Это навязчивое восточное трудолюбие

0
187

Жители региона, который без мигрантов не может развиваться, мало общаются с приезжими и судят о них в рамках стереотипов. 

СИБИРЬ всегда была пристанищем для приезжих. В какие-то исторические периоды вынужденно (сюда ведь ссылали), в какие-то — в качестве клондайка (когда здесь активно наделяли крестьян землей). В последнее несколько лет многие сюда едут просто работать, причем для Новосибирской области это дает стабильный прирост населения. То есть если бы не мигранты, оно бы просто становилось меньше, а так — растет.

На недавнем круглом столе «Как мигранты становятся сибиряками», которым Университет экономики и управления отмечал открытие собственного Центра тестирования иностранных граждан, прозвучали такие данные. Ежегодно в регион прибывают 63 тысячи граждан 97 государств мира, в 70 процентах случаев — работать.

Именно за работой ежегодно едут к нам более 17 тысяч граждан Узбекистана, из Киргизстана и Таджикистана — порядка 11 и 9 тысяч соответственно. Из стран дальнего зарубежья активны китайцы и северокорейцы. В результате 20 процентов гастарбайтеров устраиваются в сферу услуг, 14 — в строительство. В обрабатывающую промышленность, торговлю и на транспорт отправляются около 8 процентов, сельское и лесное хозяйство поднимает около трех.

Новосибирцы вклад приезжих в экономику принимают благосклонно. По данным соцопроса, о котором рассказали на круглом столе, 82 процента опрошенных считают труд мигрантов необходимым и лишь 13 процентов готовы обходиться и без него.

Интересно, что на этом фоне общаться с приезжими мы не любим. Более половины опрошенных либо вообще обходится без этого, либо прибегает к прямым коммуникациям крайне редко, по необходимости.

Данные исследования вполне вписываются в общероссийскую картину. В Сибири они даже помягче. Между тем сегодня очевидно, что необходимость в притоке трудовых мигрантов в Россию связана, например, с состоянием демографии (а в будущие 15 лет население России без них уменьшится на 10 млн человек). Кроме этого, они покладистее наших.

Правда, в определенном смысле это навязчивое заморское трудолюбие экономике вредит. Ведь когда у работодателя есть возможность закрыть вакансию низкоквалифицированным дешевым исполнителем, ему в развитие производства вкладываться становится незачем. А еще они уводят из страны деньги, что бьет по внутреннему потребительскому спросу. Сами едят ролтон с дошираком, а то, что могли потратить на пельмени, отправляют домой, семьям.

Наконец, они просто раздражают тем, что живут по-своему, не как все. Ну а поскольку, как выясняется, в контакт с ними мы вступать не любим, то все это раздражение питается стойкими стереотипами.

В Новосибирской области даже до сих пор действует постановление бывшего губернатора Владимира Городецкого, согласно которому трудовым мигрантам запрещено работать по патентам в сфере дошкольного образования и пассажирских перевозок, а также бухгалтерами, HR-специалистами, секретарями, редакторами и переводчиками, и никто не считает это расизмом.

При этом в последнее время чиновники отмечают, что все больше из ближнего зарубежья к нам приезжает высококвалифицированных специалистов, и они работают у нас и хирургами, и инженерами, и преподавателями. Даже в престижной клинике Мешалкина есть врачи из Узбекистана и Казахстана.

Ну а еще, конечно, местных раздражает, что мигранты занимают их места в детских садах и школах, койки в роддомах и больницах и коридоры в поликлиниках. И тут даже чиновникам возразить нечего: социальной инфраструктуры нам и самим не хватает.

Правда, стоит ли в этом винить приезжих — большой вопрос.

Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments