Депутаты и активисты разошлись во взглядах на городскую общественную палату.

На уходящей неделе городские депутаты приняли решение распустить рабочую группу по вопросу создания городской общественной палаты в Новосибирске. Группа просуществовала в комиссии по местному самоуправлению без малого два года и завершила свою работу неожиданным выводом: городская общественная палата в том виде, какой ее видит общественность, городу не нужна.

Создание городского аналога региональной общественной палаты депутаты горсовета начали обсуждать еще в мае 2015-го, когда в комиссии по местному самоуправлению была создана  рабочая группа с задачей: оценить целесообразность создания этого органа. Хотя группа должна была работать в течение года, проект решения Совета о городской палате был принят в первом чтении уже в декабре того же года. В прошлом марте комиссия объявила, что создает на два месяца рабочую группу по внесению поправок в принятый проект решения. Вскоре был продлен срок полномочий основной рабочей группы — сначала до октября 2016-го, а затем — до февраля 2017-го. И, как стало известно на нынешней неделе, эта работа неожиданно завершилась.

Как рассказали корреспонденту «Новой Сибири» представители Совета депутатов Новосибирска, решение не идти на компромисс с властью в вопросе о городской палате в значительной степени принадлежит самим общественникам.

Выборные технологии

Краеугольным камнем в разладе между депутатами и общественниками стал вопрос о способе формирования общественной палаты. Хотя активисты, которые хотят влиять на власть, считают, что городскую палату следует формировать, как и областную, — путем выборов, депутаты считают такой подход нецелесообразным.

Такую позицию легко понять: чтобы проникнуться недоверием к выборным технологиям с участием кандидатов-общественников, достаточно вспомнить скандальные выборы омбудсмена НСО в 2013 году. Голосование в двух турах не дало результатов, поскольку ни один кандидат не набрал требуемого числа голосов. Как комментировал тогда вице-спикер Заксобрания НСО Александр Морозов, «мы стали свидетелями предельно демократической формы избрания уполномоченного по правам человека в НСО. В результате всех этих процедур мы сегодня не определились ни с одной из кандидатур. Таким образом, вся процедура начинается с самого начала. Мы получили опыт, интересный и содержательный, которого у нас не было».

Вероятно, чтобы в жизни городских властей было поменьше такого «интересного и содержательного опыта», городские депутаты не пошли на поводу у общественности, которая требовала выборов, причем — необычных. «Самый главный камень преткновения в том, что конструкция, которую хотели видеть общественники, требовала совсем другой порядок формирования, то есть проведения выборов, интернет-голосований, — поясняет зампредседателя постоянной комиссии по местному самоуправлению Совета депутатов Новосибирска Сергей Кальченко. — Но, сделав процедуру формирования общественной палаты выборной, мы просто продублируем избирательные процедуры городского Совета, Заксобрания НСО, и — самое главное — поскольку предполагалось интернет-голосование, то эти выборы проходили бы в отсутствие каких-либо гарантий легитимности».

Кроме того, по словам г-на Кальченко, серьезной преградой на пути городской общественной палаты стало то, что согласованный активистами механизм работы этого органа предполагал увеличение расходов городского бюджета:

«Конструкция, одобренная общественниками, предполагала введение дополнительных должностных ставок, в частности — секретаря, что уже само по себе в любом случае требовало дополнительного финансирования. А в документе, который депутаты поддержали в первом чтении, было конкретно написано: создание общественной палаты не повлечет за собой увеличения финансирования. Естественно, что на сегодняшний день никто из депутатов не возьмет на себя какую-либо ответственность — у нас и так бюджет сложный, с дефицитом — можно ли тут забирать средства на какие-то сложные общественные мероприятия?» — комментирует депутат.

По словам Сергея Кальченко, депутаты провели множество консультаций с общественными организациями, в частности, одна из энтузиастов этой идеи Наталья Пинус получила обратную связь от своих контактов в общественной среде, а депутат Валерий Науменко был делегирован на форум общественников. В результате в Совете депутатов сложилось четкое мнение, что общественники ставят вопрос ребром: хотят либо выборную палату с полномочиями «как у региональной», либо никакой палаты вовсе.

«Создавать такой орган, как хотят общественники, нет необходимости, — убежден Сергей Кальченко. — Потому что уже есть областная общественная палата и, по сути, городской орган — еще 40 человек — был бы для нее дублирующим. А если сделать, чтобы общественная палата города могла направлять запросы и принимать резолюции, а также собиралась в большом зале мэрии, — люди просто перестанут понимать где какой орган и что вообще происходит. Не должно быть двух структур, повторяющих друг друга».

Технические претензии

Между тем у депутатов есть и другие серьезные вопросы к проекту городской общественной палаты. В частности, как рассказал входивший в рабочую группу Валерий Науменко, претензии вызывала проработка технической части проекта:

«К идее была масса вопросов. Допустим, может ли представитель областной общественной палаты быть членом городского органа и наоборот? Может ли войти в городскую общественную палату депутат или член партии? Далее — каким образом будут распределяться полномочия между городской и областной общественными палатами? Следует ли считать, что городская общественная палата накроет деятельностью только город, тогда как областная — сосредоточит свою работу только в районах области? Таких вопросов было очень много, и мы поняли, что сферы деятельности двух палат в целом будут перекрываться, дублироваться», — рассказал депутат.

Кроме того, по его оценке, некоторые тезисы концепции не вызывают доверия: «Все предложенные нам наработки  были несколько сомнительного плана, — считает Валерий Науменко. — Этот орган мог стать, по сути, очень ангажированным, с представителями-назначенцами. Получилось бы, что общественники отдельно, а все места в палате достались назначенцам бюрократии. Мы собрали общественников и попытались вынести эти вопросы на обсуждение. Но, на мой взгляд, они не были проработаны в должной мере — и идея с общественной палатой начала сама по себе как-то угасать».

Комментируя дальнейшие перспективы общественной палаты, Сергей Кальченко сообщил, что донес позицию населения до сведения градоначальника.

«Инициатива создать палату принадлежала мэру. Я объяснил Анатолию Локтю, какую позицию занимает общественность, — и в результате на данный момент можно сказать, что общественной  палаты городского уровня в Новосибирске, вероятнее всего, не будет. Я думаю, что это уже бесперспективное дело. Можно сделать общественную палату, но те общественники, с которыми мы хотим наладить контакт, туда не пойдут, потому что представляют ее в другом виде. Более того, оказалось, что многие достаточно высоко оценили другие имеющиеся возможности коммуникаций с мэрией, что приятно удивило».

По словам депутата, общественники, которые обсуждали с властями проект решения о создании палаты, попросили включить их в составы различных консультационных групп и советов при муниципальных учреждениях. «Взаимодействие общественности с исполнительной и муниципальной властью — это необходимый залог эффективной работы для понимания не только настроений, но и потребностей, — подчеркивает Сергей Кальченко. —  Я не представляю, как можно улучшить жизнь города, если нет этих коммуникаций. Несмотря на решение прекратить деятельность рабочей группы, работа по выстраиванию отношений городских властей и общественности будет продолжена, в частности, будет сформирован ряд общественных советов».

Сергей Ягупов, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments