Наука держать нос по ветру в борьбе с вонью

0
1435

В поисках причин неприятного запаха мы учимся охоте на ведьм, а не тому, как добиваться соответствия производств нормам. 

ПАРАДОКС: ученые нашли органические соединения на далеком спутнике Сатурна, но никак не могут обнаружить источники вони в Новосибирске. Общественность только-только отсмеялась над выводами Новосибирского института органической химии СО РАН, а ей уже подкидывают новую шутку: 7 февраля прокуратура решила начать требовать от потенциальных источников запаха внедрения лучших технологий защиты в судебном порядке.

Напомним, с научным институтом СО РАН региональное Минприроды в прошлом году заключило контракт на выяснение проблем неприятного запаха, который уже много лет периодически накрывает Новосибирск. Стоимость контракта составила 400 тысяч рублей, на эти средства ученые два месяца применяли современные методы хромато-масс-спектрометрии, чтобы выявить дурно пахнущие вещества в пробах атмосферного воздуха.

«Это самые большие бочки с говном, которые я когда-либо видел», — сказал про навозоотстойники  АО «Толмачевское» общественник и блогер Алексей Носов (это кадр из видео, опубликованного у него на странице)
«Это самые большие бочки с говном, которые я когда-либо видел», — сказал про навозоотстойники АО «Толмачевское» общественник и блогер Алексей Носов (это кадр из видео, опубликованного у него на странице)

Остался вопрос: там ли применяли и надо ли нюхать то, что должно тупо соответствовать нормам. Ведь места проведения исследования были отобраны так: навозонакопители АО «Кудряшевское» и территория вблизи Толмачевских согр — это заболоченная местность вблизи выпуска сточных вод аэропорта «Толмачево» и большой части города Оби.

Если вдуматься, это два по сути противоположных объекта. Первый должен соответствовать массе норм и, судя по многочисленным проверкам, им соответствует. Второй по сути является несанкционированной свалкой, а если точнее — выгребной ямой, которую никто не выгребает и даже никто не понимает пока, что с ней делать вообще.

Кстати, новосибирские общественники, увлекшиеся борьбой с запахами, потенциальных источников накопали даже больше, чем эти исследователи.

АЛЕКСЕЙ Носов, Владимир Кириллов и Евгений Митрофанов в своих видеороликах показали огромные навозоотстойники животноводческого предприятия АО «Толмачевское» и массу сливных труб с человеческими фекалиями в черте Новосибирска.

Но что же установили ученые в рамках выбранных территорий? Вот как об этом написано в официальном пресс-релизе: «В результате проведенных работ в районе потенциальных источников неприятных запахов идентифицированы дурно пахнущие вещества, такие как индол, скатол, пиридин, метилпиридин, диметилсульфиды, алкилфенолы, летучие карбонильные соединения и жирные кислоты, сероводород. Причем профили дурно пахнущих веществ, идентифицированных в двух исследованных районах, существенно различаются. В пробах, отобранных в городах Новосибирске и Бердске при отсутствии запаха, дурно пахнущие вещества не обнаружены».

Из результатов сделан такой вывод: «Достоверно выявлены маркерные соединения, характерные для навозных и канализационных запахов вблизи двух потенциальных источников дурно пахнущих веществ. Полученные данные позволяют установить источники дурно пахнущих веществ при анализе проб воздуха в период наличия запахов в Новосибирске».

То есть, как это язвительно прокомментировали некоторые новосибирские СМИ, ученые сначала назначили потенциальных виновников, а потом выяснили, что от навоза пахнет навозом, а от канализационных стоков — фекалиями. Именно так: результатом исследования стал не поиск источников запаха, не концентрация вредных веществ при удалении от них и не причинно-следственные связи вони в городе с этими источниками, а само содержание запаха, взятого непосредственно на известных объектах, расположенных в 20 и 30 км от города.

На отчетном заседании комиссии по экологии Законодательного собрания Новосибирской области 20 января борьба с дурными запахами была названа одним из направлений работы органа. После заседания председатель комиссии Владимир Лаптев вопрос об эффективности расходования средств на хромато-масс-спектрометрический анализ комментировать не стал, но сообщил, что поиски источников запаха продолжатся. Он заявил, что в 2022 году область на средства программы «Чистый воздух» даже закупит для этого новое оборудование — ольфактометры.

Правда, в Министерстве природных ресурсов и экологии об этом пока ничего не знают. На запрос «Новой Сибири» и. о. министра Алексей Севостьянов недвусмысленно ответил: «Использование ольфактометров министерством не планируется». А по поводу «Чистого воздуха» уточнил, что пока в программу в числе 48 населенных пунктов «с высоким и очень высоким уровнем загрязнения атмосферного воздуха, негативного воздействия на здоровье населения» из Новосибирской области включен только Искитим.

Нужно ли было тратить 400 тысяч бюджетных рублей, чтобы установить эту вселенскую истину? Вопрос открыт. Но в его контексте уместен и другой: а достаточно ли 400 тысяч, чтобы провести полноценное исследование, которое выявило бы источник вони?

Тут надо отметить, что хромато-масс-спектрометры — оборудование дорогое. Например, весной 2020 года Новосибирский центр гигиены и эпидемиологии закупал газовый ХМС за 23,4 млн рублей, а жидкостный — за 43 млн, а сам НИОХ только за одну запчасть для своего аппарата отдал более 1,8 млн рублей. (К слову, имеющийся в распоряжении новосибирского МУП «Горводоканал» ольфактометр обошелся куда как дешевле — в 320 тыс. рублей.)

Однако эти затраты будут вообще незаметны, если межрайонная природоохранная прокуратура реализует свою идею. 10 февраля она сообщила, что обратилась в Новосибирский районный суд с иском к АО «Кудряшевское» с тем, чтобы обязать его как опасное с точки зрения экологии производство внедрять наилучшие доступные технологии, «направленные на сокращение эмиссии неприятного запаха от свиноводческого комплекса». По логике, дальше ей придется требовать этого от всех.

Ученым бы хотелось продолжить исследования и ловить запах теперь уже в Новосибирске, когда он накроет город. Однако у маркеров нет инвентаризационных номеров, а в отрыве от показателей концентрации их наличие вообще ни о чем не говорит. Например, согласно «Википедии», индол содержится в масле жасмина и задает основную ноту в ярком аромате этого растения, скатол, имеющий в больших концентрациях фекальный запах, в жасминовом масле тоже есть, но при низких концентрациях он приобретает «приятный сливочно-молочный аромат». Диметилсульфид при сильном разбавлении пахнет продуктами переработки кукурузы — его поэтому даже в пищевой промышленности в качестве ароматизирующей добавки применяют. Пиридин, который в основном получают из каменноугольной смолы, применяется в синтезе красителей и лекарственных веществ. Этилфенол образуется в вине и пиве и становится нежелательным, когда его концентрация превышает определенный порог, что придает вину привкус, описываемый сомелье как ощущение «скотного двора» (в некоторых видах бельгийского пива это даже считается желательным).

Но прокуроры, видимо, решили действовать наверняка – добиваться масштабного перевооружения от всех потенциальных источников найденных учеными веществ, а это гораздо более широкий список, чем свинокомплекс и стихийная выгребная яма.

Алексей МАКСИМОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.