Шарики и Шариковы

0
305

Новосибирский центр по проблемам домашних животных, в простонародье «живодерня», попал в лапы зоозащитников. 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ такого муниципального учреждения, как Новосибирский центр по проблемам домашних животных (сокращенно НЦПДЖ, а в просторечии живодерня), недавно попала на первые страницы газет и в топы новостей. Связано ли это с недавно принятым федеральным Законом «Об ответственном обращении с животными» или просто так совпало — большой вопрос. Но факты в том, что выявленные городской КСП нарушения финансовой дисциплины в МКУ могут привести к смене в нем власти. А то и вообще формата работы.

Гуманная бесхозяйственность

В прошлом году новосибирские зоозащитники обратились к депутату горсовета Наталье Пинус с просьбой посодействовать переменам в деятельности центра. Общественники считают, что работает учреждение крайне негуманно — животных там плохо кормят, держат в скотских условиях и усыпляют без достаточных оснований. Депутат инициировала проверку Контрольно-счетной палаты Новосибирска. В итоге появился документ, который хотя и выявил совсем не кровожадные нарушения, но позволил поставить вопрос о переменах.

Аудитор КСП Алексей Усов на заседании комиссии по городскому хозяйству горсовета доложил: в МКУ «НЦПДЖ» с 2015 по 2017 год отсутствовала система внутреннего контроля за корректностью отчетов, списанием материальных ценностей, за достоверностью информации о времени работы техники и количестве ГСМ. Выявлены признаки завышения штатной численности, потребностей в корме для животных. Главный вывод: «Общая совокупность выявленных несоответствий свидетельствует о низкой эффективности деятельности и неэффективном расходовании бюджетных средств». Предписано устранить недостатки.

Чего-то такого, что могло бы возбудить прокуратуру, не проявилось. Прокуратура, кстати, после КСП тоже приходила с проверками, но ничего по своему профилю не обнаружила. Зампред горсовета Юрий Зарубин даже заметил: «Да там огромных хищений априори быть не может. Там есть бесхозяйственность».

Когда вянут цветы зла — добра становится больше?

Директор МКУ Андрей Каркавин держал ответ бодро: «Был составлен план устранения нарушений из 17 мероприятий. На данный момент выполнено 11, осталось шесть. Еженедельно предоставляется отчет о проделанных мероприятиях и устраненных недостатках».

Такой оптимизм не устроил председателя комиссии по городскому хозяйству Игоря Кудина: «Что вообще происходит на вашем предприятии? Почему нарушения выявляются КСП, а не в текущем режиме? Я читаю акт КСП, и мне плакать хочется. Вы не хотите работать руководителем? Я добьюсь, чтобы не работали».

Наверняка плакать при чтении победных реляций, с учетом специфики учреждения, хотелось бы даже больше, но Андрей Каркавин повинился: «Я несу персональную ответственность за свое учреждение. Те моменты, которые выявила КСП, обязуюсь исправить». Ситуацию попытался смягчить и Дмитрий Перязев, начальник департамента энергетики и ЖКХ, курирующего специфическую службу: «Есть план, отчеты предоставляются. Когда нарушения будут устранены, давайте создадим комиссию и проверим».

Но общий настрой уже был понятен. Тем более что изначально сама проверка возникла лишь как повод привлечь внимание к системным проблемам учреждения.

Наиболее ярко эти проблемы проявились, когда депутат Владислав Люмин спросил Андрея Каркавина, по каким критериям в учреждение принимают работников. Ответ Андрея Юрьевича был обескураживающе откровенен: «Мы принимаем на работу тех, кто не скажет: «Мне их жалко». Эти люди исполняют свои обязанности».

Кто из них звери?

Мелкими нарушениями и прямотой руководителя Наталья Пинус с общественниками воспользовались, чтобы предложить реформу системы работы с безнадзорными животными. Зоозащитникам хорошо известна система, обозначаемая аббревиатурой ОСВВ (отлов — стерилизация — вакцинация — возврат), причем, поясняет депутат, возврат не на улицу, а в новые приличные семьи. Именно ради этой гуманизации, признает она, и было все затеяно. Кроме того, по мнению активистов, при оптимизации штатного расписания центра можно будет сократить его финансирование на четверть (сейчас он потребляет 27-28 миллионов рублей в год).

Похоже, исполнительная власть может пойти навстречу. Дмитрий Перязев, судя по всему, уловивший общее умонастроение, уже готов к сотрудничеству с общественниками. В частном разговоре он признается, что спокоен, потому что итоги проверки КСП касаются 2015—2017 годов, когда он еще не занимал свою должность. Но ему очень не хотелось бы при следующей проверке краснеть за Андрея Каркавина, который руководит центром с момента его создания в 2008 году. «Я готов лично устроить на работу в Центр зоозащитников — чтобы у меня одной головной болью было меньше», — подытоживает он неприятный разговор на комиссии.

Такой поворот устраивает тех, кто обнажил проблему. Наталья Пинус сообщила «Новой Сибири», что вполне удовлетворена обсуждением и надеется, что теперь удастся изменить саму суть деятельности НЦПДЖ. «На следующей неделе мы встречаемся с руководством департамента. Я чувствую, что там есть готовность к переменам», — говорит она, рассчитывая, что зоозащитников не просто зачислят в штат центра, а назначат на руководящие должности.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments