Денис Субботин: Главное — не штрафы, а прозрачный рынок древесины

0
571

Как в Новосибирской области начало работать законодательство об обороте леса и пиломатериалов.

ТЕНЕВОЙ оборот древесины, «черные лесорубы» — эти темы Новосибирская область чужими не считает: почти четверть территории региона занята тайгой. Многим памятны истории о том, как пару лет назад у нас боролись с незаконным сбором валежника. Тогда речь шла не о старушках с вязанками веток за спиной, а о ЗИЛах с кубометрами ветровала — деревьев, поваленных ветром. И то были не остатки стволов, которые можно считать валежником, а целые стволы, то есть деловая древесина.

Урегулировать все вопросы, связанные с лесозаготовками, должно региональное законодательство, изменившееся в декабре 2019 года. Тогда был принят областной Закон «Об организации деятельности пунктов приема и отгрузки древесины на территории Новосибирской области и о внесении изменений в Закон Новосибирской области «Об административных правонарушениях в Новосибирской области». В законе прописано, что операторы рынка, владельцы пунктов, должны встать на учет в областном исполнительном органе государственной власти, который уполномочен в сфере лесных отношений. Этим же законом был определен список документов, доказывающих, что древесина получена легально. В частности, надо было объяснить ее происхождение. Были и другие моменты, которые ужесточали отношения в этой сфере.

Год спустя пришло время подвести первые итоги применения закона. О них на заседании комитета Законодательного собрания Новосибирской области по аграрной политике, природным ресурсам и земельным отношениям рассказал заместитель министра природных ресурсов и экологии Алексей Севастьянов.

Он сообщил, что за время действия закона выдано 255  свидетельств о постановке пунктов на учет. Из них работают 243. Отказано в постановке на учет 16 пунктам — их владельцы подали документы, которые не соответствуют требованиям закона. Еще 12 пунктов сняты с учета по заявлениям собственников.

СОТРУДНИКИ районных прокуратур совместно со специалистами отделов лесных отношений в 2020 году проверили 103 пункта. Некоторые владельцы пунктов даже не знали о том, что им нужно хотя бы зарегистрироваться. В результате внесли 10 представлений об устранении нарушений, возбудили 22 административных дела, к ответственности привлекли 21 сотрудника пунктов. 12 из них отделались предупреждениями, но девятерым все же пришлось заплатить штраф. Он назначается минимальный — по 40 тысяч рублей. Получается, общая сумма штрафов, наложенных на владельцев пунктов по деревообороту, составила 360 тысяч рублей.

Алексей Севастьянов отметил, что закон в целом работает — пункты по приему и отгрузке древесины в большинстве своем легализованы. Но есть одна проблема: «Направление отчетов в министерство накладывает дополнительную нагрузку на бизнес, — заявил министр. — В этой связи инициирована процедура внесения изменений в порядок организации деятельности пунктов. Предлагается направлять отчетность непосредственно в отделы лесных отношений. Работа по организации контроля за деятельностью пунктов продолжается, предлагаем сохранить практику реализации контрольных мероприятий совместно с прокуратурой».

Денис Субботин
Денис Субботин

Заместитель председателя аграрного комитета Денис Субботин, который давно занимается этой темой, рассказал, что на заседание комитета были приглашены те, кого недавно принятый закон непосредственно касается. «Мы обзвонили больше ста предпринимателей. Согласились приехать двое, но не приехали, потому что находятся в отдаленных районах области».

Денис Субботин довел до коллег точку зрения одного из них. По его словам, директор Чулымского фанерного завода, который оказался среди тех, кто получил 40-тысячный штраф, заявил: «Было очень обидно, но справедливо». Сам зампред комитета отметил, что это крупное предприятие. А что делать малым, для которых и 40 тысяч — приличные деньги, то есть ощутимый убыток?

«У меня предложение к Министерству природных ресурсов: давайте заранее оповещать участников рынка об изменениях правил. У нас же нет задачи их оштрафовать? Наша задача — сделать движение древесины понятным и прозрачным», — заявил Субботин.

Председатель аграрного комитета Александр Терепа считает, что и органы местного самоуправления должны более активно принимать участие в работе лесозаготовителей: «Конечно, местные власти не должны препятствовать бизнесу, но лес — это все-таки и экологический ресурс, и ландшафтный. Должны учитываться и интересы местных жителей».

Денис Субботин, комментируя итоги обсуждения, отметил, что изначально вообще было не вполне понятно, как будет работать этот закон. Тем не менее практика обнадеживает: «Сейчас можно сказать, что предприниматели у нас в основном законопослушны — почти все зарегистрировались. Так что первый шаг сделан. Теперь надо понять, действительно ли весь пиломатериал идет через эти пункты на законных основаниях. Ближе к осени мы еще раз попросим правительство рассказать о том, как происходит реальная работа на пунктах заготовки древесины».

Алексей МАКСИМОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.