Свобода вони

0
90

Очередной инвестиционный проект, и без того едва продирающийся в сторону реализации, назвали дурно пахнущим

В КОЛЫВАНИ поставили вопрос о референдуме, в ходе которого предполагается определить место расположения предприятия, призванного стать гордостью Новосибирской области. Это произошло на митинге, состоявшемся на этой неделе.

Речь о масштабном комплексе по производству мяса индейки мощностью более 12 тыс. тонн мяса в год. Его давно обещают начать строить рядом с поселком — в последний раз, в феврале 2017-го, шла речь о начале поставок мяса в торговые сети к ноябрю 2018-го, а до этого звучали и более ранние сроки. Корректировалась и стоимость проекта. Сначала говорили про 3 млрд, потом — про 3,5, теперь идет речь про 4,2 млрд рублей.

Инвестпроект затеял совладелец холдинга «Сибирский гигант» и депутат заксобрания Александр Манцуров. Компания «Инд-Сибирь» принадлежит его фирме «Гигант плюс», но доли Манцурова в залоге у Сбербанка — как зафиксировано в ЕГРЮЛ, до момента полного выполнения обязательств об открытии невозобновляемой кредитной линии. В общем, все непросто, как и во всем российском бизнесе.

В Колывани народный протест начал формироваться этим летом. Уже прошел сход граждан, на нем, как сообщил замглавы района Артем Долин «Коммерсанту», создали рабочую группу для разрешения всех спорных вопросов.

Рабочая группа пока так и не собралась, а порядка 50 граждан уже вышли на митинг против индюшатника. Смотрят на выделенные участки, сверяют с розой ветров. Уверены, что после строительства в поселке будет плохо пахнуть. Ну а на митинге, как цитируют Sibnnovosti.ru, уже и совсем невероятные оценки звучали: говорят, ферма ежесуточно будет сжигать 7-8 тонн вонючих отходов, водоочистку там запланировали неправильную, всякие гормоны и химию будут сбрасывать в реку Оёш, через которую начнется и загрязнение Оби. Дополнительным аргументом прозвучало даже то, что здесь иногда и так чувствуется «вонище» от Кудряшовского свинокомплекса.

Конечно, позиция колыванцев способна вызвать сочувствие. Новосибирск потом будет рад подешевевшей индейке, область впишет в инвестиционные проспекты очередной успешный проект, а в тихом старом поселке многое может измениться не в лучшую сторону.

Однако новость о зреющем протесте выглядела бы гораздо более убедительной, если бы шла из какого-то другого уголка Новосибирской агломерации, а не из Колывани. Эти места и так не сказать, чтобы были уютны. Несмотря на то что от центра Новосибирска до них почти как до Бердска, признанной рекреационной зоной они так и не стали.

МЕНЕЕ активный интерес к северо-восточной части области можно списать на отсутствие железной дороги, но у этого обстоятельства всегда два конца: да, электричка — это удобно, но без нее зато народу поменьше, а пространства и нерастоптанных уголков природы — больше. Тем более что уголков этих в Колыванском районе полно — несметное количество озер, речки, леса (более половины территории).

Но беда в том, что здесь полно зловредного гнуса. Оводы, пауты и прочая неприятная фауна, как мухи на мед, всегда слетаются на сельское животноводство. Именно коровами в основном питаются эти кусучие твари. Раньше в районе коров было много, теперь стало поменьше. Правда, насекомые от этого, такое ощущение, кусать еще активнее стали.

Но Колывань — это городское поселение, а не село. И это добавляет особых проблем. Например, колыванцы страдают от местной водопроводной воды — она идет грязная. А есть еще и социальные факторы — здесь не очень хорошо с рабочими местами. За работой и деньгами многим жителям поселка приходится ездить в Новосибирск. Ерунда, конечно, — 40 километров в один конец.

И вот тут интересно: строительство индюшачьего комплекса добавит колыванцам около 300 рабочих мест, но, получается, жителей и это радует меньше, чем возможность не ощущать запах от предприятия, который в теории может возникнуть.

Колыванское возмущение вышло в публичную плоскость впервые, а другие протесты уже стали капитальным трендом. Особенно не везет мусорным полигонам. Долго перебирая для них возможные дислокации, специальная рабочая группа недавно выбрала поселок Лекарственный в Тогучинском районе как «вариант менее болезненный из всех». Однако там тоже уже собирают подписи под обращением к областным властям. Естественно, с протестом.

Забавно, что новости об этом идут на фоне продолжающегося несколько дней пожара на свалке возле Хилокского рынка в Ленинском районе Новосибирска. 4 поливомоечные машины, 8 бульдозеров и 7 «КамАЗов» работают, но дым продолжает идти и вонять. И это при том, что новые полигоны предполагается строить по уму и с учетом экспертиз, а хилокская свалка существует полулегально.

Вряд ли всем жителям агломерации покажутся уместными и жалобы колыванцев на запах с Кудряшовского свинокомплекса. Мало того, что до исторического поселка от предприятия даже по прямой более 20 километров (пол-Новосибирска расположено ближе), так еще и вопрос о вони оттуда новосибирские чиновники уже больше года разбирают буквально по молекулам.

Напомним, летом прошлого года о вони в районе города Обь публично высказался генеральный директор аэропорта «Толмачево» Евгений Янкилевич. Он направил свое заявление о неприятном запахе, порочащем статус воздушной гавани, в правительство Новосибирской области и Западно-Сибирское МТУ Росавиации. С этого момента все реально закрутилось: проблему исследовали в рамках межведомственного взаимодействия, под подозрением оказались не только производители свинины (а там в этой отрасли работает не только ОАО «Кудряшовское»), но также Горводоканал и мусорные полигоны. Попутно вспомнили о существовании Толмачевских согр — это большой болотистый массив между «Новосибирск-Экспоцентром» и городом Обь. И выяснили, что до сих пор в него сбрасывается до полутора миллионов неочищенных сточных вод, в том числе около миллиона — с фекалиями.

В итоге кого-то наказали, кому-то выдали предписания, даже по ликвидации безобразия на сограх план мероприятий наметили (быстро проблему не решить, все признают). Но в целом убедились, что запах соответствует законодательству и нормам. И самое главное: в воздухе на границах санитарно-защитных зон предельные нормативы по вредным веществам, подлежащим мониторингу, не превышены.

Так что же тогда воняет? Ну, говорят специалисты, индустриализация же, агломерация, людей живет много, а это не всегда комфортно. Мол, человеческий нос — хорошая сигнальная система, он чувствует потенциальную угрозу даже там, где реальной может и не быть.

К дурно пахнущим инвестпроектам такое отношение тоже хорошо бы применить. Пусть сигнальная система боится, а решения лучше принимать на основе более взвешенных цифр.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments