«Пятерочка» Анатолия Локтя

0
795

Ровно пять лет назад лидер оппозиционной партии победил на выборах мэра и вопреки прогнозам стал мэром, а не оппозиционером. 

У АНАТОЛИЯ Локтя 6 апреля особый день — ровно пять лет назад он победил на выборах мэра Новосибирска. Отметить эту дату хочется взвешенным подведением итогов работы Анатолия Локтя за пять лет. Но правильнее говорить о политическом ландшафте. Ведь именно его изменения стали одним из самых труднопредсказуемых итогов его работы на этом посту. А путь к ним — пожалуй, самым трудным выбором за этот срок.

Уникальный политический пейзаж

Месяц назад фонд «Петербургская политика», известный своими рейтингами выживаемости губернаторов, опубликовал исследование, посвященное ротации глав городов с населением свыше 500 тыс. человек, и степень конфликтности отношений по линии «город — регион».

Исследование охватывало период с 2012 года — то есть с того момента, как были возвращены прямые губернаторские выборы. Текущую конфликтность между Новосибирском и Новосибирской областью «Петербургская политика» оценила в 6 баллов.

В Новосибирске, с учетом резонанса от пакта Локоть — Травников — Шимкив, многим кажется, что у нас тишина, покой, застой, разложение и отсутствие какой-либо реальной политики. Однако реалии таковы, что 6 баллов — это по-прежнему максимум среди всех регионов.

Что тут сказать и как объяснить? Самое простое объяснение: мэр и губернатор у нас из разных политических партий. Но это слишком простое объяснение.

Конфликт по линии «город — регион» имеет онтологическую основу. Вспомним, как губернатор-единоросс Василий Юрченко критиковал мэра-единоросса Владимира Городецкого. Критика касалась транспортного коллапса в центре города, беспорядочной застройки площади Маркса торговыми центрами, загромождения улиц рекламными щитами, сноса домов в районе стройки третьего моста через Обь. Так что принадлежность к одной или разным политическим партиям — точно не единственный фактор, определяющий конфликтность.

НО так ли плоха сама конфликтность? Обычно в качестве негативного примера приводят Екатеринбург, где оппозиционного мэра Евгения Ройзмана сначала лишили большинства полномочий, а потом и вовсе вынудили уйти со своего поста. И с этой точки зрения конфликтность города и региона деструктивна.

С другой стороны, у новосибирцев по соседству есть примеры противоположного свойства — Алтайский край и Кузбасс. Здесь даже после смены губернаторов в политической пустыне пока ничего не выросло. Про Кемерово в Новосибирске вообще стоило бы напоминать всем, кто считает, что у нас политический застой.

В этом отношении Новосибирск и Новосибирская область достигли, пожалуй, оптимального варианта. Никто никого не может уничтожить, поэтому единороссам и коммунистам приходится работать совместно. Межпартийные противоречия сохраняются, но уже совсем не на идеологическом уровне — просто команды разные.

Семь пунктов Анатолия Локтя

Семь — по числу блоков предвыборной программы нынешнего мэра. Отчитаться о выполнении обещаний пятилетней давности для него архиважно. Это чувствуется по многим последним публичным выступлениям мэра.

В 2014 году Анатолий Евгеньевич был оппозиционным политиком и мог позволить себе жесткую критику действующей власти, а сегодня не может, ведь он сам стал ее частью.

Но избиратель-то помнит, как он говорил про падение численности занятых в промышленности с 1990-го по 2014-й в 3,1 раза. А теперь Локоть в своих отчетах делает акцент на росте ВРП на 360 млрд руб. за пятилетку. Кто-то скажет: так это вся область. Но он будто ждал возражения, напоминая, что около 80 процентов этого показателя — заслуга предприятий Новосибирска.

Никто не забыл и о его тезисах про провал в высокотехнологичных отраслях. Ответ — традиционный форум «Городские технологии», два бизнес-инкубатора с оборотом резидентов более 190 млн рублей в год. В контексте стратегии развития региона, формирование которой стало предвыборным паровозом губернатора Андрея Травникова, все эти результаты становятся весомее. А вне этого контекста — так, небольшой вклад муниципалитета в общее дело.

Это же сейчас происходит и с более масштабными проектами, такими как «Академгородок 2.0» и молодежный чемпионат мира по хоккею 2023 года. Новый ледовый дворец спорта и новую станцию метро каждая команда по отдельности не потянет. Поэтому приходится работать вместе. И при этом Андрей Травников, если все получится, вправе будет принять общенародное «спасибо» на свою грудь, а Анатолий Локоть — вписать СКИФ и «Академгородок 2.0» в исполнение своих предвыборных обещаний о возвращении сибирской науке былой славы. Эти проекты, конечно, затеял не он, но именно городу предстоит их реализовывать. Показательная мелочь в том, что только Анатолию Локтю прощают эту его особую транскрипцию: проект перезагрузки научного центра, в отличие от всех, он упорно называет «Академгородок-2».

Если вчитываться в текст предвыборной программы и вслушиваться в слова главы города тщательнее, а потом накладывать все это на линию региона в целом, таких параллельных мест можно найти массу.

А нам-то что?

После избрания мэром оппозиционного политика было много сомнений в том, что у него что-то получится. Опасались, что Локоть — в первую очередь профессиональный политик, но не хозяйственник.

Но он оказался не первым, не вторым, а просто мэром, который выполняет свои функции. Про свои политические предпочтения Локоть не забывал, но при этом снег с дорог убирал, дома ремонтировал, дороги строил, транспорт развивал.

Сегодня оппоненты говорят, что все это у мэра-коммуниста получается хуже, чем у мэров-единороссов раньше получалось, но это попахивает бездоказательностью, а то и лукавством. Ровно так же пахнет и вот такая штука: если есть оппоненты, то почему они говорят об отсутствии оппонентов?

Были и опасения, что федеральный центр накажет город за «неправильное» голосование, урезав бюджетное финансирование. Но по факту вышло так, что после победы Локтя внимание к Новосибирску стало даже более пристальным и, пожалуй, более заботливым, чем до. (В этом тезисе «после» фактически означает «из-за».)

В результате за пять лет бюджет города вырос более чем на 20 процентов (а если учесть и 2019 год — будет почти 30) и вплотную приблизился к тем показателям, которые Локоть обещал в своей предвыборной программе. Тезис так и звучал: «Новосибирск войдет в топ-10 крупных российских городов по бюджетной обеспеченности на одного жителя».

В общем, случилось то, что можно считать проявлением реальной цивилизованной политики и демократии: разные партийные команды пытаются договариваться о том, как им выжить, не скушав друг друга от испуга. Вынужденно взаимодействуя, каждая команда старается сделать больше, чем другая, — чтобы не потерять расположение избирателей.

Если же какой-то проект невозможно реализовать одной командой, работают вместе. При этом каждая команда доказывает, что она первична, но все же не забывает сделать реверанс в сторону партнеров-оппонентов. Так было с реконструкцией Михайловской набережной, на открытии которой выступали и Анатолий Локоть, и Андрей Травников.

Но именно наличие политических оппонентов заставляет каждую команду проявлять и осторожность в своих действиях, потому что все понимают: за твоими действиями следят. Для общего положения дел такой взаимный контроль полезен.

Самое парадоксальное, что не для Травникова, а именно для Локтя решение о согласии на такой расклад было наиболее ответственным. Он пришел во власть из рядов оппозиции. Ярким политиком ему было оставаться проще: можно было не отвечать за коллектор, плохо пропускающий ливневые воды, а в хвост и гриву ругать тех, кто обязан с ним разбираться. Если грязь уберут, можно сверлить в пиджаке дырку под медаль. Если нет — продолжать оставаться ярким политиком и без медали.

Именно такой перспективы лишился Локоть, выбрав роль мэра. Теперь о дырках мечтают другие люди, а он отвечает на их вопросы про снег, ремонт домов, дороги и транспорт. И про коллекторы, конечно.

Избирателям же остается наслаждаться этим политическим зрелищем и привыкать к новому. Политическая конкуренция у нас всегда означала войну. Мы всегда знали, что свои трофеи получим во время боевых действий. Теперь нам предлагается мирное соревновательное созидание.

Алексей САЛЬНИКОВ, Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments