Дело о 1500 квартирах или разрастется по количеству обвиняемых, или развалится. 

РАССЛЕДОВАНИЕ масштабной аферы с новосибирскими муниципальными квартирами, о раскрытии которой  МВД России сообщило без малого три года назад, в январе 2015-го, похоже, снова может стать во главе новостной повестки дня. Михаил Багмет, адвокат ключевого обвиняемого, бывшего начальника управления по жилищным вопросам мэрии Новосибирска Светланы Стыниной, обратился в пользу подзащитной в администрацию президента России с данными, судя по которым, десятки бывших и действующих высокопоставленных чиновников региона получали от города квартиры по ценам, которые следствие считает заниженными. Выходов тут может быть два: или надо тащить к следователю всех, или ставить вопрос о переквалификации обвинения Стыниной на более легкую статью.

Что-то пошло не так

Напомним, в деле, новости о котором с первых дней шли под заголовками «о хищении 1500 муниципальных квартир», речь идет о том, что с 2004 года в городе действовала преступная группа, в составе которой были должностные лица мэрии и риэлторы. Как утверждают следователи, они организовывали продажу квартир на подставных лиц по заниженной на 30-50 процентов цене, а затем перепродавали их по рыночной стоимости. Разницу делили.

Эти действия квалифицированы как мошенничество в особо крупном размере. Обвинения по этой статье были предъявлены Светлане Стыниной, ее бывшему заместителю Андрею Гудченко, а также предпринимателям, которые искали покупателей и возились с распределением выручки на доли.

ВСКОРЕ же после ареста перспективы дела выглядели радужно: Стынина согласилась на сотрудничество со следствием, дело Гудченко, выделенное в отдельное производство, быстро попало в суд и гладко рассмотрелось. Однако вскоре что-то пошло не так. Сначала от сделки отказалась Светлана Борисовна, а затем и приговор в отношении Андрея Гудченко и его доверенных риэлторов был отменен и отправлен на повторное рассмотрение. Лишь подельница Стыниной Вера Глотова вину признала в полном объеме и уже отбывает условный срок.

Ну и наконец: тех 1500 квартир, о которых отчитывались на старте, в обвинительных заключениях нет и в помине. Что также портит картину.

Таким образом, вдруг оказалось, что за три года хайпа вокруг выгодной антикоррупционной темы реально добиться ничего толком не получилось.

А тут еще начали подходить сроки передачи в суд главного дела — самой Светланы Стыниной, которую на заре расследования предварительно называли организатором схемы. Срок расследования должен окончиться 18 января 2018-го. Угрозой этому стал объем дела. В конце ноября следователь ходатайствовал о сокращении срока ознакомления с его материалами, защита настаивала, что 103 тома плюс компьютеры, ноутбуки и прочая изучить быстро не получается. Суд решил: закончить процедуру ознакомления 15 декабря, защита обжаловала. Все, насчет новогодних выходных всем остается только расслабиться.

Списки достойных

И вот на этом фоне в прессу попадает текст обращения, в котором адвокат обращает внимание президента на то, что в орбиту уголовного преследования его подзащитной попали исключительно сделки с обычными горожанами. А вот случаи, «когда в качестве приобретателей выступали представители власти, их близкие родственники и иные приближенные лица», новосибирские следователи «предпочитают не замечать».

В обращении приводятся данные о 53 договорах, стоимость реализации квадратного метра квартир по которым находится в пределах ценовой «вилки», фигурирующей в эпизодах уголовного дела Стыниной. В ряде случаев цены, по которым отдавали муниципальные квартиры, были гораздо ниже. В частности, в обращении приводятся данные, что Николай Давыдов, руководитель Управления Министерства юстиции РФ по Новосибирской области — главный судебный пристав (с 1998 по 2005 год) в 2005 году приобрел квартиру 109 кв. м по 6,55 тысячи рублей за кв. м (при «вилке» в 15-20 тысяч в сделках, инкриминируемых Стыниной). В том же году жилплощадь в 91 кв. м по 4,88 тысячи досталась и Владимиру Панарину (тогдашнему председателю комитета администрации Новосибирской области, а сегодня — профессору Агроуниверситета). В 2006-м, в который следствие по делу Стыниной считает криминальной «вилку» от 22 до 24 тысяч рублей за метр, бывший вице-мэр Новосибирска Павел Попов приобрел у муниципалитета 128-метровую квартиру по 11 тысяч за квадрат.

А судьи кто?

Председатель Ассоциации строителей и инвесторов Новосибирска и области Константин Боков вспоминает один судебный процесс из тех времен. Прокуратура подала иск к мэрии, третьими лицами пошла ассоциация. «Надо сказать, юристы мэрии вели себя достаточно нагло и в суде говорили: «Ребят, вы же подрываете в том числе и свои возможности, тут же и вам часть достанется».

Эти воспоминания — о том, как уже в середине 2000-х застройщики добивались отмены положения, по которому вынуждены были отдавать мэрии 5 процентов от введенного жилья бесплатно, а 10 процентов — по себестоимости. «Мы были против этого чисто с экономической точки зрения: изымалась львиная часть прибыли. Причем оснований этих поборов законодательно не было прописано нигде. К тому же мы видели, кому достаются все эти квартиры. В центральной части города, в приличных домах — они доставались своим, не очередникам».

Письма в мэрию и ультиматумы (доходило и до них) ни к чему не привели. Обратились в прокуратуру. Но в суде проиграли. Правда, в кассации решение отменили и направили на повторное рассмотрение. Но через месяц тогдашний мэр Владимир Городецкий «оброк» отменил сам. А затем и появилось требование реализации муниципального имущества только через публичные торги.

Именно тогда, а не с громким разоблачением преступной схемы, закончился поток неконтролируемой распродажи бесплатных или копеечных квартир.

Круги по воде

Что будет означать контроль председателя СК РФ Александра Бастрыкина за ходом расследования по делу Стыниной, которого адвокат просит у президента, — пока непонятно. Однако уже известно, что по одному из описанных в обращении эпизодов СКР проводит проверку. Дело в том, что в 2005 году по тем криминальным ценам 10 квартир из муниципального фонда было выделено Генеральной прокуратуре РФ и оплачено хозяйственным управлением администрации Новосибирской области, что, как считает Михаил Багмет, вступает в противоречие с федеральным законода- тельством. Квартиры для себя, если верить тексту обращения и номерам договоров, покупали и администрация области, и прокуратура, и отделение Пенсионного фонда.

Так кто они были — новоселы казенных квартир? Какие нормы закона нарушала мэрия, выделяя хорошие квадратные метры в центральных домах людям, которые хоть и не отстояли в долгой очереди нуждающихся, но все были людьми заслуженными? И кто определял список этих заслуженных, кто выбирал из заслуженных самых достойных?

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments