Станут ли внутрипартийные разногласия в партии власти тормозом инвестиционного развития региона?

0
10

ПОКА одни новосибирские СМИ все еще подводят итоги прошедших парламентских выборов, другие уже начинают думать о грядущей политической повестке. Журналисты ЦДЖ, например, пишут, что теперь, после выборов, главной темой в нашей области станет инвестиционная политика. Что противоречия вокруг крупных инвестиционных проектов приведут (могут привести) к конфликту между правительством и заксобранием. И это будет уже не межпартийное противостояние, это будет разногласием внутри основной партии власти — «Единой России».

Что ЦДЖ имеет в виду? Он имеют в виду Центральный мост, Академпарк, мусороперерабатывающие комплексы и промышленно-медицинский парк «Зеленая долина». Как пишет ЦДЖ, депутаты не ставят под сомнение идеи самих проектов, они критикуют условия их реализации и далее по мелочам. Но по таким мелочам, которые в совокупности эти проекты могут и угробить. Главные проводники «мелочей» — Юрий Зозуля, недавно возглавивший совет директоров «Агентства регионального развития» и поддерживающий его спикер заксобрания Андрей Шимкив.

Начнем с моста

Вопросы здесь, безусловно, есть. Недавно мы построили Бугринский мост. Владимир Городецкий на пресс-конференции, где подводил итоги своего двухлетнего правления, честно сказал, что Бугринский мост пока не дал запланированного эффекта в полной мере. Это, мол, случится тогда, когда мост будет замкнут на Восточный обход, когда окончательно начнет работать Юго-Западный транзит.

ТЕПЕРЬ мы пытаемся построить четвертый мост. По поводу разногласий о его строительстве губернатор разразился такой весьма эмоциональной тирадой: «Сегодня никто не говорит, что четвертый мост не нужен. Есть те, кто говорит, что не поперек, а вдоль надо строить. Но это отдельная категория людей, и я отношу их к особым мнениям. Я понимаю, как сегодня звучит вопрос о недостаточной обоснованности финансовой модели. Мы это услышали и теперь работаем над этим. И сегодня уже много поправлено в финансово-экономической модели, и многое еще будет поправлено на дальнейших этапах работы. Поэтому задача одна — вовлечь всех и вся, кто хотел бы высказать свое мнение. На любом этапе. Тайны никто не делает, поверьте. А услышать разницу мнений, подходов — это важно. Но есть и такие, я не исключаю, кто считает, что это все-таки бизнес, мне бы там надо поучаствовать, а я своего места там не нашел. Ну, может быть, и такие мнения есть. Пусть встраиваются в другие бизнесы. В том числе и в этот. Но только не за счет того, чтобы политизировать или говорить, что что-то не так. А как по-другому?»

«Новая Сибирь» о третьем мосте (Бугринском) и четвертом (Центральном, Ипподромском) писала не раз. Процитируем («Пробковое лобби», «НС» от 11 декабря 2015 г.): «Еще в начале строительства Бугринского моста заведующий кафедрой системного анализа и управления проектами СГУПСа Константин Комаров, например, говорил, что от пробок новый мост не спасет, что они просто сдвинутся. И что если уж мы говорим о южном транзите, то в этом случае рациональнее было бы строить Матвеевский мост. В принципе, все можно просчитать на компьютере, это и было сделано на кафедре системного анализа и управления проектами по вариантам заельцовского, ипподромского, матвеевского, подплотинного мостов. Так вот, по расчетам ипподромский вариант не самый рациональный».

Возможно, это и так. Однако на сегодняшний день, надо признать, других настолько же проработанных вариантов, кроме Центрального моста, просто нет. Ни проектов, ни потенциальных инвесторов. По генплану мостов через Обь у нас должно быть уже семь. То есть пока мы даже до середины не дотянули. И если по четвертому мосту инвесторы уже заявились («Северо-Восточная магистраль», «Сибирская концессионная компания», «Новосибирская концессионная компания»), почему бы не дать им строить. По крайней мере, у нас будет не три моста из семи необходимых, а четыре. По крайней мере, на первом этапе это не предполагает вложения бюджетных средств региона, но предполагает возможное вложение средств федеральных. А дальше концессионер пусть решает, как свои вложения он может окупить. Если серьезные компании готовы в это дело ввязаться, то, видимо, они об этом думали.

