Ушел ли Кехман?

0
833

Больше всего новосибирских поклонников оперы и балета беспокоит вопрос: ушел худрук НОВАТа совсем или только частично?. 

В НОВОСИБИРСКОМ НОВАТе, который некоторые новосибирские ценители истории и культуры демонстративно называют оперным театром, произошло грандиозное событие: Владимир Кехман оставил должность художественного руководителя в связи с назначением генеральным директором МХАТа. Оставил, но при этом, заявив: «Формально в театре я уже буду никем», он признался, что пока поработает тут на общественных началах.

С учетом этого заявления, а также сохранения за неординарным театральным менеджером должности худрука Михайловского театра, больше всего новосибирских поклонников оперы и балета беспокоит вопрос: ушел Кехман совсем или только частично?

Что имелось в виду под «общественными началами»? Известно, что Владимир Абрамович имеет непосредственное отношение к недавней премьере «Собора Парижской Богоматери» и как худрук планирует контролировать еще две премьеры — «Тщетная предосторожность» и «Опричник». Кроме этого, он упоминает про театральную стройку, «которую тоже должен закончить».

После того как с просьбой «не бросать НОВАТ» к Кехману обратилась вся труппа (или какая-то ее часть), бывший руководитель предложил создать специальный художественный совет, который он же и готов возглавить: это, по его словам, поддержит театр финансово и художественно.

В руководстве НОВАТа произошли и другие серьезные изменения: художественным руководителем стал главный дирижер Дмитрий Юровский, а балетную труппу возглавил известный танцовщик Леонид Сарафанов. И сразу же после ведущий солист театра Роман Полковников неожиданно для всех накануне премьеры «Собора Парижской Богоматери», где он должен был исполнить партию Квазимодо, написал заявление «по собственному желанию».

ЕСЛИ о резонансе по поводу назначений публике ничего не известно, то увольнение вызвало огромный интерес. В поддержку артиста уже создана инициативная группа. «Не будем вдаваться в причины случившегося и искать виновных», — пишут во «ВКонтакте» поклонники танцовщика, но хотят, чтобы он вернулся.

Последний громкий «художественный» скандал в театре случился в начале этого года и был связан с грузинской балериной Ниной Ананиашвили. Но там было как бы все понятно: НОВАТ сначала заключил с ней контракт, а потом приостановил его, поскольку балерина преждевременно слила информацию об этом в СМИ.

Причины же увольнения Романа Полковникова пока никому не известны. По слухам, она не то связана с введением QR-кода, не то с отношением к Роману как к неудобному сотруднику. Но уверенно говорят, что Кехман точно не имеет к ситуации никакого отношения и даже предлагал Полковникову поговорить по телефону и разрешить ситуацию.

Несмотря на новое назначение, у Владимира Кехмана не все в жизни выглядит слишком радужно: он похудел (весит чуть больше 60 килограммов), в рамках процедуры банкротства потерял всю недвижимость и, по его словам, долгое время существует на одну зарплату, поскольку вторую у него забирают за долги. Но и этого оказалось мало кредиторам, среди которых Сбербанк, ВТБ, «Уралсиб» и «Райффайзен»: как известно, его подозревают в хищении у них восемнадцати миллиардов рублей.

Сам бизнесмен по этому поводу замечает, что его вину может признать только суд: «Если кто-то найдет хоть копейку денег, которые я украл, то пойду сидеть». И добавляет: «Я никогда не встану в угол. Я изначально смертник».

На эту тему даже существовала шутка: чтобы выплатить весь долг, Кехману придется проработать в НОВАТе примерно три тысячи лет.

Впрочем, теперь шутникам придется пересчитывать долги Кехмана на его новую зарплату во МХАТе, где с его приходом, кстати, тоже начинают происходить серьезные изменения (например, он планирует вернуть в театр Татьяну Доронину, которую называет «второй великой женщиной в жизни»). С его приходом в театр оттуда немедленно уволился художественный руководитель Эдуард Бояков, сообщивший в «Фейсбуке», что заявление ему предложил написать именно Кехман. «Устраивать оппозицию или фронду в ситуации, когда руководство не хочет со мной работать, — пишет Бояков, — не в моих правилах».

Новый гендиректор спокойно парировал все неприятные вопросы, заявив, что решение о его назначении было поддержано министром и аппаратом правительства. Действительно, в соответствии с уставом МХАТ — театр директорский, а Бояков — «продюсер, который сейчас зачем-то ставит спектакли».

Насчет готовящейся смены действующей команды московского театра Кехман высказал предположение, что это связано, с одной стороны, с «непонятным для меня хайпом, не имеющим никакого отношения к театральному процессу», а с другой — «с самим зданием, которое нужно привести в идеальное состояние».

Похоже, что бывший худрук НОВАТа и в дальнейшем продолжит заниматься строительством и реконструкцией наряду с менеджерской театральной рутиной, с которой он тоже умеет разбираться лучше всех в России.

В связи с этим у Владимира Кехмана в России всегда было много врагов. Тот же Теодор Курентзис, с которым у них был конфликт при вхождении директора Михайловского театра в проект по реконструкции Пермской оперы, недобро отзывался об его инициативах: «Сложно представить, что есть люди, которые скучают по стукачеству и репрессиям советского прошлого…»

Тема денег и трат на грандиозные ремонты всегда окружала Владимира Кехмана и до, и во время его работы в Новосибирске. Его любимый господрядчик ООО «Меандр», восстанавливавший фасад НОВАТа, работал под присмотром Кехмана в Челябинской области, Краснодаре, Петербурге, Москве и Самаре.

Даже министр культуры Владимир Мединский сравнивал Кехмана с клещом из-за его потрясающего умения выбивать средства: «Кехман — как клещ. Ему все время нужны деньги! То на ремонт фасада, то на ремонт туалетов, то на гастроли. Но для театра это хорошо».

А если хорошо — значит, недаром Владимир Абрамович не раз прямо намекал на то, что ему плевать на местную власть, так как у него есть крыша в Москве. После того как он принял назначение на место Бориса Мездрича из рук министра культуры, от него отвернулись десятки влиятельных бизнесменов и культурных деятелей, на что он со свойственным цинизмом им всем ответил: «Я объединил либералов и педерастов».

Два года назад Владимир Кехман презентовал в Новосибирской опере отремонтированный за 360 миллионов рублей концертный зал, а год назад прославился монтажом наружной подсветки за 416 миллионов (это фантастические показатели, с учетом того, что годовой бюджет театра — 280 миллионов). По подсчетам «Злого гения НОВАТА», общая сумма, необходимая на реконструкцию, составляет 1,5 миллиарда рублей. Так что остается только позавидовать светлому будущему Московского художественного театра.

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Принтскрин: Телеканал ОТС

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.