Дмитрий Савин: Москва обнуляет!

0
1230

Бывший новосибирец готовится вновь блеснуть в роли Хомы Брута — но теперь уже в столичном мюзикле, вместе с Теоной Дольниковой и Игорем Балалаевым. 

ДМИТРИЙ Савин родился в 1987 году в поселке Ордынское Новосибирской области. С пяти лет занимался танцами в ансамбле «Сибирские зори», окончил музыкальную школу по классу фортепиано. В 2005 году поступил в НГТИ на факультет музыкального театра, а с 2010 он шесть лет являлся ведущим солистом Новосибирского музыкального театра — сыграл Остапа Бендера, Питера Блада, Дубровского, Сирано де Бержерака, Аметистова и др. Номинант «Золотой маски» как исполнитель роли Хомы Брута в «Вие». В 2016-м прошел кастинг в мюзикл «Летучий корабль», а год спустя был принят в труппу Московского областного ТЮЗа.

— Ты уезжал из Новосибирска, уже зная свое новое место работы?

— Нет, вообще! Но глупость и отвага помогают совершать подвиги. Что больше тебя двигает вперед — отдельный вопрос. (Смеется.) Желание переехать в Москву возникло очень давно. И вот наступил момент точки невозврата: либо ты остаешься в Новосибирске навсегда, либо перешагиваешь на следующую ступень. Но тут важен момент глупости. Она состояла в том, что я прошел кастинг в мюзикл «Летучий корабль». Но дохода от этого проекта не хватило бы на то, чтобы закрыть базовые потребности семьи. И тут наступила очередь отваги. Я решил, что смогу найти что-нибудь еще. И мы уехали.

— Что такое «Летучий корабль»?

— Мюзикл идет по сей день. Проект стартовал в Питере. В огромном ДК имени Ленсовета на 1800 мест. Режиссер — Егор Дружинин. Солистка — Анастасия Стоцкая. Музыкальный руководитель — наш земляк Алексей Сарычев, он полностью заново аранжировал музыку Дунаевского. «Летучий корабль» — совершенно современный мюзикл. Либретто было переписано. Появился юмор, стреляющий в публику. Два сезона отыграли в Питере. Потом переехали в Москву, набрали новых людей. Базировались в ДК «Измайлово», затем стали играть в МДМ. Это центральная площадка для мюзиклов. Самая оснащенная. Работать на ней — невероятное удовольствие. Первый выход — просто невероятные ощущения: еще совсем недавно я смотрел здесь «Призрак оперы», а теперь сам здесь играю...

— Трудно утвердиться на главную роль?

— Получилось очень забавно. Я прошел кастинг на роль в ансамбле. Но был уверен, что обязательно сыграю Ваню-Трубочиста. Две недели спустя я стал кавер-исполнителем этой роли. Парень не смог приходить на все репетиции. Мне предложили его заменять. А я же не могу репетировать в полноги! Парень ушел окончательно. Я остался на главной роли один. Потом взяли Андрея Карха. И мы играем в очередь.

— Стоцкая в жизни такая же яркая, как на сцене?

— С медийными людьми сложно. Рядом с ними надо учиться побороть в себе провинциальную скромность. Она очень мешает в работе. С Настей было удобно, комфортно. Мы оба органичные и выкладываемся на 100 процентов. С ней неудобно тем, кто хотел бы чуть-чуть где-то схалявить, кто что-то путает, забывает.

Вышел однажды на улицу после репетиции. Слышу, Настя ругается с продюсерами: «Я больше не буду с ним находиться рядом! Мне такой не нужен!» Я побелел. Думаю: что такого я натворил? Оказалась, она говорила про водителя машины — он был слишком молчаливым. А ей хотелось общения. Она тогда беременная была…

— Нагрузка в Москве и Новосибе различается?

— Репетировали два месяца подряд — это была серьезная нагрузка. Дружинин требует выкладываться полностью. Танцы очень сложные. Сыграли три дня премьерных. Потом блоками шел спектакль. В Новый год сыграли семь спектаклей за три дня.

У меня в «Летучем» семь музномеров. С переодеваниями. Все как положено. Помню, Егор вызвал меня на индивидуальную репетицию по степу. Мы начали работать в комнате 4×4. И у меня включилась эта скромность, думал только об одном: я репетирую с НИМ, с самим Дружининым! Но о лишних вещах артисту думать нельзя.

Вот Дружинин абсолютно не скромный. С ним сложнее. Он общается доступно, но сохраняет дистанцию. Его нужно чувствовать, что-то считывать между словами.

— Ни разу никто на тебя не закричал: «Откуда ты только взялся, катись обратно в свою дыру!»?

— Пару раз на нечто подобное нарвался. Моя трактовка Ивана различалась от предложенного режиссером. И была одна сцена, которая долго не шла. Ее в мультике нет. Ваня приходит прощаться с Забавой — после того как бизнесмен Полкан рассказал ему о том, что его ждет в семейной жизни с царской дочкой, которая привыкла жить в роскоши. Ваня хочет счастья любимой и намерен расстаться с ней. Чтобы та не мучилась от безденежья. Репетировал тяжело, но на зрителе мою трактовку приняли. Это было круто, потому что Ваня-трубочист — это же никому не известный я, а принцесса — знаменитая Настя Стоцкая. Вообще, этот спектакль в любом зале идет на ура. Тьфу-тьфу-тьфу!

— Что было после «Корабля»?

— Полный завал! Начался кастинг на мюзикл «Ромео и Джульетта», который ставил Дружинин. Я пришел на него в эйфории: я же свой! После прослушивания Егор пожал мне руку и протянул анкету со словами: «Мы вам позвоним». Это жуткая фраза — в 99 процентах случаях она означает, что ты в пролете.

И я остался на бобах. Решил блеснуть в кино. Нашел базу кастинг-директоров — в ней больше 10 тысяч электронных адресов. Началась бесконечная рассылка резюме и портфолио… Несколько кастингов я не прошел. И пришло понимание того, что ничего легко не бывает. Несколько месяцев отчаянья были — до кастинга к Нонне Гришаевой в 2017-м. Меня утвердили на роль Хлестакова в «Ревизоре». Потом сыграл в «Леди Мэри» — тоже с ее участием. Это стало моей базой, я принят в труппу Московского областного ТЮЗа. Теперь можно подумать о чем-то еще.

— Гришаева легко отпускает на побочные дела?

— Все познается в сравнении. В Новосибирске был консервативный подход: наш артист работает только в нашем театре. Нас не отпустили на проект «Глобуса», в мюзикл «Робин Гуд». Но ведь артист, работая в разных труппах, обновляет свой инструментарий. И, выстрелив в другом театре, артист привлечет новую публику в родной театр. Нонна Валентиновна это очень хорошо понимает. И скоро в нашем театре пройдет запись видеовизиток для кино.

Я бы легко отпускал в столицу на год. Москва не всем подходит, многие возвращаются в провинцию — но с каким багажом!

— Как тебя приняли в областном ТЮЗе?

— Это театр-дом. Хотя труппа большая, полсотни человек. В Новосибирске порой было так: играешь спектакль, а партнер мыслями уже дома, у него уже рыбий глаз. Здесь с таким еще не столкнулся. Каждый включен в процесс на 100 процентов. Работа над ролью идет постоянно.

— Новосибирский музтеатр весной приезжал в Москву на «Золотую маску» — виделся с бывшими партерами и руководством?

— Конечно. «Римские каникулы» вот посмотрел. В музкомедию всегда приходил как к себе домой. А в Москве, наверное, уже не будет такого шумного родства. Здесь сходишься с двумя-тремя коллегами, а с остальными выстраиваешь профессиональные отношения.

Встречи с новосибирцами — это всегда и ответ на вопрос: что ты успел сделать в столице? Понимаю, что надо продолжать идти вперед. За тобой следят друзья-товарищи, родные и близкие. Нельзя подвести их ожидания.

Пробиться в Москве сложно. Ты приезжаешь сюда никем. Обнуление полное. Это в Сибири круто быть дипломантом «Золотой маски». А здесь все решает то, что ты можешь на сцене. Здесь проверяют, заслужил ли ты свои награды.

— Что удалось посмотреть в московских театрах?

— Возможность смотреть столичные спектакли — это самое главное, что ты приобретаешь, живя здесь! В Театре наций идет «Синяя птица» — это нужно обязательно посмотреть всем директорам театров. Какие деньги вложены в этот мюзикл — просто потрясающе! Самолет летает над залом — не на веревках… Всем нужно сходить и в Московскую оперетту на российские мюзиклы. Они совсем не такие, как в Новосибирске. «Анна Каренина» — это очень круто.

У нас и в Малом театре посмотрел чеховские «Чайки». Аркадину играют потрясающие актрисы — Муравьева и Гришаева.

А совсем рядом от Москвы — потрясающий Питер. Ночь в плацкарте за 850 рублей — и море новых сильных впечатлений от архитектуры, людей, спектаклей…

— Отпуск как проводишь?

— С семьей выезжаем на отдых на море. Этим летом были на Алтае. Вообще, свободное время бывает нечасто. В декабре прилетал в Новосибирск играть антрепризу «Шикарная свадьба» в Доме актера, заменял заболевшего артиста. Связей с Новосибирском не рву, появиться там — это вопрос шести часов, живу рядом с аэропортом «Домодедово». Очень хочу давать концерты в родном городе. Мне этого очень не хватает.

— Что в планах ТЮЗа?

— «Питер Пен». Уже изготавливают декорации, артисты разучивают нотный материал. У меня снова небольшая роль — но посмотрим, что будет дальше. (Улыбается.)

— Что пожелаешь молодому таланту, который сомневается, стоит ли ему перебираться в Москву?

— Если ты старшеклассник с актерскими задатками и большим желанием посвятить себя театру — ты должен учиться в Москве. Если ты уже артист — выкладывайся несколько лет на каждом спектакле на 1000 процентов и, достигнув своего потолка, переезжай в столицу. Но хорошие роли проще получить в родном городе. Благодарен директору Новосибирской музкомедии Леониду Михайловичу Кипнису — он давал мне роли, на которых я очень вырос.

Юрий ТАТАРЕНКО, специально для «Новой Сибири»

Фото из личного архива Дмитрия САВИНА

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.