Новосибирцы не сократили потребление пива, но умудряются меньше за него платить в региональный бюджет. 

Недавно главный финансист администрации Читы назвал счастьем тот факт, что читинцы пьют пиво. Имелось в виду счастье для бюджета, который получил в 2017 году от местного производителя 73 млн рублей акцизов, тогда как в 2016-м их было 58 млн. В Новосибирске наоборот: замминистра финансов Новосибирской области Светлана Шарпф еще в начале декабря предупредила, что сборы по акцизам будут на 200-250 млн рублей нижеплана.

К такому итогу Новосибирская область готовится с лета, когда стало известно, что по итогам первого полугодия производство пива на нашей территории упало на 2,8 процента, если сравнивать с таким же периодом 2016-го. В абсолютном выражении это более полумиллиона декалитров. Новосибирскстат, сообщивший эти цифры, попытался успокоить общественность тем, что по объемам новосибирское пивоварение все равно остается на первом месте в Сибири и на пятом — среди регионов России. Но при помощи калькулятора уже можно было выяснить, что сокращение производства при размере акциза в 21 рубль с литра ведет к прямому убытку для казны более чем на 100 млн рублей.

Тут бы, возможно, имело смысл порадоваться за новосибирцев хотя бы потому, что они стали трезвее, но нет. Дело в том, что падение производства происходит на фоне роста количества магазинов разливного пива. В сентябре 2ГИС отметил очередной рекорд: 798 точек. Это больше, чем год назад, на 20 процентов, а относительно 2014 года — на 63.

Главной проблемой, ведущей к снижению объемов производства, эксперты рынка считают теневой оборот. Легальные пивоваренные предприятия не могут конкурировать с нелегальными — с теми, которые везут фуры с потенциально опасным напитком не пойми откуда или делают его непонятно из чего (в обоих случаях нелегал даст любому производителю фору как минимум на размер акциза, а как максимум — вообще на всю налоговую составляющую). Картину такой нечестной конкуренции все еще можно встретить в магазинах, где пиво продается дешевле 30 рублей за бутылку или 60 за литр. Найти такие чудеса совсем несложно: например, на оптовом рынке «Левобережный» или в разливухе где-нибудь на окраине Новосибирска, не говоря про область.

Навести порядок в торговле местная власть хочет, но не может: юрисдикция не та. Недавно, например, мэрия выступила с инициативой по введению для магазинов, торгующих спиртным, дополнительных ограничений. В основном они касались разливух, которые работают на первых этажах жилых домов, а также тех, кто, прикрываясь парой столиков, стоящих у прилавка, получает лицензию как заведение общепита и продает горячительные напитки круглосуточно.

Муниципалитет мотивировал свою инициативу жалобами горожан и беспокойством за их здоровье — мол, кто знает, что в этих забегаловках по ночам в пэты льют. Но в комментарии вице-мэра Артема Скатова прозвучала и другая тема — финансовая. «С тем, что Новосибирск называют пивной столицей, мы будем согласны только в том случае, если у нас будет поступление налогов от пивной отрасли, но ни в коем случае не согласны, если будет у нас такое звание по количеству пьющих или по количеству пивных магазинов», — сказал он.

Инициатива городских властей на первый взгляд сплошь положительная, а на деле не так уж эффективна. Во многих регионах дополнительные запреты как по месту торговли, так и по времени приводили только к одному — люди пьют меньше… легальных напитков. А значит, больше денег уходит в руки торговцам, которые работают вне закона. Поэтому если раньше регионы старались увеличить ночной мораторий на торговлю алкоголем, изгнать отовсюду «разливочные», то теперь многие приходят к мысли, что правильнее будет усилить контроль за работающими точками и закрывать только злостных нарушителей. В Новосибирской области, похоже, решили идти тем же путем. Как поясняет врио министра промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области Николай Симонов, «дополнительные требования и ограничения в отношении розничной продажи алкогольной продукции при оказании услуг общественного питания могут быть установлены только федеральным законом». Более того, региональное правительство как раз наоборот — готовит документы для введения послаблений для точек, торгующих пивом, пивными напитками и прочими сидрами, если они при этом еще и предлагают к напиткам закуску.

К чему приведут такие меры? Сократят давление на честных пивников или предоставят еще более широкую дорогу нелегалам? Председатель областного отделения Ассоциации производителей пива и алкоголя (ПИАП) Алексей Соловьев комментирует ситуацию так: «Сейчас очевидно одно: рынок серого пива, с которого не уплачен акциз, в Сибири есть, но ужесточение законодательства только усугубит положение законопослушных производителей и продавцов. Пока нет должного контроля за исполнением действующих норм закона, вводить новые ограничения — это не решение проблемы».

По мнению участников отрасли, главный фактор, который способствует возникновению и развитию теневого сегмента, — это именно чрезмерное регулирование отрасли. Пока не было этого давления — пивная индустрия оставалась наиболее прозрачной и обеспечивала практически стопроцентную собираемость налогов. «За последние несколько лет были созданы такие законодательные условия, которые делают более выгодной деятельность вне правового поля, — считает Алексей Соловьев. — Легальные производители сейчас вынуждены работать в заведомо проигрышных конкурентных условиях, исполняя все нормы регулирования пивного рынка».

На таком распутье рынок сейчас и стоит. Направо пойдем, добавляя контроля, — продолжим снижение конкурентоспособности «белых» производителей. Налево — захлебнемся в потоке «левых» напитков. И в том, и в другом случае будем считать потерянные акцизы. Если, конечно, не найти возможность двигаться прямо — к снижению нелегального оборота.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

НОВОГОДНИЙ ТОСТ


Константин КАНТЕРОВ, главный редактор «Новой Сибири»:

— Большое количество людей считает главными событиями будущего года выборы. Сначала, в марте, — выборы президента, с которыми настолько все ясно, что идти на них, кажется, стоит только из чувства гражданского долга. Потом, осенью, — выборы главы региона, вся интрига которых как раз в том, сплотимся ли мы (или не сильно ли мы передеремся) в ходе первой кампании.

Иногда кажется, что событий, не связанных с выборами, в наступающем году просто не будет.

Но это не так. Потому что для кого-то он выборный, а для кого-то — собаки, но для каждого из нас он будет новым. А это как минимум значит, что нас многое объединяет.

Давайте будем нужны друг другу. С Новым годом!

comments powered by HyperComments