Дмитрий Савин: Москва обнуляет!

0
3942

Бывший новосибирец готовится вновь блеснуть в роли Хомы Брута — но теперь уже в столичном мюзикле, вместе с Теоной Дольниковой и Игорем Балалаевым. 

ДМИТРИЙ Савин родился в 1987 году в поселке Ордынское Новосибирской области. С пяти лет занимался танцами в ансамбле «Сибирские зори», окончил музыкальную школу по классу фортепиано. В 2005 году поступил в НГТИ на факультет музыкального театра, а с 2010 он шесть лет являлся ведущим солистом Новосибирского музыкального театра — сыграл Остапа Бендера, Питера Блада, Дубровского, Сирано де Бержерака, Аметистова и др. Номинант «Золотой маски» как исполнитель роли Хомы Брута в «Вие». В 2016-м прошел кастинг в мюзикл «Летучий корабль», а год спустя был принят в труппу Московского областного ТЮЗа.

— Ты уезжал из Новосибирска, уже зная свое новое место работы?

— Нет, вообще! Но глупость и отвага помогают совершать подвиги. Что больше тебя двигает вперед — отдельный вопрос. (Смеется.) Желание переехать в Москву возникло очень давно. И вот наступил момент точки невозврата: либо ты остаешься в Новосибирске навсегда, либо перешагиваешь на следующую ступень. Но тут важен момент глупости. Она состояла в том, что я прошел кастинг в мюзикл «Летучий корабль». Но дохода от этого проекта не хватило бы на то, чтобы закрыть базовые потребности семьи. И тут наступила очередь отваги. Я решил, что смогу найти что-нибудь еще. И мы уехали.

— Что такое «Летучий корабль»?

— Мюзикл идет по сей день. Проект стартовал в Питере. В огромном ДК имени Ленсовета на 1800 мест. Режиссер — Егор Дружинин. Солистка — Анастасия Стоцкая. Музыкальный руководитель — наш земляк Алексей Сарычев, он полностью заново аранжировал музыку Дунаевского. «Летучий корабль» — совершенно современный мюзикл. Либретто было переписано. Появился юмор, стреляющий в публику. Два сезона отыграли в Питере. Потом переехали в Москву, набрали новых людей. Базировались в ДК «Измайлово», затем стали играть в МДМ. Это центральная площадка для мюзиклов. Самая оснащенная. Работать на ней — невероятное удовольствие. Первый выход — просто невероятные ощущения: еще совсем недавно я смотрел здесь «Призрак оперы», а теперь сам здесь играю...

— Трудно утвердиться на главную роль?

— Получилось очень забавно. Я прошел кастинг на роль в ансамбле. Но был уверен, что обязательно сыграю Ваню-Трубочиста. Две недели спустя я стал кавер-исполнителем этой роли. Парень не смог приходить на все репетиции. Мне предложили его заменять. А я же не могу репетировать в полноги! Парень ушел окончательно. Я остался на главной роли один. Потом взяли Андрея Карха. И мы играем в очередь.

— Стоцкая в жизни такая же яркая, как на сцене?

— С медийными людьми сложно. Рядом с ними надо учиться побороть в себе провинциальную скромность. Она очень мешает в работе. С Настей было удобно, комфортно. Мы оба органичные и выкладываемся на 100 процентов. С ней неудобно тем, кто хотел бы чуть-чуть где-то схалявить, кто что-то путает, забывает.

Вышел однажды на улицу после репетиции. Слышу, Настя ругается с продюсерами: «Я больше не буду с ним находиться рядом! Мне такой не нужен!» Я побелел. Думаю: что такого я натворил? Оказалась, она говорила про водителя машины — он был слишком молчаливым. А ей хотелось общения. Она тогда беременная была…

— Нагрузка в Москве и Новосибе различается?

— Репетировали два месяца подряд — это была серьезная нагрузка. Дружинин требует выкладываться полностью. Танцы очень сложные. Сыграли три дня премьерных. Потом блоками шел спектакль. В Новый год сыграли семь спектаклей за три дня.

У меня в «Летучем» семь музномеров. С переодеваниями. Все как положено. Помню, Егор вызвал меня на индивидуальную репетицию по степу. Мы начали работать в комнате 4×4. И у меня включилась эта скромность, думал только об одном: я репетирую с НИМ, с самим Дружининым! Но о лишних вещах артисту думать нельзя.

Вот Дружинин абсолютно не скромный. С ним сложнее. Он общается доступно, но сохраняет дистанцию. Его нужно чувствовать, что-то считывать между словами.

— Ни разу никто на тебя не закричал: «Откуда ты только взялся, катись обратно в свою дыру!»?

— Пару раз на нечто подобное нарвался. Моя трактовка Ивана различалась от предложенного режиссером. И была одна сцена, которая долго не шла. Ее в мультике нет. Ваня приходит прощаться с Забавой — после того как бизнесмен Полкан рассказал ему о том, что его ждет в семейной жизни с царской дочкой, которая привыкла жить в роскоши. Ваня хочет счастья любимой и намерен расстаться с ней. Чтобы та не мучилась от безденежья. Репетировал тяжело, но на зрителе мою трактовку приняли. Это было круто, потому что Ваня-трубочист — это же никому не известный я, а принцесса — знаменитая Настя Стоцкая. Вообще, этот спектакль в любом зале идет на ура. Тьфу-тьфу-тьфу!

