Фабрика заплатит за смерть новосибирца из-за упавшей в 2018 году крыши

0
673

Железнодорожный суд Новосибирска частично удовлетворил исковые требования Евгении Русаковой, потерявшей сына из-за происшествия 2018 года. 24-летний парень, заставший сильный порыв ветра за рулем автомобиля, погиб тогда из-за того, что с крыши здания Новосибирской макаронной фабрики сорвало крышу.

Фото с места трагедии. Источник — паблик «СправкаНСК54».

Все случилось 11 января 2018 года. 24-летний парень вместе со своей невестой ехали на «Тойоте Филдер», принадлежавшей его матери. Погода была отвратительная: дул сильный ветер. Когда машина поравнялась с четырехэтажным зданием № 10 на улице Фабричной, сверху упала часть кровли с деревянными и металлическими фрагментами. Роковой фрагмент упал на автомобиль как раз в том месте, где находился водитель. В результате легковушка вылетела на встречную полосу, столкнулась с КАМАЗом и остановилась, врезавшись в сугроб. Водитель скончался на месте. Его 19-летняя спутница физически не пострадала.

Событие было резонансным. Следственный комитет проверил обстоятельства происшествия и возбудил уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей» (ч. 2 ст. 109 УК РФ). Правда, конкретный виновник – то самое «лицо» — до сих пор так и не установлено.

Не дождавшись приговора по уголовному делу, Евгения Русакова обратилась с иском к ООО «Новосибирская макаронная фабрика», которому и принадлежит злосчастное здание. Дело рассматривал Железнодорожный районный суд Новосибирска. Обосновывая иск, мать потерпевшего процитировала материалы уголовного дела: «Надлежащего ухода со стороны собственника здания не было, что привело к гибели человека и причинению материального ущерба».

Здане на Фабричной, 10. Фото n1.ru.

Мать требовала пять миллионов рублей в качестве моральной компенсации и возмещение материального ущерба на сумму почти 375 тысяч рублей — это стоимость уничтоженного автомобиля, услуги автоэксперта и эвакуатора, а также стоимость ритуальных и поминальных услуг.

Ответчик, признавая, что смерть водителя произошла вследствие падения кровли, с бременем материальной ответственностью был не согласен. Линию его защиты можно свести к одному тезису: крыша была в надлежащем состоянии, во всем виноват ураган.

Правда, слово «ураган» в судебном заседании не произносилось. Это СМИ для драматизма ввели его в оборот. Ураган по определению – ветер разрушительной силы и значительной продолжительности, скорость которого больше 32 м/с. В день трагедии, по данным гидрометцентра, было 18-25 м/с. Интересно, что 25 м/с – это как раз та нижняя граница, от которой  начинается режим чрезвычайной ситуации. То есть, стихия была «на грани», но не за ее пределами. Поэтому аргумент макаронщиков суд отверг, тем более, что никаких других разрушений окрестных зданий ветер не произвел.

В общем, разгул стихии в тот день «обстоятельством непреодолимой силы» не признан. Вот если бы эту крышу сорвал метеорит, это – да. А в данном случае ветер бушевал по всему городу, но трагические последствия наступили только здесь.

Не принял суд и аргументацию о надлежащем содержании крыши – то есть фактически признал, что это не было простым несчастным случаем.

Это касается сути: Новосибирская макаронная фабрика должна ответить материально. Но в каком размере? 5,375 миллиона рублей? Отнюдь.

По поводу морального вреда суд установил, что у Евгении Русаковой имелась «тесная родственная связь с сыном». Учитывая характер нравственных страданий, связанный с невосполнимой потерей ребенка, он и принял решение удовлетворить требования о возмещении морального вреда. Но, как записано в решении, «учитывая степень вины причинителя вреда, обстоятельства причинения вреда, требования разумности и справедливости, суд считает возможным удовлетворить их в размере 500 000 рублей». То есть, в десять раз меньше, чем запрашивал истец.

Некоторое уменьшение суммы касалось и материального ущерба. Частично это было связано с тем, что некоторые документы были оформлены неправильно. Но один пассаж заслуживает особого внимания. Эту часть решения суда следует процитировать дословно:

«Расходы по оплате поминальных обедов на 9 и 40 день, годовщину смерти не могут быть удовлетворены, поскольку данные расходы не являются необходимыми и выходят за пределы действий по непосредственному погребению тела. Также не подлежат взысканию расходы на приобретение спиртных напитков, поскольку это не связано с религиозным смыслом поминок – молитвенной поддержкой от собравшихся за поминальным столом, а религиозные устои не предусматривают употребление спиртного, в т.ч. при прощании с усопшим».

Корректное с религиозно-нравственной точки зрения решение судьи в законную силу пока не вступило. Общая сумма, которую должна выплатить макаронная фабрика по обоим видам ущерба – почти 855 тысяч рублей. Это в шесть раз меньше, чем было заявлено.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Ранее в «Новой Сибири»:

Катастрофический уральский ураган ожидают в Новосибирске

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.