Он обещал рассчитаться, но его остановили

0
480

Почти семь лет представители закона разыскивали бизнесмена, который считает, что не украл у своих клиентов 10 млн рублей, а просто неудачно вложил их в бизнес. 

НА МИНУВШЕЙ неделе был вынесен приговор бывшему руководителю нескольких строительных фирм Сергею Губкину. Его приговорили к пяти годам лишения свободы за семь мошеннических операций, которые суд объединил в два эпизода.

Гособвинитель, помощник прокурора Центрального района Ксения Короед пояснила «Новой Сибири» схему, по которой работал мошенник: он просто продавал квартиры, которыми не владел. «Всего с июня 2010 года по март 2011 потерпевшие передали ему около 10 млн рублей, — говорит она. — В итоге квартир он взамен не предоставил, деньги не вернул».

Сергей Губкин дела вел не то чтобы совсем как уголовник, но, скажем так, в рамках весьма широких понятий. Работал будто под прикрытием. Квартиры продавал по цене чуть ниже рыночной через заключение договоров беспроцентного займа. Пояснял при этом, что так выгоднее — налогов меньше. Но квартирами он не владел. По крайней мере, застройщик в суде пояснял, что долгов перед фирмами Губкина, действительно поставлявшими ему материалы и выполнявшими кое-какие работы, не имеет. И вообще не рассматривал даже возможности залезть к нему в такие большие долги.

Когда дело Губкина осенью 2011 года уже начали рассматривать в суде, подсудимый вдруг перестал приходить на заседания. Заседания тем временем продолжались в его отсутствие, и в итоге даже был вынесен приговор — 6,5 лет лишения свободы, но потом, когда в конце 2017-го осужденный все же нашелся, его взяли под арест и начали рассматривать все сначала, уже новым составом суда.

Прокурор ситуацию описывает просто: подсудимый от суда скрывался и был объявлен в розыск. А сам Сергей Анатольевич считает, что никуда он не скрывался, а всего лишь переехал с семьей жить в другой город. Якобы посчитал, что дело закрыли на стадии следствия. Якобы адвокат так ему сказал, и он ему поверил.

Еще один показательный момент: если в ходе первого процесса Сергей Губкин признавал свою вину полностью, то во втором уже не был согласен с тем, что имел умысел завладеть чужими средствами. Мол, да, деньги у людей брал, но не присваивал их, а пустил в оборот и прогорел. Умысел имел на то, чтобы предоставить им обещанные квартиры, а не обобрать. А что не вышло с квартирами — увы, не справился, бизнес вел неправильно. «Когда я задала подсудимому вопрос, почему он изменил свою позицию, он пояснил, что сначала не понял, что у него спрашивали, а теперь разобрался», — скептически транслирует Ксения Короед.

На постановке приговора, состоявшейся 13 июня, собрались потерпевшие — в основном взрослые и пожилые люди, переселенцы из Казахстана. Особых иллюзий о том, что приговор что-то изменит в судьбе отданных Губкину денег, они уже не питают, настаивают на строгом наказании. От обвиняемого они ничего не получили и уверены, что если бы он действительно не был мошенником, то за эти семь лет, пока он был в розыске, предпринял хотя бы попытки рассчитаться.

За время, пока идут процессы, в жизни обеих сторон случились трагические события. Сам обвиняемый в ходе процесса говорил, что благодарен судьбе за то, что на скамье подсудимых его не видят родители — они скончались, пока шло его преследование. О своих человеческих травмах рассказывают и потерпевшие. Одна из них, Светлана Васильевна, отдавшая Губкину 850 тысяч, в ожидании обещанной квартиры овдовела.

В судебном заседании подсудимый говорил, что намерение рассчитаться с людьми у него есть, но имущества, которое можно было бы пустить в погашение обязательств, у него нет, а сроки, в которые необходимые деньги он может заработать, назвать затруднялся. При этом в своем последнем слове, обращаясь к судье, Губкин сказал: «Вы не меня наказываете — вы потерпевших наказываете», — имея в виду, что из мест лишения свободы гасить ущерб он не сможет, а на воле мог бы покрыть его доходами от новых бизнес-операций.

Проверить реалистичность этих обещаний пока не представится возможности. Тем более что в том же Центральном суде рассматривается еще одно дело Губкина. С другими адресами, другими потерпевшими и уже знакомой нам схемой.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Фото автора

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments