В Новосибирске отметили сороковую годовщину столкновения самолёта с домом

0
404

НОВОСИБИРСК тесно связан с авиацией, и дело тут даже не в заводе имени того самого Чкалова, а в ряде историй, которые так или иначе отсылают нас к лихим летчикам и их самолетам. Ситуации были разные: легендарные, комичные и, увы, даже трагичные. Что касается последних, то на этой неделе исполняется ровно 40 лет с момента, когда Владимир Серков на самолете Ан-2 протаранил жилой дом на ул. Степной, 43/1.

Не оставляй женщин на старость, водку — на завтра, а торможение — на конец полосы

Итак, 26 сентября 1976 г. летчик гражданской авиации проснулся в воскресенье утром и решил ни больше ни меньше, а угнать самолет. И ладно бы цель у человека была благородная, так нет же! Самолет вылетел из аэродрома «Новосибирск-Северный». Через некоторое время, летая над городом на опасной малой высоте, в 8 часов утра летчик пилотировал воздушную машину в жилой пятиэтажный дом, который стоял на улице Степной, 43/1.

По воспоминаниям  очевидцев, летательный аппарат столкнулся со стеной неподалеку от лестничной клетки между четвертым и третьим этажами, пробил стену, вследствие чего летчик погиб. Несмотря на то что почти весь самолет упал на улицу, а не остался в здании, в доме начался сильный пожар из-за возгорания авиационного топлива. В момент катастрофы погибли 12 человек.

ОДНОЙ из ключевых версий произошедшего события стала месть женщине. Ну, или, если хотите, на французский манер: cherchez la femme. Дело в том, что от господина Серкова накануне трагедии ушла жена. Она вернулась в свою прежнюю квартиру, как раз в тот самый дом на Степной. Любопытно, но супруги в момент «тарана» дома не было. Так что все усилия оказались напрасными.

Спросите, почему эту печальную историю мы пересказываем так вольно? Все просто: дело в том, что она «устная». В смысле, передавалась из уст в уста, а в газете об этом не было в свое время напечатано не единой строчки.

После спасательных работ дом огородили забором, расселили жильцов и принялись за ремонт, как будто бы ничего и не было.

Интересно, что подобное происшествие в нашем городе было не единственным. В середине 50-х годов прошлого века бортмеханик Владимир Поляков тоже поднял в небо пассажирский Ил-12 и также хотел врезаться в дом, где жила его бывшая жена.

Четыре с лишним часа он кружил на самолете над авиагородком, вытворяя поистине акробатические трюки, которые и не снились асам. Из Москвы пришел приказ: поднять в небо два истребителя, уговорить бортмеханика вылететь за черту города и там уничтожить Ил. И все-таки в последний момент Поляков передумал.

После, говорят, eгo приговорили к расстрелу, и «террорист» полгода просидел в камере смертников. Только в самый последний момент знаменитый авиаконструктор Ильюшин, узнав об акробатических трюках Полякова на Иле, вмешался в это дело, а через три года бортмеханик вышел на свободу. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Что до мирового опыта, то самая громкая трагедия, связанная с домами и самолетами, безусловно, произошла в сентябре 2011 года. Когда четыре группы террористов захватили четыре рейсовых пассажирских авиалайнера, два из которых направили в башни Всемирного торгового центра, расположенные в южной части Манхэттена в Нью-Йорке, один — в здание Пентагона, и еще один упал на поле в юго-западной части Пенсильвании, около боро Шанксвилл.

В результате попадания самолетов в день атаки разрушились три здания ВТЦ. Южная башня (ВТЦ-2) обрушилась приблизительно в 9.56 после пожара, длившегося 56 минут. Северная башня (ВТЦ-1) обрушилась в 10.28 после пожара, который продолжался 102 минуты. Третье здание, башня WTC 7, разрушилась в 17.20 в результате серии взрывов газа и последовавшего пожара.

Что до частных случаев, то их оказалось не так много. Разве что на ум приходит техасец Джозеф Эндрю Стак, который в 2010 году протаранил на небольшом самолете в городе Остин семиэтажное здание, где располагалась налоговая служба. В результате катастрофы два человека были найдены мертвыми под обломками здания, двое попали на больничные койки, еще нескольким пострадавшим врачи оказали помощь на месте.

И здесь также не обошлось без женщины. Согласно предсмертной записке Джозефа Стака, он совершил этот последний полет для того, чтобы отомстить своей жене, правительству США и налоговой службе.

Не сядет самолет — ляжет пилот

Впрочем, далеко не все рожденные летать поступают подобно нашим ранее обозначенным героям. Есть, так сказать, и истории наоборот.

В частности, в Новосибирске прославился мало кому известный герой — летчик-испытатель Василий Старощук.

В годы войны, а именно в 1943 году, на Красный проспект упал истребитель. Удар был такой силы, что машина вошла в землю на несколько метров. Это был обычный пилотный запуск нового самолета Як-7Б, однако что-то пошло не так, и у транспортного средства уже на высоте вдруг отказал двигатель. При этом летательный аппарат находился над домами в центре Новосибирска, и на принятие решения у пилота были считанные секунды.

