Не только вокруг памятника Николаю II с сыном, но и внутри него много пены

В НОЧЬ с 31 июля на 1 августа в Новосибирске был серьезно поврежден памятник Николаю II и его сыну Алексею, установленный две недели назад около собора Александра Невского. Злоумышленник изрубил топором лицо цесаревича Алексея, после чего был задержан сотрудниками вневедомственной охраны. Почему пострадал именно цесаревич? Вероятно, разрушителю не хватило высоты стремянки, которую он привез с собой, чтобы дотянуться до лица самого Николая.

В полиции не сразу установили личность вандала. Сначала сообщалось, что это 32-летний ранее судимый житель Новосибирска. Потом «Комсомольская правда» заявила, что это 36-летний бывший следователь, работавший в Центральном РОВД.

Событие стало самым обсуждаемым в городе на этой неделе — как две недели назад сама установка памятника. Высказались практически все, вот только на сайте Новосибирской митрополии, которая и установила этот памятник, о происшествии ничего не сообщается. Правда, настоятель собора Александра Невского Александр Новопашин все-таки написал статью для сайта своего собора, озаглавив ее «Страх руководит ультралиберальной идеей». Конечно, бывший следователь может быть ультралибералом, хотя с таким же успехом он может оказаться и ультрасталинистом, и просто психически неуравновешенным человеком. Но он точно знал, что топора для такого памятника будет вполне достаточно. Никому же в голову не придет мысль напасть с топором на памятник Ленину, стоящий на одноименной площади. Все понимают, что тут без базуки не обойтись. А для цесаревича хватило и топора. Так все узнали, что памятник был изготовлен из полимерной глины, а внутри заполнен монтажной пеной. Говорят, что это временное сооружение, что через два года его должны были заменить на памятник из более прочного материала. Но, вообще-то, люди, устанавливая колосса на глиняных ногах, должны были понимать, что подвергают его вандальной опасности. Или думали, что никто не узнает, из какого материала изготовлено изваяние? Хватило, однако, одного осведомленного психа.

Тут еще возникает вопрос: почему нельзя было повременить с установкой памятника два года? Куда торопились? Царь мертв уже 99 лет, мог бы подождать еще немного. Здесь, как в зеркале, отражается наша действительность: даже в церкви все хотят побыстрее отчитаться о проделанной работе, а там хоть трава не расти.

Но, с другой стороны, теперь у памятника есть своя история, а в городе появилась новая достопримечательность. Люди ходят сюда фотографироваться. Чтобы это как-то прекратить, сначала изуродованную голову цесаревича замотали зеленой тканью, но люди все равно приходили, поэтому весь памятник завесили белым покрывалом, но желающих сфотографироваться меньше не стало.

Конечно, памятник планируют отреставрировать. Это самая первая мысль, которая может прийти в голову. В церкви любят благолепие. Но если копнуть глубже, в том, что случилось, есть более интересный символический смысл. Если памятник оставить таким, какой он сейчас, у приходящих к нему и проходящих мимо уж точно будут возникать мысли о том преступлении, которое большевики совершили 99 лет назад, убив царскую семью.

Кроме того, такого памятника уж точно не будет ни в одном другом городе. Кстати, подобные статуи зачастую пользуются гораздо большей популярностью, чем это было до актов вандализма. Например, одну из многочисленных копий роденовского Мыслителя в США взорвала группа политических радикалов. Восстанавливать не стали, оставили как есть, и теперь хвастаются, что он у них один такой уникальный. Ни у кого не возникает мысли приделать руки Венере Милосской или голову Нике Самофракийской. Конечно, наш «Алексей Новосибирский» не относится к выдающимся художественным творениям и даже не успел стать памятником культурного наследия, но все равно было бы интересно.

Впрочем, это все фантазии, а тем, кто установил памятник, этой фантазии явно не хватит, чтобы принять такое решение. Даже немного жаль…

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Фото с сайта vesti.ru

comments powered by HyperComments