— Что было после «Корабля»?

— Полный завал! Начался кастинг на мюзикл «Ромео и Джульетта», который ставил Дружинин. Я пришел на него в эйфории: я же свой! После прослушивания Егор пожал мне руку и протянул анкету со словами: «Мы вам позвоним». Это жуткая фраза — в 99 процентах случаях она означает, что ты в пролете.

И я остался на бобах. Решил блеснуть в кино. Нашел базу кастинг-директоров — в ней больше 10 тысяч электронных адресов. Началась бесконечная рассылка резюме и портфолио… Несколько кастингов я не прошел. И пришло понимание того, что ничего легко не бывает. Несколько месяцев отчаянья были — до кастинга к Нонне Гришаевой в 2017-м. Меня утвердили на роль Хлестакова в «Ревизоре». Потом сыграл в «Леди Мэри» — тоже с ее участием. Это стало моей базой, я принят в труппу Московского областного ТЮЗа. Теперь можно подумать о чем-то еще.

— Гришаева легко отпускает на побочные дела?

— Все познается в сравнении. В Новосибирске был консервативный подход: наш артист работает только в нашем театре. Нас не отпустили на проект «Глобуса», в мюзикл «Робин Гуд». Но ведь артист, работая в разных труппах, обновляет свой инструментарий. И, выстрелив в другом театре, артист привлечет новую публику в родной театр. Нонна Валентиновна это очень хорошо понимает. И скоро в нашем театре пройдет запись видеовизиток для кино.

Я бы легко отпускал в столицу на год. Москва не всем подходит, многие возвращаются в провинцию — но с каким багажом!

— Как тебя приняли в областном ТЮЗе?

— Это театр-дом. Хотя труппа большая, полсотни человек. В Новосибирске порой было так: играешь спектакль, а партнер мыслями уже дома, у него уже рыбий глаз. Здесь с таким еще не столкнулся. Каждый включен в процесс на 100 процентов. Работа над ролью идет постоянно.

— Новосибирский музтеатр весной приезжал в Москву на «Золотую маску» — виделся с бывшими партерами и руководством?

— Конечно. «Римские каникулы» вот посмотрел. В музкомедию всегда приходил как к себе домой. А в Москве, наверное, уже не будет такого шумного родства. Здесь сходишься с двумя-тремя коллегами, а с остальными выстраиваешь профессиональные отношения.

Встречи с новосибирцами — это всегда и ответ на вопрос: что ты успел сделать в столице? Понимаю, что надо продолжать идти вперед. За тобой следят друзья-товарищи, родные и близкие. Нельзя подвести их ожидания.

Пробиться в Москве сложно. Ты приезжаешь сюда никем. Обнуление полное. Это в Сибири круто быть дипломантом «Золотой маски». А здесь все решает то, что ты можешь на сцене. Здесь проверяют, заслужил ли ты свои награды.

— Что удалось посмотреть в московских театрах?

— Возможность смотреть столичные спектакли — это самое главное, что ты приобретаешь, живя здесь! В Театре наций идет «Синяя птица» — это нужно обязательно посмотреть всем директорам театров. Какие деньги вложены в этот мюзикл — просто потрясающе! Самолет летает над залом — не на веревках… Всем нужно сходить и в Московскую оперетту на российские мюзиклы. Они совсем не такие, как в Новосибирске. «Анна Каренина» — это очень круто.

У нас и в Малом театре посмотрел чеховские «Чайки». Аркадину играют потрясающие актрисы — Муравьева и Гришаева.

А совсем рядом от Москвы — потрясающий Питер. Ночь в плацкарте за 850 рублей — и море новых сильных впечатлений от архитектуры, людей, спектаклей…

— Отпуск как проводишь?

— С семьей выезжаем на отдых на море. Этим летом были на Алтае. Вообще, свободное время бывает нечасто. В декабре прилетал в Новосибирск играть антрепризу «Шикарная свадьба» в Доме актера, заменял заболевшего артиста. Связей с Новосибирском не рву, появиться там — это вопрос шести часов, живу рядом с аэропортом «Домодедово». Очень хочу давать концерты в родном городе. Мне этого очень не хватает.

— Что в планах ТЮЗа?

— «Питер Пен». Уже изготавливают декорации, артисты разучивают нотный материал. У меня снова небольшая роль — но посмотрим, что будет дальше. (Улыбается.)

— Что пожелаешь молодому таланту, который сомневается, стоит ли ему перебираться в Москву?

— Если ты старшеклассник с актерскими задатками и большим желанием посвятить себя театру — ты должен учиться в Москве. Если ты уже артист — выкладывайся несколько лет на каждом спектакле на 1000 процентов и, достигнув своего потолка, переезжай в столицу. Но хорошие роли проще получить в родном городе. Благодарен директору Новосибирской музкомедии Леониду Михайловичу Кипнису — он давал мне роли, на которых я очень вырос.

Юрий ТАТАРЕНКО, специально для «Новой Сибири»

Фото из личного архива Дмитрия САВИНА

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.