Никита Ксенофонтов: Пока меня в нашем театре все устраивает

0
704

Он — лауреат всероссийских и дипломант международных конкурсов, в 2017 году окончил Академию русского балета имени Вагановой (степень бакалавра по специальности «Хореографическое искусство»). В труппе Новосибирского театра оперы и балета за последние пять лет он исполнил ведущие, сольные и кордебалетные партии в балетах «Лебединое озеро» и «Щелкунчик» Чайковского, «Чиполлино» Карена Хачатуряна и «Спартак» Арама  Хачатуряна, «Дон Кихот» Минкуса, «Ромео и Джульетта» Прокофьева, «Пер Гюнт» на музыку Грига.

Никита человек приметный.  Не очень рослый, но в глаза бросается сразу. Он мне при первой встрече чем-то напомнил солиста балета Дмитрия Симкина, — они ведь даже номера одни и те же танцевали. О таком сходстве я сказал тогда Никите, и ему это, кажется, понравилось.

Двигался он по карьерной лестнице достаточно быстро. А прошлым летом Ксенофонтов приехал на очень известный конкурс молодых артистов балета Юрия Григоровича с молодой балериной по имени Катя, младшей сестрой ведущей солистки театра Веры Сабанцевой. Приехал как партнер, но совершенно неожиданно вырвался вперед и взял первое место. Катя Сабанцева получила диплом — и вот два победителя возвращаются домой, после чего Сабанцевой делают предложение участвовать в большом зарубежном гастрольном туре, и она уезжает, а Никита остается работать у нас.

Об этом интервью мы договорились заранее, еще когда Никита был в Сочи, но потом ему понадобилось заехать домой в Казань, потом я слетал к своим детям… Но наконец мы встретились и немного поговорили.

— Никита, это не первая наша встреча. Пока все, о чем мы с вами в прошлый раз говорили у вас отлично получается. Как нынче дела в труппе?

— Работаем, работаем много, каждый старается как может в меру своих сил и желаний.

— А кто сегодня художественный руководитель балетной труппы?

— Заслуженный артист Украины Денис Матвиенко.

— А я считал, что Денис уже не числится в нашем театре.

— Нет, он по-прежнему руководитель балетной труппы.

— На конкурсе, который создал Григорович, параллельно с созданием своего театра в Краснодаре, ты занял первое место. Надеюсь, ты встречался с легендарным мастером и передал привет от Новосибирского театра?

— Мы виделись с Юрием Николаевичем в неформальной обстановке, на фуршете, но тему нашего города, честно говоря, не поднимали. Я ведь еще очень молод и не работал с ним в Новосибирске, когда он приезжал сюда со своими постановками.

— Конкурс был очень серьёзный?

— Очень — совершенно неожиданно для меня! Конкурс не новый, но в последние несколько лет он не проводился, возникли какие-то финансовые проблемы.

— Да, я слышал, что собственник компании «Премьер» не то серьёзно заболел, не то у него возникли финансовые проблемы. Видимо, искали видимо другой источник финансирования.

— Похоже на то. После долгой паузы на участие записалось большое количество исполнителей, особенно парней. На удивление девушек было значительно меньше. Парни подобрались очень сильные, так что меня очень взбодрил момент конкуренции.

Понимаете, для меня такой конкурс далеко не первый, и я не планировал ехать, но вот Катя очень хотела, да и партнера у нее не было, вот так я и попал в Сочи, а увидев там целую группу первоклассных танцовщиков, просто так уступать уже не стал.  И у нас получилось! Так у меня и прошел отпуск: подготовка выпала на его первую часть, а сам конкурс — на вторую. Психологически очень тяжело было. Понимаете, каждый раз, когда я еду на такие конкурсы, мне говорят одно и то же: без места можешь не возвращаться, cамое меньшее — второе, но лучше — первое…

— Сколько времени все это длилось? С какими номерами ты выступал?

— Две недели. Я вез на первый тур па-де-де Али и Медоры, это из «Корсара» на музыку Адана, на второй тур — па-де-де из «Пламени Парижа» Асафьева, и на третий — па де скляф из «Корсара» на музыку Ольденбургского. И еще адажио из балета «Пер Гюнт» Грига, как номер современной хореографии.

— Никита, а какой по счету у тебя этот конкурс?

— Это пятый.

— Давай о каждом по-порядку.

— Всероссийский конкурс артистов балета. Я занял там первое место. Он был первым и тематическим, с характерными танцами. Я исполнял «Гопак», «Эспадо» и «Цыганский» из Дон Кихота. Мне едва исполнилось 18, я еще был учащимся академии но попал в старшую группу к ребятам, которые уже отработали по несколько сезонов в театрах.

