Виктора Дорогунцова подвело чувство долга. Чужого

0
1204

Главу Шерегеша обвиняют в приготовлении к взятке только на основании перехваченных оперативниками противоречивых телефонных разговоров. Защита добивается, чтобы рассмотрение дела проходило за пределами Кемеровской области.

Два последних года на главном сибирском горнолыжном курорте велось расследование коррупционного уголовного дела. Один из руководителей местной строительной фирмы – Олег Мамонов — признан виновным в приготовлении к взятке и приговорен к штрафу (в настоящее время он оспаривает этот приговор). А 17 мая суд приступит к рассмотрению уголовного дела в отношении 68-летнего главы Шерегешского городского поселения Виктора Дорогунцова. По версии обвинения, он как раз тот человек, для которого эта взятка предназначалась.

Фабулу событий следствие определяет так: в апреле 2016 года Олег Мамонов попросил главу Шерегеша за 350 тысяч рублей перезаключить свои договоры аренды нескольких земельных участков на новых собственников, а Виктор Дорогунцов согласился. «За некоторое время до того, когда должна была состояться передача денежных средств, оба были задержаны сотрудниками ГУ МВД Росси по Кемеровской области», – рассказывают журналистам в региональном управлении СК РФ.

На Кузбассе дело получило большой резонанс. Пресса следит за ним довольно активно – правда, не особо вникая. Например, мэра Шерегеша уже упоминают только с приставкой «экс» (хотя по факту он не уволен, а лишь временно отстранен от выполнения обязанностей руководителя городского поселения).

Однако и Мамонов, и Дорогунцов, и буквально все свидетели ситуацию трактуют иначе. Мэр Шерегеша и бизнесмен-строитель действительно вели разговоры о деньгах, но не как о вознаграждении чиновнику (тем более что в переоформлении участков ничего противозаконного не было), а как о частичном погашении долгов Мамонова перед его многочисленными кредиторами, среди которых был и сын Дорогунцова Александр, который также занимается строительством. Характерно, что эта версия подтверждается и частью обнародованных в суде телефонных переговоров, которые были перехвачены оперативниками. Но суд взял за основу приговора другую часть переговоров, из которых такие выводы не следуют. И, к слову, внимательное ознакомление с судебными документами показывает, что никаких других доказательств у суда и не было.

Тем не менее в публичном пространстве о шерегешском коррупционном скандале высказываются очень определенно. Первым эту определенность задал сам тогда еще губернатор Кемеровской области. В октябре 2016-го Аман Тулеев, большой любитель привезти в горнолыжную мекку высоких гостей, комментировал обстоятельства дела как очевидные и даже потребовал от главы Таштагольского района Владимира Макуты освободить Виктора Дорогунцова от должности мэра Шерегеша, хотя, во-первых, на тот момент еще даже не существовало обвинительного заключения, а во-вторых, глава городского поселения – должность выборная, а не назначаемая.

Именно резонанс и заданность стали для защиты основанием ходатайствовать перед судом о том, чтобы дело рассматривали за пределами Кемеровской области. «Большой общественный резонанс – это во-первых, — комментирует защитник Дорогунцова Елена Иванова. — Во-вторых – очевидна высокая заинтересованность местных властей в исходе дела, из-за которой судьи тоже могут быть необъективны. Ну и в целом – мы сомневаемся в возможности объективного рассмотрения дела, таково наше субъективное отношение. Верховный суд объясняет своим определением, что даже если это заблуждение с нашей стороны, наше ходатайство об изменении территориальной подсудности должно быть рассмотрено».

Сомнения понятны. Что значило на Кузбассе слово бывшего губернатора – широко известно. Таштагол и Шерегеш – поселения небольшие, тут свояк на свояке сидит и свояком погоняет. Например, в Таштагольском суде есть судья, родственник которого претендовал на кресло главы Шерегеша после отстранения Дорогунцова. Весь состав суда, безусловно, в курсе подробностей рассмотрения уголовного дела о попытке дать взятку мэру (на компактных территориях от такого громкого процесса не спрятаться, не скрыться), и этот фактор тоже не в пользу шансов на объективность.

17 мая в Таштагольском городском суде Кемеровской области решится, будет ли перенесено рассмотрение дела в другой регион.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь онлайн»

P.S. В деле мэра главного горнолыжного курорта Сибири есть масса нюансов и обстоятельств, пока оставшихся вне публичного пространства. Подробнее о них — в материалах нашего журналистского расследования на страницах газеты «Новая Сибирь».

Фото с сайта lentaregion.ru

 

comments powered by HyperComments