Лесопарк имени Синягина захватывают чужаки

0
632

У уникальной природной территории, пока не заслужившей статуса особо охраняемой, есть страшные биологические враги.

В очередной кампании по созданию в Краснообске особо охраняемой природной территории на месте «Лесопарка Синягина» есть достижение. 9 сентября на заседании рабочей группы по развитию ООПТ регионального значения при Минприроды Новосибирской области принято решение о включении лесопарка «в перечень перспективных объектов по созданию особо охраняемых природных территорий Новосибирской области».

Хочется надеяться, что теперь придание ему государственного статуса – лишь вопрос времени. Это позволит уберечь лесопарк от поглощения разбухающим городом. Но есть еще один повод для беспокойства за будущее лесопарка. Это трансформация растительного покрова, которая происходит не только здесь, но и на всей территории Сибири.

 

Речь идет о так называемом биологической загрязнении – распространении инвазионных растений. Растения-чужаки быстро занимают естественные и нарушенные местообитания, вытесняя аборигенные виды и, благодаря своей высокой продуктивности и отсутствию естественных врагов, формируя обширные заросли.

Фото Martin Hetto с сайта Pixabay

Наиболее известный чужак – борщевик Сосновского (Heracleum sosnowskyi). Он стал национальной проблемой европейских государств, на борьбу с ним тратятся значительные средства. Власти Подмосковья заставляют уничтожать борщевик на дачных участках и в усадьбах, в случае неисполнения их владельцам выписывают штрафы.

Разрабатываются все более изощренные методы борьбы. Используются дроны: мультиспектральная оптика помогает выявить места произрастания борщевика, затем за дело берется дрон-ликвидатор, оснащенный емкостью с гербицидом. Он облетает площадь по заданному маршруту и целенаправленно обрабатывает ядом площадки в границах контуров. Очень вероятно, что данная технология скоро будет востребована у нас, поскольку борщевик Сосновского обнаружен в окрестностях Академгородка.

Горожане путают борщевик Сосновского с другим инвазионным растением – пастернаком посевным (Pastinaca sativa). Этот чужеземец (тоже представитель семейства Зонтичных) буквально заполнил все краснообские пустыри и лужайки. Продуцируя огромное количество семян, долго сохраняющихся в почве, пастернак прочно удерживает свои позиции во всех необрабатываемых местообитаниях и продолжает распространяться на соседние участки. Кстати, взрослые растения пастернака, как и борщевик, способны вызывать фитохимические ожоги у чувствительных людей.

Пастернак – европейский вид, его завезли на территорию Сибири как пищевое растение, но он убежал с огородной грядки и теперь становится главным конкурентом нашему известному сорняку — одуванчику.

Золотарник канадский. Фото предоставлено автором.

Сбежали за дачную ограду еще два злостных инвазионных вида, которые начинают осваиваться в синягинских посадках – это недотрога железистая (Impatiens glandulifera) и золотарник канадский (Solidago сanadensis). Это весьма крупные растения (50-150 см высотой) часто используются для украшения клумб на придворовых территориях Краснообска, а также в огородном гетто на территории лесопарка. Любят у нас в Сибири высокие растения с крупными яркими цветами и соцветиями. И, похоже, лет через пять местные жители встретят целые их заросли во время прогулок на природе.

Первые колонии экзотов уже наблюдаются в различных частях лесопарка, особенно которые находятся ближе всего к огородам. Их вторжению ничего не препятствует – достаточно любого свободного незаросшего пространства, главное — донести до него свои семена. Этому служит механизм разбрасывания семян от малейшего прикосновения, имеющийся в стручках чужака – потому его и зовут «недотрога».

У золотарника есть другое приспособление – каждый его куст способен производить до ста тысяч штук семян, которые с помощью летучек распространяются на большие расстояния.

фото предоставлено автором.

Еще один опасный чужак – клен ясенелистный (Acer negundo), или американский, как кому нравится. Он — типичный климатический мигрант. Впервые его привезли в Россию в 1902 году. Сначала из-за восприимчивости к низким температурам ученые-интродукторы бережно укрывали его от суровых подмосковных зим. Но постепенно клен акклиматизировался. А в 1960 началось его победное шествие по Сибири, где его стали широко использовать для создания лесополос на полях.

 

С тех пор клен американский прочно занял место не только в агроценозах, но и в озеленении скверов и аллей в городах. Ему у нас живется даже лучше, чем на американской родине в Скалистых горах.

Если обратить внимание на речные поймы в наших краях, то можно заметить, как стремительно клен вытесняет местные виды ив, формирующих тальниковые заросли, –  козью, прутовидную, трехтычинковую и другие. Каждый год плывут по реке вертолетики семян клена по течению вниз, отбирая у ивы все новые местообитания.

А что в нашем лесопарке? С виду — стоят сосны, тополя, березы. Но стоит только зайти внутрь леса, можно заметить густой кленовый подрост, а местами даже подлесок. При этом молодых проростков хвойных и березы практически нет.

На наших глазах формируется новая широколиственная формация несибирского леса. Если сейчас не предпринимать никаких мер, за одно поколение людей возникнет смешанный кленово-сосновый, кленово-березовый, кленово-пихтовый лес. А через два-три поколения чистые «американокленовники» будут встречаться повсюду. Как это уже сейчас наблюдается в поймах рек – темные, сырые заросли, обедненные по составу и бесполезные по своим экосистемным функциям.

Считаю, что в проекте развития особо охраняемой природной территории – лесопарка имени академика И.И. Синягина необходим предусмотреть мероприятия для борьбы с инвазионными видами. Если оставить все как есть, скрытая ползучая угроза приведет к неотвратимой трансформации существующего растительного покрова и формированию неприглядных и неприятных зарослей клена. Противостоять биологическому загрязнению очень трудно, но необходимо, поскольку речь идет о сохранении лесопарка Синягина во всем его флористическом разнообразии, которая является его отличительной особенностью.

Юрий МАНАКОВ, замдиректора СФНЦА РАН, доктор биологических наук, специально для «Новой Сибири»

Ранее в «Новой Сибири»:

Ученые закончили обоснование ценности лесопарка имени Синягина

 

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.