Серое небо — еще не черное, но уже без звезд

0
1376

Красноярские синоптики уверены, что режим черного неба в Новосибирске ввели без достаточных оснований.

Вот уже неделю над Новосибирском нет неба. Конечно, мы знаем и помним, что оно есть, но если бы не знали и не помнили, то оказались бы в роли жителей планеты Саракш из произведения братьев Стругацких «Обитаемый остров». Сверху льется какой-то свет, а что является его источником — непонятно. Если, конечно, это не та красная круглая штука, которая висит на небе вместо солнца.

Из-за лесных пожаров в Красноярском крае и восточного ветра Новосибирск уже неделю окутывает смог. 22 июля Западно-Сибирское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (УГМС) объявило о неблагоприятных метеорологических условиях (НМУ) первой степени опасности — ввело в городе так называемый «режим черного неба». Аналогичные режимы были введены в Кемеровской области и Алтайском крае.

Однако в самом Красноярском крае, где полыхают пожары, режим черного неба не объявлен, хотя там еще 13 июля началось то, с чем новосибирцы столкнулись неделю спустя. 24 июля губернатор Красноярского края Александр Усс обратился к местному Среднесибирскому УГМС с просьбой ввести этот особый режим. Он сослался на то, что он введен даже там, где леса не горят, — то есть у нас. Однако в Среднесибирском УГМС уверяют, что вводить режим НМУ в Красноярске нельзя — не позволяют нормативы федерального законодательства. Что касается режима черного неба в Новосибирске, Кузбассе и на Алтае, то, по утверждению главы Среднесибирского УГМС Сергея Сережкина, он был введен безосновательно и с нарушением закона. Сейчас Роскомгидромет проводит по этому факту проверку.

Тут, пожалуй, нужны некоторые пояснения. Режим НМУ («черного неба») — это не просто какое-то благопожелание астматикам и гипертоникам беречь себя. Это еще и императивное требование к промышленным предприятиям уменьшить выбросы, что по факту означает снизить выработку. Иными словами, введение режима НМУ влечет за собой существенные экономические издержки, и нельзя просто так сказать «сегодня у нас небо черное, а завтра голубое» без экономических последствий. Именно поэтому руководитель Среднесибирского УГМС, оценивая действия коллег в Западной Сибири, ссылается на проверку Роскомгидромета.

А что по этому поводу думают его коллеги? Пресс-секретарь Западно-Сибирского УГМС Ренад Ягудин так прокомментировал «Новой Сибири» слова Сергея Сережкина: «Это его субъективное мнение, и ему как главе соседнего управления не очень корректно вмешиваться в действия подразделений, которые ему не подведомственны. Это не принято и неэтично. Мы, западно-сибирские синоптики, никогда не вмешиваемся в действия наших коллег из других управлений и не позволяем себе давать какие-то оценки: правильно они что-то сделали или неправильно. Мы не знаем всю сумму факторов, на основе которой принималось то или иное решение».

Правда, Ренад Ягудин косвенно подтверждает выводы Сергея Сережкина о том, что никакого черного неба над Новосибирском нет: «Мы видим, что шлейф от лесных пожаров в Красноярском крае распространился на Томскую, Омскую, Новосибирскую области, Алтайский край. Ухудшилось качество воздуха в приземном слое. Идет масса жалоб в адрес МЧС от людей, страдающих сердечно-сосудистыми и легочными заболеваниями. Метеостанции Новосибирской области фиксируют мглу и дымку. Хотя, по данным инструментальных измерений, концентрация загрязнения выше ПДК не обнаруживается».

В официальных инструментальных данных по состоянию на 24 июля этот тезис выглядит так. Концентрации вредных химических веществ в атмосферном воздухе составили: взвешенные вещества — меньше 0,26-0,28 при ПДК 0,5, диоксид азота — меньше 0,01-0,02 при ПДК 0,2, диоксид серы — меньше 0,02-0,04 при ПДК 0,5, фенол меньше 0,003 при ПДК 0,01. Оксида углерода, судя по этим данным, вообще мало — менее 1,2-1,6 мг/м куб. при ПДК 5,0.

В бытовом понимании никакой катастрофы над Новосибирском по факту нет. Есть область стационарного малоградиентного процесса, где нет мощного движения атмосферного воздуха. В народе такое состояние называют штилем.

Каждый день мы слышим, что завтра будет ветер. Последнее обещание — от МЧС. Обещают, что ветер сменится 28 июля. Но давайте уж честно, господа-товарищи, не страдающие астмой и гипертонией: дышать пока можно. А вот звезд действительно не видно совсем.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.