На билет и суда нет?

0
100

Пользователей новосибирского муниципального транспорта может ждать много сюрпризов после выборов мэра. 

ПОСЛЕДНЕЕ время сложилось четкое ощущение, что вся жизнь в столице Сибири делится на «до» и «после» выборов мэра. Что происходит «до», вы и сами прекрасно знаете, об этом ежедневно рассказывают разные СМИ. Однако уже известно и о том, что произойдет «после», и эти планы, мягко говоря, настораживают. Так и хочется крикнуть: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно», пока апрельская волна перемен не захлестнула с головой наш мегаполис.

Впрочем, это все лирика, так что предоставим голые факты. Итак, первый «приятный» сюрприз, который ожидает новосибирцев после выборов градоначальника, — рост цен на проезд в муниципальном транспорте в 1,5–2 раза. Не сказать, что это слишком неожиданная новость. С такой ситуацией нам уже не раз приходилось сталкиваться. Вот только почему за чужие ошибки должны расплачиваться обычные пассажиры? Взять хотя бы некрасивую историю с городским электротранспортом.

В конце прошлого года «Новая Сибирь» подробно писала о том, что наш горэлектротранспорт оказался по уши в серьезных долгах на сумму более 520 миллионов рублей. («Рога и копыта» городского электротранспорта», «НС» от 20 декабря 2013 года). Напомним, для того чтобы расплатиться, было принято решение распродать все имущество ОАО (или ГУП) «Электротранспорт». Решение, может быть, и правильное, вот только лоты уходили за бесценок, поэтому ничего погашено не было, зато участники сделки смогли неплохо заработать. Например, одним из самых дорогих предложений на аукционе значился главный корпус трамвайного депо на ул. Планетной, 55 (рядом со станцией метро «Березовая роща»). Он был оценен в 7,5 миллиона рублей. Казалось бы, неплохие деньги — квартиру купить можно. Вот только корпус трамвайного депо — это свыше 6 тыс. кв. м. Плюс к этому трамвайное депо находится на земельном участке площадью 4,4 га. Общая же площадь земельных участков только по адресу ул. Планетная, 55 составляет около 5,5 га.

В общем, аукцион ни в коем разе не сумел «спасти отца русской демократии», осталась надежда на местное население, мол, пусть поддержит электротранспорт рублем. Но ведь повышать тарифы лишь на трамваи и троллейбусы как-то непродуктивно, поэтому цены возрастут и на все остальные виды пассажирского транспорта. Ну так, скажем, чтобы никому не обидно было. Тем более что в прошлом году перевозчики единогласно рапортовали о том, что сейчас себестоимость поездок по городу превышает существующий тариф на десять рублей.

Кстати, это еще далеко не все интересные прожекты. В конце прошлой недели исполняющий обязанности мэра Владимир Знатков заявил на традиционной встрече с журналистами о том, что нужно убрать все маршруты наземного общественного транспорта, которые ходят с одного берега Оби на другой. Пусть горожане сначала доезжают до берега, потом пересекают реку на метро и там уже пересаживаются на следующий вид транспорта.

Это, конечно, тоже не свежак. Когда была сдана первая линия новосибирского метро, людей так и приучали пользоваться подземкой. Однако сразу возникает низменный денежный вопрос: ведь платить-то тоже придется три раза, а не один. То есть поездка в один конец обойдется в сумму чуть более 50 рублей (а с учетом повышения тарифов и все 100) — существенная добавка.

Правда, паниковать не стоит: в мэрии предусматривается возможность создать единый транспортный билет. Аналогичное нововведение в прошлом феврале уже запустили в Москве. Теперь в столице два вида билетов: на 90 минут, в течение которых пассажир сможет единожды проехать в метро и неограниченное количество раз — в наземном транспорте, и на 24 часа без лимита поездок. Последний разработали специально для туристов, которые обычно или стоят в очереди за билетами по три раза на дню, или покупают сразу большое количество поездок и не успевают их все использовать.

На самом деле 90 минут — это не так много времени, учитывая состояние пробок в нашем мегаполисе. А за этот срок, возможно, придется проехать на трех разных видах транспорта, а если карточка кончится? Опять новую покупать? Не думаю, что пенсионеры придут от этого в восторг, будут несчастные носиться и перепрыгивать с одного автобуса на другой, дабы поспеть к нужному часу. Опять же неясно, где именно можно будет приобрести эту карту, если только в специализированных киосках, то есть шанс уехать лишь в один конец, а остальной путь проделать пешком, пока не дойдешь до места, где можно добыть новый проездной.

КО ВСЕМУ прочему я и выставиться в этой новой программе не могу. А ведь есть неотложные вещи, например трубы, отопление и прочее. А я напрямую даже шуруп не имею права купить. За два месяца мы до сих пор ничего не заказали. Я считаю, что в Новосибирской области глупо проводить такие эксперименты. Ведь за основу взята американская система. Да, она хороша, но в тех случаях, когда закупаются на миллиарды, у нас же обороты гораздо ниже. Нужно все это отменять, иначе случится катастрофа».

И это не исключительная точка зрения, так думают практически все коллеги Владимира Беспалова. В частности, особенно широко освещается возможная проблема (озвучку которой ошибочно приписывают Новосибирской областной ассоциации врачей) нехватки льготного лекарственного обеспечения. Региональный министр здравоохранения Леонид Шаплыгин публично заверил, что на складах и аптеках сформирован достаточный запас медикаментов. Однако, по информации источника «Новой Сибири», ситуация не так проста.

Дело в том, что с начала финансового года органы управления здравоохранения во всех регионах России должны провести конкурсы на обеспечение льготной категории граждан медикаментами. Областные льготники за счет областного бюджета и федеральные льготники за счет федерального бюджета. По части каких-то позиций аукционы не состоялись, и в феврале господин Шаплыгин довел до главных врачей медицинских учреждений письменную информацию о том, что по федеральной льготе не проигрались (как говорят чиновники) 69 позиций, а по областной — 79. В общей сумме 148. И он предлагает главным врачам с учетом того, что медикаменты не проиграны, их никто не территорию не поставит, либо менять схемы лечения больным, либо укладывать их всех в дневной стационар и начинать лечить теми лекарствами, какие есть (правда, и там медикаментов тоже нет). Но льготники, как уже было сказано, обеспечиваются медикаментами за счет совершенно другого источника — либо федеральный бюджет дает целевые деньги, либо областной. Те больные, которые лежат в дневном стационаре, обеспечиваются в рамках программы госгарантии за счет средств ОМС. Получается, что сейчас лечебные учреждения должны отвлекать средства ОМС, прикрывая нерадивость чиновников, которые в свое время не смогли провести конкурсные процедуры.

А ведь речь идет о большом количестве больных. По данным областного Минздрава, в 2013 году по региональной льготе лекарственные средства получили более 330 тысяч жителей Новосибирской области. Обслужено около 830 тысяч рецептов на сумму более 290 млн рублей. Это на 28,4 процента больше, чем в 2012 году. По федеральной льготе лекарства получают 86 тысяч жителей региона. За 2013 год обеспечено более 1,5 млн рецептов на более 890 млн рублей.

Есть и еще ряд проблем, которые наглядно осветила Новосибирская областная ассоциация врачей в своем обращении к министру здравоохранения Леониду Шаплыгину. В тексте послания врачи предлагают организовать в области контролирующий орган, который отслеживал бы не сами закупки, а реализацию нового метода контрактных закупок, а также разрешить на первое время не согласовывать закупки с управлением контрактной системы и увеличить его штат.

Однако, как оказалось, организация закупок не входит в компетенцию министерства, посему обращение переадресовали ответственному органу, то есть тому самому управлению контрактной системы региона.

«Требую принять незамедлительные меры по надлежащему размещению закупок товаров, работ, услуг, необходимых для полноценного функционирования медицинской организации, — ответил на письмо Шаплыгин. — Одновременно информирую вас, что нарушение действующего законодательства России влечет привлечение к административной либо уголовной ответственности».

Однако такая реакция врачей не устраивает, ведь они добивались совсем другого.

«Первое: мы писали о том, что есть проблемы с проведением конкурсных процедур и вообще с самой техникой их организаций. Это действительно так, и мы от своих слов не отказываемся. Наоборот, предлагали, как лучше и проще организовать эту работу, — подробно объясняет суть обращения президент Новосибирской областной ассоциации врачей, депутат Госдумы Сергей Дорофеев. — Второе: мы не говорили о проблемах льготного лекарственного обеспечения. Поэтому когда министр говорит о том, что никаких проблем  с льготными таблетками нет, никто и не спорит, может, их и нет, ведь мы этой темы вообще не касались. Тем более что препараты для этой категории граждан закупает само Министерство здравоохранения, а не больницы и поликлиники.

Мы же говорим о трудностях в закупках для нужд лечебных учреждений, которые необходимы для текущей работы. Это не только медикаменты, а вообще любые конкурсные процедуры. Почему это проблемно? Дело в том, что Новосибирская область стала пилотным проектом по внедрению полностью во всем объеме Федерального закона №  44. Появилась структура под названием УКСиС: управление контрактной системы со своим программным продуктом — сайтом, где надо размещать все заказы на покупку, а они уже потом сами транслируют эти заказы на общероссийский сайт. По целому ряду технических причин у всех возникают проблемы с размещением на этом сайте при подготовке материалов. Может быть, кто-то делает ошибки, это возможно. Хотя по большей части, как утверждают специалисты, программа попросту недоработана. Да и заказана она была не у нас в области, а где-то в другом месте, и нет возможности каждый раз связываться с разработчиками для того, чтобы решать ту или иную проблему, потому что затягиваются сроки. Мы предложили размещать лишь часть процедур, самых дорогих, тем более что закон это позволяет, чтобы уйти от этих проблем. Это все, что мы говорили, а все остальное стали уже домысливать, что скоро не будет лекарств, катастрофа. К сожалению, сейчас никто не анализирует эту ситуацию, сколько и как у нас сейчас закупается по новой системе. Я сам зашел на сайт и посмотрел все закупки от всей нашей области, и их значительно меньше, чем в других регионах России. Наверное, такая разница с чем-то связана. Я вот сам попробовал поэкспериментировать и загрузить информацию на наш сайт, и очень быстро понял, что даже просто завести туда информацию совсем не просто. Мы хотели, чтобы разработчики оценили этот продукт и донесли руководителям, что есть проблема.

Ведь если у большинства специалистов, не только из сферы здравоохранения, возникают трудности, нужно на это как-то реагировать. Ведь нас призывают говорить правду, и если проблемы есть, то нужно выслушать такую информацию, а не топать ногами. У нас есть предложение, если оно не устраивает, то мы готовы услышать другие варианты решения. Хотелось, чтобы на прямые вопросы отвечали прямо, а не общими словами».

Эксперты нашей газеты полностью разделяют эту позицию. Более того, эти технические проблемы касаются только нас. Например, на сайте госзакупок в Омске на конец февраля по новому 44-му закону, несмотря на все сложности процедур, было проведено 550 аукционов. В Новосибирске только 48. В 11,5 раз меньше. Голые цифры в данном случае говорят гораздо больше, чем заверения чиновников. Даже самые оптимистично настроенные представители здравоохранения не могут закрыть глаза на реальную проблему.

«Действительно, есть проблемы с переходным периодом. Сегодня мы находимся на этапе переговоров даже не с Министерством здравоохранения, а с управлением контрактной системы, которое организует все эти торги, — рассказал корреспонденту «Новой Сибири» главный врач Новосибирского областного онкологического диспансера, депутат Законодательного собрания Олег Иванинский. — В январе эта проблема, как мне кажется, была недооценена. Сейчас УКСиС включился, пошло движение, и постепенно все разрешается, но проблема была. Мы сделали запасы и за счет прошлого года по старой схеме продолжаем работать в нормальном режиме. Важно, чтобы сегодня система наладилась, потому что определенная опасность существовала и в какой-то мере еще остается, но торги уже пошли. Действительно, новый закон достаточно сложный, я был в селе и разговаривал с местными бухгалтерами, так они, бедные, за голову хватаются, ведь в городе попроще всегда можно поехать поговорить, да и квалификация наших бухгалтеров и экономистов выше. Я думаю, что, возможно, после того как в нашей области пройдет этот эксперимент, внесут поправки в этот федеральный закон. Понятно, что борьба с коррупцией необходима, поэтому все дорогие крупные покупки должны проходить открыто, но ведь есть текущие расходы, которые должны иметь оперативное значение. Мне кажется, и мы говорим об этом депутатам Государственной Думы, что должен быть принят порог суммы, до которой руководитель сможет принимать решение самостоятельно, без торгов и конкурсов. Это все рабочие моменты, и они рассосутся».

Конечно, быть первыми всегда почетно, но стоит ли устраивать столь опасные полигоны на базе бюджетных учреждений? Было бы гораздо логичнее, прежде чем участвовать в эксперименте, полностью отладить новую систему и обучить руководителей. Однако для этого пилотного проекта не только парашютов не подготовили, но и соломки никакой не подстелили. Разбирайтесь сами, как хотите. Важно ведь не кто виноват, а что делать. Однако по поводу этих вопросов региональное министерство ни чужих советов не слушает, ни своих решений не предлагает.

Олеся СОЛОВЬЕВА, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.