Отдельный вопрос — кто будет строить? Экономическая ситуация в нашей традиционной палочке-выручалочке ОАО «Сибмост» очень сложная. («Нужны ли стране мосты и строители?», «НС» от 19 августа 2016 г.). И неизвестно, сможет ли контракт на четвертый мост (если компания его получит) «Сибмосту» помочь. Если же не «Сибмост», то кто? Государство очень методично, целенаправленно уничтожает отечественных мостостроителей. Как бы после этого нам не пришлось искать иностранных подрядчиков, скажем, китайских.

Академпарк

«Новая Сибирь» также об этом писала. Напомним: наблюдательный совет Академпарка принял решение о продаже компании «Плазмохимические технологии» («дочки» компании OCSiAl) здания Центра наноструктурированных материалов (ЦНМ). Однако заксобрание с подачи зампредседателя комитета по бюджетной, финансово-экономической политике Юрия Зозули, входящего в наблюдательный совет Академпарка, продажу этой академпарковской недвижимости не одобрило. Депутатов не устроили условия сделки: 344 млн рублей (с НДС) за пять тыс. кв. м вместе с инфраструктурой и километром газопровода. А главное, не устроила пятилетняя беспроцентная рассрочка.

Если кто не знает, что такое компания OCSiAl, советуем прочитать нашу статью «Победитель получает все» («НС» от 16 сентября 2016 г.). Цитируем: «Сегодня безо всяких преувеличений можно говорить о том, что вклад Предтеченского (это один из основателей компании, автор технологии промышленного производства углеродных нанотрубок. — Прим. ред.) и компании OCSiAl и в науку, и в будущее страны — это, пожалуй, самое яркое технологическое достижение в России в этом веке. Это так же круто, как создание первого промышленного производства чипов, компьютеров или смартфонов. Ничего подобного в нашей стране не было со времен создания атомной бомбы (но тогда мы догоняли США). «Кремневую технологическую волну» СССР проиграл вчистую. «Карбоновую технологическую волну» Россия имеет шанс возглавить, и тогда все остальные, в том числе США, будут догонять уже нас. И это не голый пафос, это, как говорится, констатация уже свершившегося факта. Победитель всегда получает все».

Некоторые горячие головы (общественники, журналисты, депутаты) договорились до того, что если OCSiAl вырос, то пусть идет в ПЛП. Потому что не стартап. Представьте, приходит в заксобрание такой Intel или Apple (дети кремниевой революции), а ему говорят: «Мы ничего в твоих чипах, компьютерах не понимаем, твои завтрашние миллиарды нам не интересны, отдай нам вчерашнюю копеечку и иди снова в гараж начинать все с нуля. Да за это время другие страны нас обгонят, но нам все равно».

Сейчас модно вешать ярлыки типа «пятая колонна» и «агенты госдепа». Можно и повешать. Когда журналисты, депутаты, академики начинают топить родные новосибирские компании, которые сегодня вышли в мировые лидеры (у OCSiAl 90 процентов мирового рынка, он единственный в мире промышленный производитель углеродных нанотрубок), — это объективно дает шанс нашим иностранным конкурентам. Если уж депутаты такие принципиальные, они взяли бы и отдали здание компании OCSiAL бесплатно, и тогда, возможно, хотя бы за это потомки их потом благодарно вспомнили.

Государство строит технопарки не для того, чтобы потом зарабатывать на тупой аренде. Оно строит их для того, чтобы отечественный бизнес захватывал мировые рынки. О чем думают депутаты? Что Академпарк так и будет сидеть в пяти зданиях? Академпарк создан не только для инновационных стартапов, это не бизнес-инкубатор. (Бизнес-инкубатор как подразделение в технопарке есть.) Академпарк — это лаврентьевский пояс внедрения. (Помните триаду Лаврентьева?) Академгородок — ядро. Новосибирская промышленность — третий пояс. Академпарк — пояс внедрения. То есть там должно быть не пять исследовательских центров, а на порядок больше. Площадь Силиконовой долины в США — 750 га, то есть Академпарку еще расти и расти.

С 2014 года бюджет Академпарк не финансирует. Государство дало старт, дальше он должен развиваться сам. Теперь не оно должно помогать инновационному бизнесу, теперь инновационный бизнес должен помогать государству. За счет чего Академпарк может расширяться, когда бюджет денег не дает? (У него их и нет.) Только за счет своих резидентов, таких успешно выросших из стартапа, как компания OCSiAL.

Весьма информированный ЦДЖ пишет, что неделю-две назад «в Новосибирск приезжал совладелец группы компаний OCSiAl Юрий Коропачинский. Официальной информации о его визите и проведенных встречах нет. Можно догадываться, что прилететь из Австралии Коропачинского побудила неопределенность вокруг проекта в Академпарке. Неудивительно, потому что если на проекты по мусоропереработке и строительству нового моста инвесторы не потратили еще ни рубля, то в технопарке инвестиционная активность давно бьет ключом. На пресс-конференции Городецкий заявил, что оборот резидентов в прошлом году составил 20 млрд. Солидный результат, но станет ли он еще более впечатляющим, либо же инвесторы, напуганные скандалами, начнут искать гавани потише?»

И это правда. Губернатор на своей пресс-конференции, видимо, оговорился, сказав, что здание ЦНМ будет выставлено на аукцион (а не прямая продажа). Вряд ли Коропачинскому, совладельцу компании OCSiAl, которая уже вложила в оснащение ЦНМ 250 млн рублей и собирается вложить еще 1,5 млрд, слово «аукцион» понравилось. В принципе, кроме новосибирского, академгородсковского патриотизма, компанию здесь ничто не держит. OCSiAl предлагает помещения и квартиры для сотрудников бесплатно во многих регионах России. Например, в Казани. Это не говоря уже о загранице. Только наши депутаты во главе с Зозулей и Шимкивом требует от компании вернуть «вчерашнюю копеечку». Если уж OCSiAl решил в Новосибирске остаться и даже за оснащенное им здание заплатить, то от такого отказываться нельзя. Иными словами, в отличие от четвертого моста, тут вообще ни у кого, кроме как у наших депутатов, вопросов нет.

Мусороперезабывающие комплексы

После того как стало известно, что администрация области хочет разместить мусороперерабатывающие комплексы в Раздольном и Верх-Туле, сразу начались общественные протесты. В интернете, например, была опубликована петиция, авторы которой просят губернатора Владимира Городецкого пересмотреть решение и изменить площадку для размещения полигона твердых коммунальных отходов. Жители Раздольного опасаются, что мусороперерабатывающий комплекс нанесет непоправимый ущерб окружающей природе и станет экологически опасным объектом. После этого Городецкий спросил (полушутя): «А куда переносить? В Москву?..»

Ситуация с мусором в Новосибирске аховая. В прошлом году Новосибирск и Новосибирская агломерация произвели 1,5 млн тонн отходов. Новосибирская область — 5,2 млн тонн. За последние 15 лет население области выросло на восемь процентов, при этом отходов стало больше в два раза. Уже пора бы разобраться с нынешними полигонами, куда мусор просто вываливается и где его слой в отдельных местах достигает 20 метров.

На сегодняшний день в регионе действуют четыре крупных полигона, остаточного ресурса которых хватит максимум лет на пять. Кроме того, существует большое количество хаотично образованных, неконтролируемых свалок. Если ничего не предпринимать, то очень скоро мегаполис потонет в собственных отходах.