Через год был этот же конкурс, но на этот раз с классическим репертуаром. Моей партнершей была Томара Тиунова — в два па-де-де из «Пламени Парижа» и па де скляф из балета «Корсар». Современным номером было адажио из «Золушки» Симонова. Я занял первое место.

Следующим был международный конкурс артистов балета в Большом театре с Катей Лиховой. В Первом туре мы танцевали па-де-де из «Пламени Парижа», во втором туре — па-де- скляф из «Корсара», а третьем — па-де-де из «Капелии» Делиба в постановке Сергея Вихарева. К этому времени Эдвард Клюг уже поставил «Пер Гюнта», и мы станцевали адажио из этого балета, которое всегда нравится зрителю. Хотя это были Григ и Клюг, мы стратегически не все построили правильно: надо было делать упор на технику, артистизм. В итоге — только диплом. Но я этим результатом доволен, ведь я тогда был очень молод.

Предпоследний конкурс был «Арабеск», с Надей Сорокиной как партнершей: в первом туре — па-де-де из балета «Пламя Парижа», во втором — вариация из балета «Чиполино» Карена Хачатуряна и адажио из балета «Пер Гюнт», в третьем — па де скляф. В результате — первое место. Но особенно приятно было получить приз зрительских симпатий и специальный приз журналистов.

А последний конкурс я уже готовил сам, с помощью опытного своего старшего товарища Романом Полковникова.

— С этим разобрались. А теперь давай вернемся к началу. Ты ведь не коренной сибиряк, а родом из Казани. В каком возрасте ты начал танцевать?

— В училище, как все. Но я был очень подвижным ребенком и занимался на скейте. Чем я только я не занимался... Но даже не задумывался о том, что стану артистом балета. Повлияла мамина сестра — она работала в драматическом театре и посоветовала маме чтобы мы с братом сходили в хореографическое училище. Брату там не понравилось, а я вот решил поступать.

— Теперь вот такой непростой вопрос. Я не просто так сравнил тебя с Димой Симкиным. Мы и с ним говорили на эту тему. Речь идет о том, что в силу твоих физических особенностей ты не сможешь стать Принцем, потому что несколько сантиметров роста решают все. Вот представь, что бы было, если бы Барышников был совсем чуть-чуть пониже... Ты умный парень и прекрасно понимаешь, что тебе нужен свой балетмейстер, тебе нужны постановки — современные и того на тебя поставленные. Такие, где нет принцев, но есть герои…

— Согласен. И этот вопрос для меня очень важен. Я хочу быть профессионально интересным актером и танцовщиком, пусть даже это будет роль раба, но я сделаю эту роль так, чтобы на меня смотрели. Правда, для этого мне нужен, условно говоря, новый Якобсон.

— Правильно. Ведь принцев не так много и у Петипа. А смотреть одного Петипа — это как ходить в музей. Но тут все зависит от того, что будет делать с тобой главный балетмейстер, как он будет использовать твой талант, в том числе и драматического актера. Кстати, у тебя есть предложения из Москвы и Питера?

— Есть и из-за рубежа. Я хочу и творчески развиваться и достойно жить.

— Европа?

— Нет… Вы знаете, в Европе не так много трупп, работающих в классической манере, труппы в Москве и Питере или уже сложились, или коллектив мне не интересен — по репертуару и по общему уровню. Пока меня в нашем театре все устраивает, я много танцую, и нет смысла уезжать в никуда. Если я все же приму решение уходить из новосибирского театра,  — хотя, повторяю: он мне нравится — то только в случае если я решусь уезжать из страны.

— Будет обидно конечно, если ты уедешь. В заключение ответь мне на вопрос что для тебя ближе: классический репертуар или современный.

— Понимаете, когда я пришел в театр, то много мечтал о классических ролях. И сделал это. Но сейчас мне очень хочется исполнять драматические партии, которые несут в себе какую-то историю. Я очень хочу станцевать Пер Гюнта. И Клюг с этим согласен, но что-то никак не складывается.

— Никита, а как ты выдерживаешь огромную нагрузку, которая сейчас легла на балет в Новосибирске?

— Тяжело конечно. Люди изнашиваются. Но… надеемся, что все постепенно стабилизируется.

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

Фото Анны МАСЛОВОЙ, Марка ОЛИЧА и из личного архива Никиты Ксенофонтова

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.