Учимся шерингу — тренируемся на самокатах

0
1067

Власть и бизнес набивают шишки, вырабатывая правила отношений в рамках никогда не существовавшего цифрового мира. 

ПОЧТИ весь 2022 год власти Новосибирска и кикшеринговые компании сражались за порядок в отношениях. Поскольку пока никто не знает, какими они должны быть, сражения принимали самые разнообразные формы: от буквальных физических столкновений на улицах города до судебных тяжб. История не окончена, но где-то в ближайшем будущем в ней уже маячит «светлое завтра» в виде каких-то понятных и законных правил.

Вопрос о запрете электросамокатов поднимается с момента, когда они появились. Властям не нравились скорость, мощность средств индивидуальной мобильности и их неподзаконность ничему. На устаканивание этих вопросов ушел 2021 год — подключались законодатели всех уровней, а также следственный комитет.

«В ходе мониторинга средств массовой информации следственными органами выявлена публикация о бесконтрольном массовом предоставлении в аренду для передвижения по территории города Новосибирска электросамокатов гражданам, в том числе несовершеннолетним, которые, управляя ими, совершают наезд на пешеходов либо травмируются сами, что представляет угрозу безопасности жизни и здоровья потребителей», — сообщило как-то новосибирское региональное управление ведомства.

В 2022-м начали работать с пользователями — их стали штрафовать за нарушения ПДД. Но основной накал все же происходил по более принципиальному аспекту. К тому моменту работающие в Новосибирске операторы услуг по кикшерингу электросамокатов Urent и Woosh подписали с муниципалитетом соглашение и получили легальные места для парковок, но этот бизнес устроен так, что место оставления транспорта выбирает пользователь.

«Почему они не платят нам за парковку?» — спросили себя власти и начали искать ответ. Уже в мае 2022-го это привело к сообщениям об избиении муниципальных чиновников во время рейдов по изъятию незаконно припаркованных гаджетов. Чиновники даже представили на муниципальную комиссию видеодоказательства.

Вскоре мэрия придумала, за что штрафовать кикшеринговые компании, и начала применять находку на практике. Оставленный у обочины самокат административные комиссии стали называть «пунктом выдачи», — а это уже нестационарное сооружение, за размещение которого на муниципальной земле надо платить.

Центральный округ Новосибирска по несколько раза оштрафовал Urent и Whoosh за такие «нестационарные объекты» (ст. 5.2 регионального Закона «Об административных правонарушениях»), но компании через суд добились признания штрафов незаконными. «Ну не я же эти самокаты там бросаю!» — почти буквально заявляли кикшеринги в суде, и суд соглашался.

Параллельно за наведение порядка взялась полиция. Их инструментарий — это статья 27.13 КоАП РФ, предусматривающая «исключение транспортного средства из процесса перевозки людей и грузов путем перемещения его на специализированную стоянку». Штрафстоянки, от упоминания которых звереет каждый владелец автомобиля, вынужденный хотя бы иногда искать парковку в центре, стали угрозой и для самокатных компаний. «Деятельность» по применению этой нормы, как следует из заявления кикширенга в суд, полиция вела с 01.06.2022 по 24.07.2022 «в связи с задержанием принадлежащих ООО «ВУШ» шеринговых электрических самокатов». Пока суд не определился, имеют ли органы МВД право на это.

Третий подход, примененный властями к субъектам «уберизированной» экономики, заключался в земельном вопросе. И он оказался успешен. Мэрия в суде добилась запрета размещать пункты выдачи на земельных участках, находящихся в муниципальной или государственной собственности, без соответствующих разрешений. За нарушение придется платить неустойку в размере 100 000 рублей «в отношении каждого выявленного пункта выдачи и приема электросамокатов (парковочного места электросамокатов)».

Таких решений вынесено два: специально для Urent и специально для Woosh. Не перепутайте. Оба они обжалованы, и в январе 2023-го жалобы будут рассмотрены.

Однако основное уже случилось: мы убедились, что классическая экономика не хочет просто так уступать «уберизированной».

Война между ними, писала «Новая Сибирь», рассматривавшая самокатные споры именно под таким углом, идет в регионах, странах, на континентах, и если допустить некоторый пафос, является следствием конфликта не менее глобального, чем такие, из-за которых начинаются мировые войны.

Уберизация — это тенденция к устранению из бизнес-схем живых посредников, к их замене на цифровые платформы. Сервис такси, давший тенденции имя, обещал за счет этого перевернуть мир. Новые такси долгое время отбивались от представителей вымирающей аналоговой расы: мы не такси, мы агрегаторы, мы вам тут не обязаны освидетельствовать водителей на трезвость и техосмотрами заниматься. Но земные законы победили, и сегодня случайных водителей на своих тачках в такси почти нет, они не выдерживают конкуренции с большими автопарками. По сути, все вернулось на круги своя, но уже с новым коллективным убером во главе, который заставил своих подрядчиков работать за меньшую маржу и более эффективно. А те деньги, которые удалось сэкономить за счет автоматизации, он забрал себе. Чуда не случилось.

Высокая доступность индивидуальных средств мобильности общего пользования — точно такой же фокус. Пока кикшерингам позволяют бесплатно пользоваться общественной инфраструктурой, они выигрывают конкуренцию с частным самокатовладением. Если включить в счет все это — надо будет еще посмотреть, сохранится ли успешность этого бизнеса.

Такая получается история. Другие ждут нас, когда шеринг во всех своих проявлениях по-настоящему массово будет входить в нашу жизнь. Но мы уже будем натренированными.

Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.