Юрий Бугаков — человек-легенда

0
657

ЮРИЮ Федоровичу Бугакову — 80 лет! Писать о нем и легко, и сложно. Написано о нем столь много, что ничего нового и не скажешь. В голову лезут лишь всякие банальности типа «человек-легенда». Хотя, с другой стороны, пусть и банальность, но совершеннейшая правда.

Нас, журналистов, греет еще и то, что Юрий Федорович мог бы быть нашим коллегой. Да, более полжизни он отдал родному предприятию, но была в его трудовой биографии и строка «корреспондент». Был бы сейчас заслуженным «тружеником пера» и слава богу, что им все-таки не стал. Иначе мы никогда не увидели бы такого председателя и такие хозяйства, как колхоз «Большевик», племзавод «Ирмень».

Вообще, можно быть абсолютно уверенным, что Юрий Федорович Бугаков по какой бы стезе ни пошел, точно нигде бы не затерялся. Все дело в характере, в отношении к жизни. Что главное в человеке? Не стоять на месте, постоянно учиться, меняться. Когда говорят: мол, обстоятельства не позволили учиться, жизнь была такая, — это просто отговорки. У Юрия Федоровича жизнь была как у всех — голодное военное, послевоенное детство. Отец с войны вернулся инвалидом и в 1951-м умер. В семье четверо детей, Юрий самый старший, а значит, кормилец. Отучился семь классов и пошел работать.

Кто-то на семи классах остановился (жизнь была такая). Юрий Федорович после армии пошел учиться в вечернюю школу. А затем уже в 1970-м окончил Новосибирский сельскохозяйственный институт по специальности «ученый агроном».

Тот же принцип «не стоять на месте» Бугаков принес и в «Большевик»-«Ирмень». А это значит — постоянное внедрение научных разработок, новых производственных технологий, форм организации труда, повышение экономической эффективности. Наступление по всем направлениям — полеводство, животноводство, переработка. В какой-то момент к этому подключили и торговлю. У Бугакова не было ни одного года, чтобы в хозяйстве не внедрили чего-нибудь нового. Подавляющее большинство новшеств в сельхозпроизводстве разошлось по области именно из «Ирмени».

По Бугакову, остановиться на месте — это смерти подобно. «Когда у меня нет нового, интересного, я чувствую себя отвратительно, — очень часто говорит Юрий Федорович, — начинается депрессия, скука заедает насмерть. А когда что-то новое, чувствую себя великолепно».

Иногда спорят, а кто Бугаков больше: крепкий советский хозяйственник или успешный агрокапиталист. Мы думаем, ни то и ни другое. В советские времена его вполне можно было бы посчитать агрокапиталистом, потому что «Большевик» уже тогда мог без всяких скидок конкурировать с самыми успешными европейскими сельхозпредприятиями. А с приходом капитализма в нашу страну социализма в отдельно взятой Верх-Ирмени (если понимать под этим термином общество социальной справедливости) стало не меньше, а больше.

Вот везде пишут: «В заслугу Ю. Ф. Бугакову ирменцы ставят как жесткую, подчас жестокую дисциплину, так и целую систему действующих поощрений: от вручения почетных грамот, премий, санаторных путевок до выделения благоустроенного жилья». А что значит «жесткая»? Да, социализм иногда хают за то, что там дисциплины не было, работали спустя рукава, пьянствовали прямо в полях и цехах. Согласны, в хозяйстве Юрия Федоровича никогда такого не было. Ни при социализме, ни при капитализме. Но мы бы не стали говорить о «жестокой дисциплине» и уж тем более (в марксистском понимании) «эксплуатации». В одном из интервью Юрий Федорович как-то сказал: «Детей мы воспитываем не тогда, когда их воспитываем, а когда просто живем. Это не мои слова, но это правильно. Просто жить надо нормально, тогда и дети будут нормальные. А если ты им только нотации каждый день читаешь — это не воспитание. У меня, считаю, и сын, и дочь нормальные. Внуки подросли, трое, больше всех любят деда…»

Так и на предприятии у него не «жесткое» воспитание, а личный пример. Если все видят, что Юрий Федорович спозаранку в полях, на ферме, то как-то стыдно халявить. Дело-то общее, успех на всех один, никто ничего не скрывает, ни у кого не ворует, лишнего не забирает.

Ну вот какой из Юрия Федоровича агрокапиталист (в классическом понимании этого слова, которому до сих пор пытаются соответствовать многие наши доморощенные капиталисты из 90-х)? Как владельцу контрольного пакета акций «Ирмени» Юрию Бугакову ежегодно начисляются дивиденды. По несколько миллионов рублей в год. Но он ни разу себе ни копейки не взял, так каждый год и пишет заявление с просьбой направить эти деньги на развитие социальной сферы села.

Классического советского карьериста из Юрия Федоровича тоже не вышло. (Хотя в нынешней российской жизни карьеризм опять стал вещью популярной.) Баллотироваться в депутаты соглашался, если эта была должность общественная и не надо было бросать родной «колхоз», но можно было помочь крестьянам и родной земле. Однако уйти в депутаты Госдумы, заместители губернатора его так никто никогда не уговорил.

Есть совершенно замечательная история, которую нельзя еще раз не повторить. «В 1977-м у меня умерла мать, а я тяжело заболел, — пишет в своих воспоминаниях Юрий Федорович. — Было общее заражение крови, полгода температура держалась под сорок. Сделали операцию, и врачи сказали: необходимо прямое переливание крови. Риск был большой: не только для меня, но и для человека, который согласился бы дать свою кровь. Его надо найти. И тут в больницу пошли мои колхозники. Я им говорю: «Зачем же вы рискуете?» А они: «Нам, Юрий Федорович, надо тебя спасти». Приехал даже человек, которого я незадолго до болезни выгнал из колхоза. Вот тогда-то я понял: надо выкарабкиваться. И выкарабкался. Вернулся в колхоз. Собрал людей и сказал им: «Теперь вы мне родные по крови. Я обещаю, что из колхоза никогда не уйду и все сделаю для того, чтобы вы жили нормально…»

В юбилейных текстах принято перечислять награды, регалии и виновника торжества, и руководимого им предприятия. Но на это нам страницы не хватит. Скажем разве, что у Юрия Федоровича есть вот такое интересное звание: «Гражданин XX века Новосибирской области», а племзавод «Ирмень» одним из первых вошел в «Список честных» Россельхознадзора.

Юрию Федоровичу Бугакову — 80 лет! В это и верится, и не верится. Верится, потому что его имя всегда было на слуху. Вот ты пришел в журналистику, а Бугаков уже герой. Не верится, потому что ты уже ушел на пенсию, а он продолжает работать и продолжает всех удивлять. Такой энергии, неугомонности надо пожелать многим молодым. Юрию же Федоровичу можно пожелать только одного: чтобы он еще долго был для молодых примером.

Виктор РУССКИХ, по поручению редакции газеты «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments