Летать — пока это нужно и можно

0
764

Как устроена система коронавирусного мониторинга авиапасасажиров, прилетающих в Новосибирск через Толмачево?

В минуту, когда молодые люди в разовых халатах и медицинских масках, вооруженные дистанционными тепловизорами, ждут пассажиров, корреспондент «Новой Сибири» просит проверить действие прибора на себе. «36,5», — выносит вердикт волонтер.

Теперь эти ребята, студенты новосибирского медицинского колледжа, встречают всех прибывающих в аэропорт. Их приветствие звучит так: «Уважаемые пассажиры! Если за последние две недели вы находились за границей, пожалуйста, подойдите к стойке за постановлением». Дежурят они группами по три-четыре человека в две смены – с 8.00 до 20.00 и наоборот.

«Мы встречаем прибывших людей и измеряем им температуру, — рассказывает миловидная волонтерка. — Тех, кто с температурой, отправляем в здравпункт. Вернувшиеся из-за границы поучают постановления и сами уходят. Конечно, уходят, а как? Они же еще не больные».

А если человек с горячим лбом откажется подчиниться? Кто ему тут руки крутить будет? Некому.

«Мы в любом случае стараемся отправлять их, сопровождаем в здравпункт. На моей памяти в случаях с температурой люди не препятствуют, сразу за нами проходят в здравпункт», — рассказывает волонтер.

Пассажиров выпускают дробно, небольшими потоками. К столу с постановлениями, за которым дежурит эпидемиолог Роспотребнадзора, подходят нечасто. Там придется немного задержаться – оставить персональные данные.

При журналистах, которых региональный минздрав пригласил в пресс-тур, сопротивляющихся этой процедуре не было. А если бы были? «Тогда мы вызываем полицию, она имеет право проверить документы, — поясняет эпидемиолог. – Далее предупрежденный о необходимости самоизоляции на 14 дней и об ответственности за нарушение этого режима пассажир отправляется домой».

Наиболее непримиримые пользователи соцсетей при оценке этой ситуации делятся на два лагеря. В первом критикуют процедуру за то, что она создает людям неудобства на пустом месте. Во втором – за то, что контроль неполноценный и при желании его можно обойти. Недовольство первых оставим на их совести, а вторые просто не понимают, что не оставив следов в виде имени и адреса сегодня из-за границы в Новосибирск попасть можно только в результате спланированной аферы. Добропорядочный гражданин, даже если он против вмешательства в свою жизнь и здоровье, сквозь это сито уже не проскочит.

Дежурство волонтеров медколледжа организовано по просьбе аэропорта с 21 марта. «Ребята дежурят вместе с преподавателем, он контролирует инфекционную безопасность студентов, реагирует на нештатные ситуации, отвечает за их жизнь, — рассказывает Елена Колдобанова, преподаватель Новосибирского медицинского колледжа. — Ребята здесь всех специальностей. Основными качествами является чувство ответственности, умение коммуницировать, быть доброжелательным. Потому что очень большое значение имеет то, как мы встречаем пассажиров – чтобы не было паники».

Елена Павловна вспоминает: 21 и 22 марта люди при виде волонтеров посмеивались. Теперь настрой стал серьезным. Студенты используют два тепловизора, плюс стараются выявлять визуальные признаки ОРВИ. К возможному сопротивлению педагог была готова с первого дня дежурств. «Теперь практика наработана, есть опыт. Если пассажир с признаками ОРВИ отказывается от получения постановления, то после проверки документов полицией, как правило, все подчиняются», — говорит она.

Сразу после волонтеров пассажира встречает легкий запах гипохлорида натрия в здании аэропорта и свежесмоченные дороги привокзальной площади. Режим уборки внутри усилил клининговый подрядчик АО «Аэропорт Толмачево», а снаружи периодически проходит поливальная машина. В сторонке стоит карета «скорой». Она тоже находится тут круглосуточно и даже когда кому-то из пассажиров требуется госпитализация, не отлучается, — приходится вызывать дежурную бригаду.

«Я бы сказала, что в основном мы работаем с теми, кто сам обращается, чтобы исключить это заболевание, чтобы не подвергать риску ни себя, ни своих близких и окружающих, — делится дежурный фельдшер Юлия Леонтьева. — Если нет никаких катаральных, простудных явлений, мы просто фиксируем, что человек к нам обращался».

«Толмачево — серьезный транспортный узел, который не прекратил работу в это сложное время, — говорит генеральный директор аэропорта Евгений Янкелевич. — Для нас важно проявлять заботу и о пассажирах, и о персонале. Ведь у нас персонал штучный, сертифицированный».

Генеральный директор аэропорта поделился первой оценкой потерь в экономике предприятия: «Про экономику все не скажу, но не секрет, что у аэропорта Толмачево по взлетам-посадкам самолетов падение порядка 25-30 процентов, в пассажиропотоке – уже более 50 процентов».

Снижение пассажиропотока Евгений Янкелевич считает общемировой тенденцией, при этом, по его мнению, аэропорты – лишь на втором месте по потерям, а основной удар от пандемии получили авиакомпании: «Мы стараемся им помогать, в том числе вполне конкретными финансовыми программами, чтобы и с нашей помощью, и с помощью государства они выдержали и продолжали летать. Пока летать нужно и можно».

Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

 

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.