Есть инвестор. «Экология-Новосибирск» собиралась начать строительство заводов в прошлом году, а свои планы анонсировала еще в 2014-м на инвестсовете у губернатора. Представляя проект, гендиректор компании Иван Морозов говорил, что зарубежное технологическое оборудование, которое будет установлено на предприятиях, позволит извлечь максимальный процент полезных фракций из доставляемого на завод мусора. После изменения курса рубля объем необходимого финансирования вырос почти вдвое, и «Экология» решила приостановить проект на неопределенный срок.

В этом году инвестор все же решился на реализацию проекта. Однако тарифы по сбору мусора остались прежними, и с ними вообще непонятно, можно ли этот проект окупить. Ну, может, лет эдак за 30. Однако опять же, как и в случае с четвертым мостом, если инвестор согласен строить, почему бы ему это не разрешить. Строительство мусоросортировочных комплексов не только не навредит экологии, наоборот — оно повысит экологическую безопасность. Масса захоронения сократится в три раза, объем — в 12 раз. После рекультивации полигонов в хозяйственный оборот вернется около 350 га земель. Во всяком случае, мусоросортировочные комплексы в Верх-Туле и Раздольном позволят закрыть полигоны «Левобережный» и «Гусинобродский» с последующей их рекультивацией.

Как утверждают руководители «Экологии», на ее предприятиях практически не будет применяться ручной труд. На 90 процентов мусор пойдет на дальнейшую переработку, а 10 процентов обезвреженных и неопасных отходов похоронят в плотных и экологически безопасных упаковках. Напомним еще раз: финансовая модель строительства мусороперерабатывающих комплексов не требует бюджетных трат. Концессионер обязуется построить два предприятия, каждое мощностью переработки 400 тысяч тонн мусора в год. Совокупный объем инвестиций — около 6,5 млрд рублей.

Министр ЖКХ области Евгений Ким в начале сентября уже заявил журналистам, что по действующему закону администрация не обязана согласовывать инвестпроект мусороперерабатывающих заводов с заксобранием. На что вице-спикер заксобрания Владимир Карпов ответил (пригрозил) так: «У нас еще продолжается история с проектом четвертого моста через Обь, теперь этот второй инвестиционный проект. Как мне кажется, нужно избежать проблем. Если депутаты не будут включены в этот процесс, не поймут всю специфику и все финансовые тонкости, то возникнут вопросы при утверждении бюджета».

Ну и наконец «Зеленая долина»

На своей пресс-конференции губернатор сказал, что у нас в области создан лучший в стране инновационный парк по своей результативности — Академпарк. Что у нас построен первый в России частный медицинский технопарк — «Зеленая долина». Но, как пишет ЦДЖ, «областные депутаты тоже пытались редактировать под себя инициативы правительства, пытались искать для «Зеленой долины» другую территорию». Мы тут при чем? Это частный технопарк, там нет бюджетных трат. Это не государство собирается помогать парку, это он собирается помогать государству.

***

Если экономической логики в разногласиях между правительством и заксобранием нет, то что есть? Возможно, все дело в чисто политических амбициях, типа я власть или не власть, я Законодательное собрание дрожащее или право имею. Как сказал на своей пресс-конференции губернатор, все меры по повышению инвестиционной привлекательности региона сопряжены с законодательно-нормативными актами, а это как раз находится в компетенции заксобрания. Поэтому ему непонятно, почему замечания не звучали раньше, до того, как проекты стали входить в фазу реализации?

У Новосибирской области никогда не было много угля и нефти, она всегда развивалась за счет мозгов. И в Новосибирской области, в отличие от других регионов, никогда не было существенных разногласий между исполнительной и законодательной ветвями власти. Будем надеяться, что нынешние недоразумение в подходах к инвестиционной политике — это не больше, чем именно не-до-разумение.

comments powered by HyperComments