И была революция: что студенты помнят об октябре 1917?

0
58

Чуть больше двадцати лет назад 7 ноября Советский Союз отмечал один из самых главных праздников — день Октябрьской революции. Города регионов окрашивались в ярко-красную символику страны, а люди выходили на традиционную демонстрацию.

Сейчас в России про Октябрьскую революцию не вспоминают. Между тем, в следующем — 2017 году — у нее будет вековой юбилей. «Новая Сибирь online» поговорила с молодыми людьми, которые родились уже после распада СССР, про события 25 октября 1917 года (по старому стилю). 

Алене 24. Она недавно закончила университет. Сейчас учится в магистратуре. В школе любила больше всего уроки литературы и истории. Признается, что в детстве дедушка постоянно рассказывал про революцию и золото Колчака. Она не знала, кто такой адмирал Колчак, но определенно хотела найти клад.

— Седьмое ноября? Нет, ничего не припоминаю, — говорит Алена. — А! Да, Революция. Помню, что ее устроили рабочие и крестьяне. Они хотели свергнуть царя.

— А когда царя убили?

— Блин. Или царь уже мертв был? Я не помню. Нет, абсолютно точно, что в семнадцатом году царь еще жив был. Но только где вот он находился, я не помню. Да, наверно в Петербурге и находился. Зачем тогда люди на революцию вышли, раз царь уже был не при делах?

— Может быть, царь был во время октябрьской революции в Тобольске? 

— Может и был. Хотя... ты меня запутать хочешь, да? Не был он в Тобольске. В стране такие перевороты были! Что ему в Тобольске делать?

Алена краснеет. Пытается вспомнить что-нибудь еще:

— Его же [праздник - прим. "Новая Сибирь online"] раньше постоянно праздновали.

— Почему?

— Ой, а вот этого я не помню. 

— Почему октябрьскую революция отмечали в ноябре?

— Наверное, потому что календари разные были. 

— Бинго! На этот вопрос ты ответила верно!

— Пожалуйста, не пиши мою фамилию под этим комментраием. Мне стыдно. 

Даше 22. Сейчас у нее одно увлечение — практика, а после — диплом. Она историю в школе не любила. Ей нравилась исключительно литература. Когда мы начинаем общаться, она говорит: «Надо было предупредить меня! Я бы тогда хоть тетрадку по истории полистала. В голове обновила бы знания».

— Про седьмое ноября что знаю? 

— Нет, ничего? Давай тогда так: про октябрьскую революцию, что знаешь?

— О! Я слышала про такое. Это же та самая?

— Какая «та самая»?

— Ну когда интеллигенция выступала против. 

— Против чего?

Даша начинает нерво смеяться:

— Я не помню... Ну, они наверняка чего-то хотели, потом это получили, но поняли, что все равно в «минусе» остались.

— Под интеллигенцией октрябрьской революции ты кого понимаешь? Не декабристов случайно?

Минутное молчание. 

— Нет, декабристы же раньше были. Не путай меня. 

— А в каком году октябрьская революция была?

— Дай минуту, надо подумать... Это было в тысяча девятьсот... тысяча девятьсот двадцать...

— Пятом?

— Нет, это было в 1923!

— А крейсер «Аврора» говорит тебе о чем-нибудь?

— Да, говорит. О выстреле. О каком? Не помню. 

Спрашиваю, почему революция была в октябре, а праздновали ее в ноябре. Даша отвечает:

— С октябрятами как-то связано. Нет? Наверно, это событие поздно дошло до нас [снова нервно смеется - прим. "Новой Сиибири online"]. Ну, понимаешь, бывает же такое, что происходит что-нибудь, а до людей доходит поздно. Вот, наверное, поэтому и в ноябре ее отмечать начали, а не в октябре. 

Роме 25. У него не было любимых предметов: иногда нравился русский, иногда математика. На физкультуру любил ходить. Сейчас он ведет футбольную секцию в детском садике. Говорит, что дети очень «угарные»!

— Это какая-то проверка на эрудицию? Конечно, знаю. День народного единства отмечают 7 ноября. 

— Нет. День народного единства уже несколько лет как 4 ноября отмечают.

— Да? Тогда что же было в этот день? А, революция?

— Можешь что-нибудь рассказать?

— Нет, ничего. У меня как-то с революцией не задалось с рождения. Да и вообще, почему ты спрашиваешь? Пристыдить хочешь меня? Вот 5 ноября тоже праздник был.

— Какой?

— Не знаешь? Тебе тоже должно быть стыдно тогда. Загугли — узнаешь, что за праздник.

Я загуглила. День военного разведчика. 

Лида заканчивает учебу в НГПУ. В дипломе будет написано — корреспондент СМИ. Журналистом быть однозначно не хочет. Ей нравится шить. Она планирует после универа пойти на курсы кройки и шитья. «Да, смешно звучит, но нравится мне это дело!» — говорит Лида. Ей 21.

— Крейсер «Аврора» говорит тебе о чем-нибудь?

Лида изумленно смотрит на меня.

— Конечно. Это, если не ошибаюсь, символ октябрьской революции. С этого крейсера сделали выстрел. Один. Или вообще не было даже никаких выстрелов — одни говорят, что был выстрел, другие, что нет. В общем, с этого крейсера раздался выстрел, после которого начался штурм Зимнего дворца.

— А когда это случилось?

— В конце октября 1917 года. Это же октябрьская революция.

— А зачем она нужна была?

— Большевики решили власть захватить. Именно поэтому они начали Зимний дворец штурмовать. Зря ты мне такие вопросы задаешь. Я плохо историю помню. Помню еще только, что после революции война была гражданская. «Красные» и «белые» свою идеологию отставивали.

— А «белые» —  это кто?

— В смысле? «Белые» же воевали за монархию. Хотели страну советов уничтожить. 

Андрею 23. Он инженер по образованию. Сейчас ищет работу. Хочет только по профессии. Удивляется, когда у него спрашивают про исторические события. Говорит, историю не любит. Математика — мать всех наук.

— Что было седьмого ноября? Не помню. 

— А про октябрьскую революция что-то помнишь?

— Не-а. Помню только, что была такая. И все. 

— А про крейсер «Аврора» слышал?

— Да, слышал.

— Что слышал? 

— Я просто слышал про него. Подробно ничего не знаю. Даже ответить не смогу.

— Почему?

— Потому что я математику любил, а не историю. 

Игорь Бронников преподает историю в Каргатской средней школе №2. «Новая Сибирь online» поговорила с Бронниковым о событиях 99-летней давности и о том, стоит ли вообще их вспомниать. 

— Почему современная молодежь плохо знает историю Октябрьской революции?

— Во-первых, сейчас часы на эту тему сократили. Даются только лекционные занятия. Контрольных почти нет, поэтому ребята не делают сильный акцент на дате. Был переворот, ну был выстрел, ну был штурм. И все. 

— Когда эти часы «урезали»?

— Не помню: года два или три назад.

— Мы опрашивали ребят 20-25-летнего возраста. Им в полном объеме эту тему давали.

— Значит им просто было неинтересно. Либо учитель плохо рассказывал, либо у них не было мотивации все узнавать. Сейчас старшие классы воспринимают все предметы, по которым нет экзаменов, как факультатив. У них главный упор на русский и математику идет, потому что ЕГЭ надо писать.

— А нужны ли нам сегодня знания об Октябрьской революции? Получается, что ее фактически вычеркивают из курса истории? 

— Смена власти — это всегда событие. Страна начинает жить иначе. Изменения происходят не только в политике, но и экономике. Меняется само общество. Это закономерный процесс. От событий со временем остаются только даты. Мы же сейчас не отмечаем победу в войне 1812 года. При этом все помнят, когда Путин к власти пришел. Пройдет несколько десятилетий — забудут. Так же как дату октябрьского переворота. 

— Тогда история бесполезная наука. Зачем знать?

— Это наши корни. Мы живем здесь. Я не хочу говорить, что мы «должны» и «обязаны» ее помнить, но, давайте не будем забывать: история — наука цикличная. То, что происходило сто лет назад — мы видим сегодня.  7 ноября есть. Для кого-то это «плохая» дата, для кого-то — «хорошая». Она просто есть. Октрябрьская революция — это тоже наша история. 

 

Фото: из открытых источников

comments powered by HyperComments