Старощук выпустил шасси и готовился к вынужденной посадке, но не смог долететь до площади каких-то пару сотен метров. Гибель была неминуема, но перед смертью летчик совершил невозможное — истребитель упал и взорвался между домами на Красном проспекте, не зацепив ни одного из них. Он врезался в землю посередине проспекта, рядом с перекрестком с улицей Фрунзе.

Само собой, что о таком подвиге средства массовой информации не сообщали, да и могила пилота не сохранилась, так как кладбище на месте Березовой рощи тоже приказало долго жить. Зато в 2003 году появилась памятная стела на аллее Красного проспекта, чуть в стороне от настоящего места падения — там теперь проходит проезжая часть.

Не небом единым жив человек

Нельзя выпускать такой текст, если не допустить в него хотя бы легкую нотку воздушного хулиганства. Бывало ведь и такое. Всем наверняка известен подвиг Чкалова, который пролетел под Троицким мостом над Невой? Если не из книг, то из знаменитого кинофильма Михаила Калатозова. Правда, злые языки уверяют, что такое абсолютно невозможно, и это лишь художественный вымысел, впрочем, дело сейчас не о том.

В 1965 году под мостом в Новосибирске пролетел реактивный истребитель МиГ-17. Дело было так: 30-летний капитан Валентин Привалов то ли на спор, то ли из-за женщины, а, может быть, и вовсе из желания доказать, что в вооруженных силах еще есть богатыри, разогнал свой реактивный самолет и пустил его прямиком под коммунальный мост.

Как рассказывает в своих воспоминаниях Александр Каманов (новосибирец, который встречался и беседовал с Валентином Приваловым), коммунальный мост летчик приметил давно. Приехавший из Канска в Новосибирск на летные тренировки ас сразу про себя подумал: «Под этим мостом я обязательно пролечу!»

После одной из тренировок Привалов собирался вернуться на аэродром. Но, пролетая над Обью, решил исполнить данное себе обещание.

На цель заходил по направлению течения Оби при скорости около 700 км/ч. Страшно было до потемнения в глазах. Еще бы — на такой скорости попасть в узкое «окно» мостовой арки (30 м в высоту и 120 м в ширину) казалось просто невозможным. Даже слабое прикосновение к ручке управления меняло высоту машины на целые метры.

Но самое страшное оказалось впереди. Сразу за коммунальным мостом — всего через 950 метров — уже железнодорожный мост, важнейшая транспортная артерия России. У Привалова было ровно пять секунд до столкновения. И за это время он успел круто изменить курс и, испытывая дикие перегрузки, ввинтиться в небо.

Понятное дело, что просто так это событие пройти не могло, слишком много очевидцев у этого «подвига» оказалось. О происшествии, как водится, доложили по вертикали, и вскоре все, кому было положено по должности, узнали о невиданном со времен Валерия Чкалова случае, в том числе и министр обороны СССР маршал Малиновский.

Самого же летчика от греха подальше исключили из партии, что в те годы означало полный конец авиационной биографии. Однако дальше начались чудеса. Привалова отправили в часть в Канск, и туда же в скором времени пришла телеграмма: «Летчика Привалова не наказывать. Ограничиться теми мероприятиями, которые с ним проводили. Если не был в отпуске, отправить в отпуск. Если был, дать десять суток отдыха при части. Министр обороны СССР маршал Р. Малиновский».

После этого лихого летчика, естественно, вернули в ряды партии, да и к тому же назначили командиром эскадрильи. В общем, безумству храбрых поем мы песню. А отчего все произошло именно так, можно только гадать.

Интересно другое. Хоть наш коммунальный мост, по всей видимости, к счастью, больше никто не покорил, однако были и те, кто вдохновлялся этим событием.

К примеру, можно вспомнить, как в конце 80-х годов некому старшему лейтенанту, который заглянул в Новосибирск, таксист рассказал о трюке Привалова, и молодой человек «загорелся» идеей.

Целью был избран железнодорожный мост у поселка Пивань Хабаровского края. Средством — Су-24. На совершение трюка старлей уговорил и друга, капитана Р., ведь экипаж самолета должен был состоять из двух человек. Больше месяца друзья рисовали схемы, высчитывали параметры, углы захода и прочее. Не поленились съездить к Пиваньскому мосту, но осмотреться на месте помешали моряки из подразделения внутренних войск, охранявшие важный объект.

Покорение моста решили совместить с полетом на полигон в районе Хабаровска. За сутки до предполагаемого полета нашлись люди, доложили куда надо и даже приложили копии схем и расчетов при пролете моста: целых четыре варианта в зависимости от скорости ветра и прочих факторов. В итоге вместо аэродрома пилоты оказались в особом отделе авиадивизии, где после ряда профилактических мероприятий отказались от рискованного мероприятия. В начале 90-х годов старлей, не получив очередной звезды, подался в военную авиацию независимой Украины и даже дослужился до полковника, а капитан, уволившись в запас, организовал частную фирму.

comments powered by HyperComments