска и ее районных администраций. Ведущий собрания, известный новосибирский журналист и социолог Константин Антонов сразу пресек курсирующие накануне слухи, что общественники решили создать альтернативную Общественную палату, из которой их недавно вежливо выдворили. «Нет, — сказал он, — ничего мы здесь не создаем. Городская ассамблея — это всего лишь формат, призванный собрать активных людей и экспертов, которым не безразлична судьба города, которые могут что-то сказать и что-то сделать».

Главной целью организаторы ассамблеи назвали взаимодействие гражданского общества с органами власти, выработку конкретных предложений по реформе управления городом.

Необоснованность слухов подтверждает и то, что на собрании присутствовал вице-мэр Артем Скатов. Открывая собрание, он передал приветствие от мэра и выразил осторожную надежду: «Я надеюсь, что цель у нас одна — чтобы город динамично развивался… Мне бы хотелось, чтобы вы понимали: для команды Анатолия Локтя нынешняя структура — это историческое наследие. С другой стороны, есть ограничения, которые накладывают сложившиеся экономические отношения. Если вы будете обсуждать структуру мэрии, хотелось бы, чтобы вы это рассматривали в рамках всей структуры городского хозяйства, включая отношении с областной и федеральной ветвями власти. Все это взаимосвязанные вещи. Кроме того, структура управления должна строиться, исходя из стратегии развития города. Если вы будете работать в таком контексте, то мне остается только пожелать вам удачной работы».

Надо отдать должное общественникам, собрание прошло весьма емко, без лишних словопрений. «Реперные точки», от которых нужно начинать двигаться, были обозначены в первом же докладе Олега Пучкова, члена правления Новосибирского отделения Союза юристов. Им был сделан сравнительный анализ Конституции РФ, 131-ФЗ об общих принципах организации местного самоуправления в РФ, Устава, законов и постановлений мэрии Новосибирска с реалиями жизни:

«Мы взяли нормативные формулировки, которые содержатся в нормативных документах и связаны с регламентацией деятельности департаментов мэрии, и просто наложили их на Устав города и 131-ФЗ. Сразу стало видно, что определенные вопросы, связанные с деятельностью новосибирских муниципальных органов управления, отсутствуют и в Уставе, и в 131-ФЗ. Например, в этих документах нет таких понятий, как «наука», «промышленность», «инновации», «социальная защита».

Сказанное Олегом Пучковым затем было расширено и объяснено в докладе д. и. н. Виктора Козодоя: «В прошлом году в «Новосибирском открытом университете» в рамках конференции, приуроченной к «медиане мэра», уже была дискуссия о необходимости реформы административной структуры мэрии.

Уже тогда ставилась под сомнение необходимость существования ряда ее структур, в частности, департамента промышленности. Юристы сейчас это только подтвердили. Нет в законе таких терминов. Тогда нам возражали, мол, промышленность же в городе есть, почему бы не быть департаменту. Я считаю это отмазкой. У нас в городе много военных, но это не значит, что в мэрии надо создавать департамент обороны. По связам с СО РАН в свое время был один человек, сейчас уже целое управление. Ну нет у нас муниципальной промышленности и нет муниципальной науки».

«Есть еще департамент социальной политики, — продолжил доктор. — Одна беда — полномочий нет, все полномочия переданы в область.

Областная власть, понятно, часть своих полномочий делегирует городу, но вопрос в том, насколько это востребовано на данный момент? Чем же занимается департамент социальной политики мэрии? В основном не социальными и экономическими вопросами, а вопросами политическими. Скажем, помощью на выборах. Настолько ли мы сейчас богаты, чтобы это оплачивать?»

То, что структура мэрии не во всем соответствует нормативной базе, — один момент. Второе — это неясность полномочий городских районных администраций. Как отметил Олег Пучков, юристы не нашли полной нормативной базы, которая могла бы регламентировать их деятельность. При этом тема эта федеральная, так как есть запрос на оптимизацию органов управления и нужны эффективные, публичные пути борьбы с коррупцией.

Виктор Козодой вспомнил по этому поводу, что в свое время три районных администрации были объединены в Центральный округ. Он считает это положительным опытом, «и почему бы его не продолжить. Тогда под сокращения попало около 500 чиновников, не так и мало. Плюс еще одно здание продали, получили доход, убрали расходы на его содержание».

Самая же больная проблема, по Козодою, это МУПы. Поэтому с райадминистрациями и МУПами общественники решили разбираться подробно и отдельно на следующих собраниях ассамблеи.

Следующее направление — ревизия муниципальных услуг. По словам Виктора Козодоя, многофункциональные центры (МФЦ) работают уже давно, но далеко не все полномочия, которые мэрия могла бы им передать, она передала. А по районным администрациям разброс очень большой. Где-то передано 100 процентов, где-то процентов 20-30. Бывает и так: передано 100 процентов полномочий, но при этом в администрации сохранилась дублирующая структура.

Ну и наконец, определенные полномочия государственных и муниципальных органов управления можно по конкурсу передавать на аутсорсинг коммерческим организациям. Как правило, это получается дешевле и эффективнее. Как подчеркнул Олег Пучков, федеральное законодательство даже обязывает органы управления это делать. «У нас есть нормальный опыт в этом направлении, когда услуги городского пассажирского транспорта в той или иной части передавались коммерческим организациям», — напомнил он.

Согласился с юристом и историк. «Очень хороший пример показывает нам Министерство финансов РФ, которое объявило, что отказывается от собственного автотранспорта и пересаживается на Uber и «Яндекс.Такси». Абсолютно западная модель. В мэрии Нью-Йорка одна-единственная машина — у мэра. Копейка, как говорится, рубль бережет. Сейчас в мэрии и районных администрациях порядка 160 машин. Возьмите количество водителей, — обратился Виктор Козодой к собранию, — умножьте на зарплату, плюс содержание автотранспорта, техосмотр, налог и так далее, и у вас сразу нарисуются сотни миллионов рублей экономии».

Любая бюрократическая, не завязанная на прибыль и личную финансовую ответственность управленческая структура обязательно будет размножаться почкованием. Зачастую расширение штатов, создание новых структурных подразделений вообще не имеет никаких объективных причин.

Виктор Козодой: «Они создавались, чего греха таить, под конкретного человека. Потом это входило в норму, потом этот человек куда-то уходил, а структура продолжала жить, и уже никто не помнил, под кого и зачем она создавалась».

Вице-спикер горсовета Ринат Сулейманов: «После выборов мэра избранный мэр должен был отблагодарить людей, которые его поддерживали и которые ему помогали. Под них создавались должности, структура укрупнялась. Был комитет — стало управление, было управление — стал департамент. Руководитель комитета, ставшего департаментом, соответственно вырастал в управленческом звене и переходил на новый уровень заработной платы. В итоге росла штатная численность, рос фонд заработной платы».

Если новые структуры в органе управления организовывались в качестве «спасибо» под конкретных людей, то МУПы создавались под конкретные задачи. «МУП ЖКХ было создано под капремонт, — привел пример депутат горсовета Вячеслав Илюхин. — Потом эту функцию с него сняли, а куда девать людей? Им придумали дело — проверять сметы на капремонт. За ними эти сметы проверяет комитет, затем еще один отдел в департаменте. В итоге ни одна смета, ими проверенная, не соответствовала действительности, и ее приходилось переделывать, все потому, что у семи нянек дитя без глазу».

На сегодняшний день город остается крупнейшим работодателем. В Новосибирске 78 тысяч бюджетников, более 500 муниципальных учреждений и порядка 50 муниципальных унитарных предприятий. Да, периодически проводятся кампании по сокращению. То на 10 процентов, то на 20. Но после завершения кампании все возвращается на круги своя, и бюрократический аппарат вновь начинает расти. Почему? Если штаты раздуваются из воздуха, то процесс их сокращения крайне болезненный, так как за этим стоят живые люди. Выбросить их на улицу не только с человеческой, но даже с юридической точки зрения не так просто. И трудоустроить непросто. Принципиально еще то, что со своей стороны административный аппарат не способен на самосокращение по объективным, видимо, природным причинам. Карл Маркс, помнится, воспринимал бюрократию как отдельный класс наряду с буржуазией и пролетариатом. Класс, который имеет в своем обладании государство (то есть это его частная собственность) и государственные задачи превращает в канцелярские. Анатолий Локоть, Артем Скатов и Ринат Сулейманов как коммунисты знают это лучше других.

Когда экономика растет, на расширение структур власти всех уровней можно смотреть сквозь пальцы. Другое дело — сложные кризисные времена, когда каждый рубль на счету. А времена сейчас именно сложные.

Вячеслав Илюхин отметил, что инвестиции у нас сократились по году на 1,8 млрд рублей. Муниципальный долг ежегодно увеличивается. На начало нынешнего года он составил 17,5 млрд рублей, его доля в налоговых и неналоговых доходах увеличилась до 84 процентов. А если, как сказал депутат, правильно все считать, то он уже перевалил за сто: «Мы — банкроты».

Так что цели оптимизации структуры мэрии, с учетом сложной экономической ситуации, вполне понятны. Процитируем еще раз Виктора Козодоя: «Во-первых, это экономия бюджетных средств. А это миллионы и сотни миллионов, переходящие в миллиарды рублей наших с вами налогов. Во-вторых, это создание структуры более понятной и более прозрачной, что тоже является большой целью. Это облегчение бюрократического ярма, когда не нужно бегать по лишним кабинетам».

В конце собрания вновь выступил Артем Скатов. Он вспомнил, как один опытный человек, бывший чиновник, ему говорил: «Главное — ничего не меняй». «Я тогда с ним не согласился, а когда немножко там посидел, подумал: «А, может, и правда ничего не менять?»

Тем не менее вице-мэр пообещал: «Мы понимаем, что нужно адекватно подходить, времени соответствовать. Мы понимаем, что определенные изменения неизбежны. Сегодня мы можем многие функции убрать, вплоть до электронных приложений, и все понимают, как это сокращает человеко-часы. Понятно, что Анатолию Евгеньевичу приходится лавировать определенным образом. Есть депутаты горсовета, есть администрация Новосибирской области, Москва. Но здесь мы принимаем ваш посыл — давайте вместе обсудим, вместе посмотрим».

Можно как бы подумать, что озвученные на ассамблее проблемы касаются только Новосибирска, а в других городах и на других уровнях власти все хорошо. На самом деле, как показывает опыт, чем выше, тем все еще хуже. Но новосибирским общественникам добраться туда, понятно, сложнее. Хотелось бы думать, что тут главное нАчать. Если общественность снизу начнет давить на ближайшие органы исполнительной и законодательной власти, возможно, они это давление, в конце концов, передадут по цепочке вверх.

Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments