Признаки ритуального преступления

0
1045

Прокуратура выявила в действиях кого-то из коллег начальника областной судмедэкспертизы Владимира Новоселова признаки мошенничества. 

ПРОКУРАТУРА Новосибирска установила признаки мошенничества в деятельности руководства областного бюро судмедэкспертизы. Материалы проверки, подтверждающие этот факт, ведомство направило в полицию. Прокуратура просит решить вопрос об уголовном преследовании в отношении «неустановленного лица из числа руководителей ГБУЗ НСО «Новосибирское областное клиническое бюро судебно-медицинской экспертизы» и индивидуального предпринимателя Галины Монаховой.

Гробовых дел предприниматели

Прокурорскую проверку инициировал новосибирский тележурналист Виктор Бобровников. У него в руках оказались документы умершего пожилого человека, он пришел с ними в регистратуру бюро, расположенную на Немировича-Данченко, 134, с просьбой выдать документы о смерти. Все происходящее записывалось на скрытую камеру.

«Это было частью моего расследования. На самом деле у меня никто не погибал, к счастью, — рассказал Виктор корреспонденту «Новой Сибири». — Помещение регистратуры — это небольшая комнатка с дверью справа и окошком. Я подхожу, говорю, что мне нужны документы о смерти, вот паспорт мой, вот паспорт умершего — она мне тройная бабушка на киселе. В окошке принимают мои документы и говорят: «Хорошо, ожидайте». Через некоторое время из этой двери выходит женщина и говорит: «Бобровников». Я вхожу, она говорит: «С вас три тысячи за подготовку тела». И еще пояснила: три тысячи — это потому что женщина, если был бы мужчина — было бы три пятьсот».

НА КАССОВЫХ документах, которые журналисту выдали взамен денег, стоял штамп ИП Монаховой. «При этом на том бланке, который мне дали в регистратуре, и на кассовых документах предпринимателя стояла подпись одного и того же человека. Как я потом выяснил — регистратора, которая со мной разговаривала через окно».

Автор расследования не скрывает, что проводил его исключительно как журналист. Он даже в правоохранительные органы обратился не сразу, а лишь после того, как выступил с материалами скрытой съемки в телепрограмме «Конфликт интересов». Виктор Бобровников считает, что под видом законной деятельности государственного учреждения здравоохранения просто вымогают деньги с людей, находящихся в состоянии горя. «Происходящее в судмедэкспертизе мне подавали под соусом, что это обязательная процедура и я не могу от нее отказаться. Поведение персонала, реплики сотрудников указывали на то, что это норма и альтернативы нет. Человек неподготовленный встает перед фактом, что он должен оплатить эти деньги».

Чтобы придать дополнительного веса своим материалам, автор расследования написал обращения в УФАС, Роспотребнадзор, МВД и прокуратуру. С тех пор о ходе рассмотрения его информации он знал только то, по каким инстанциям бумаги ходили. О направлении материалов проверки в органы предварительного расследования он узнал от «Новой Сибири».

В документе (копия есть в распоряжении редакции) говорится, что «бюро судебно-медицинской экспертизы являются учреждениями здравоохранения, деятельность которых направлена на производство экспертиз, то есть государственной судебно-экспертной деятельности», а вовсе не оказание платных услуг населению. При этом там не только проводят судебно-медицинские исследования, но еще и хранят тела, обмывают, одевают и укладывают в гробы, но должны делать это бесплатно. Поскольку брать деньги за это государственному бюджетному учреждению запрещено, считают в прокуратуре, возникла схема, при которой сотрудники судмедэкспертизы «путем обмана вынуждают граждан, производящих погребение умерших, оплачивать услуги, якобы оказанные ИП Монаховой Г. В.».

Кто именно из числа руководства учреждения «путем обмана и злоупотребления доверием» похищает денежные средства граждан, выяснить имеющимися средствами прокуратура не смогла. Но очевидно, что хитрая схема не могла существовать без ведома начальника НОКБСМЭ Владимира Новоселова.

Помощники «Доктора Смерть»

Имя заслуженного врача РФ, доктора медицинских наук и профессора, руководящего специфическим учреждением, не раз всплывало в серьезных скандалах. Однажды его приговорили к штрафу за «экспорт трупов из Новосибирска в Германию» — так в прессе окрестили уголовное дело, по которому Владимира Павловича признали виновным в злоупотреблении должностными полномочиями. Суд установил, что Новоселов способствовал сбору трупов по новосибирским моргам и переправке их в Германию для обработки и художественного оформления, чтобы они потом могли участвовать в анатомических выставках доктора Гюнтера фон Хагенса, скандально известного под прозвищем «Доктор Смерть».

Приговор о штрафе в 35 тысяч рублей был вынесен в 2005 году, но в деле рассматривались события 2000-го, когда Хагенс заключил договоры с Новосибирской государственной медакадемией об отправке в Германию 56 трупов. Эта партия успела уйти в Европу, а вот вторая, из 32 трупов, была перехвачена на таможне. Когда следователи разобрались с обстоятельствами сделки, выяснилось, что НГМА была местом формирования партии мертвых тел, которые собирали по моргам всего Новосибирска и что Владимир Новоселов разослал главным врачам этих больниц письма, в которых просил передавать неопознанные и невостребованные «мертвые души» для начала в бюро судмедэкспертизы. Самое скандальное в той истории было то, что среди отправленных в Европу трупов оказались тела людей, которых родственники безуспешно искали по всем моргам. Причем выяснилось, что некоторым из них в бюро СМЭ под видом праха родственника или близкого выдавали прах посторонних людей. Таких случаев было выявлено восемь.

С 2003 по 2005-й по делу Новоселова дважды выносили оправдательный приговор. Первый раз, в конце 2003 года, он был оправдан за отсутствием состава преступления. После обжалования прокуратуры дело отправили на повторное рассмотрение. Обвинитель «с учетом его заслуг перед медициной и перед городом» просил два года условно, но в июле 2004-го суд снова вынес оправдательный приговор. В конце концов, после очередного обжалования с подсудимого сняли обвинение в организации незаконного функционирования кремационной печи в бюро судмедэкспертизы, а основным обвинением стала причастность к формированию партии трупов. Владимир Новоселов вины не признал.

Недобросовестная конкуренция не на жизнь, а на смерть

К такому хлопотному делу, как ритуальный бизнес, претензии у потребителей возникают редко. Не потому, что «им уже все равно» (ведь заказчиком скорбных хлопот выступают живые люди, родные и близкие покойных), — просто состояние, в котором человек обращается за помощью, не располагает к выяснению отношений. Но к деятельности судмедэкспертизы вопросы все равно есть.

В 2014 году, например, достоянием общественности стали обстоятельства такой истории: сыну вместо тела матери в бюро выдали останки совершенно постороннего человека. После разбирательств выяснилось, что тела просто перепутал санитар морга.

После инцидента последовало несколько проверок, их материалы попали в горсовет Новосибирска. Там заинтересовались тем, что погребальные фирмы арендуют в здании учреждения микроскопические помещения, а деятельность ведут довольно громоздкую. Чтобы готовить тела к захоронению, требуется немало места. А фирма «Танатолог» умудрялась всего на 11 квадратных метрах принимать 20-30 тел ежедневно.

А осенью 2017-го гражданин Новосибирска (он направил копию своей жалобы в «Новую Сибирь», но попросил не называть его имени) сообщил в антимонопольное управление ряд фактов, по его мнению, свидетельствующих о недобросовестной конкуренции со стороны ГБУЗ НСО. Имелось в виду привилегированное положение упомянутой выше ИП Монаховой и фирмы «Содействие» по отношению к другим организациям, оказывающим ритуальные услуги. В жалобе также приведены факты, похожие на те, которыми сегодня заинтересовалась прокуратура.

Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments