Тимофей Кулябин вновь поставит Ибсена на сцене «Красного факела»

0
1793

Главный режиссер новосибирского «Красного факела» анонсировал спектакль, который выпустит в этом году на большой сцене театра. Тимофей Кулябин вновь обратится к норвежскому драматургу Генрику Ибсену и представит свою интерпретацию пьесы «Дикая утка». Ибсеновскую драму режиссер планирует репетировать не вполне обычным образом: большая часть процесса пройдет в специальном помещении, где будет выстроена квартира главных героев, и только на финальном этапе персонажи найдут себе место в пространстве театра.

Главный режиссер театра «Красный факел» Тимофей Кулябин

Привычный ритм работы главного режиссера «Красного факела» на родной площадке — один спектакль в два сезона. За это время Тимофей Кулябин успевает не только внести существенный вклад в свою международную карьеру, но и подготовить непосредственно в Новосибирске событие, на которое будут ходить и писать, приглашать на фестивали и обсуждать на форумах, ломать копья, разбирать по косточкам, считать манки и по возможности смаковать детали. По негласному графику, очередная премьера должна была состояться в 2020-м году, однако пандемия смешала карты так, что новую работу режиссера Кулябина зрители «Красного факела» увидели только весной 2021-го – в формате документального спектакля, посвященного столетнему юбилею «Сибирского МХАТа» и рассчитанному только на два показа.

Ждать художественного пополнения афиши придется недолго. Уже 18 декабря пройдет премьера спектакля, над которым главреж «Красного факела» работает со своими постоянными соавторами — художником Олегом Головко и драматургом Ольгой Федяниной. На кону — возвышающий и дисциплинирующий Ибсен. «Дикая утка» — третья пьеса норвежского гения, попавшая в объектив Тимофея Кулябина. В 2012 году он поставил на малой сцене «Красного факела» «Гедду Габлер», кардинально изменившую его режиссерский почерк и дерзко актуализировавшую местный театральный ландшафт, а в 2018 выпустил погруженную в пучину сетевого мира «Нору, или Кукольный дом» на сцене Schiffbau/Box в Драматическом театре Цюриха (Schauspielhaus Zürich). «Не нужно большого повода, чтобы вновь обратиться к Ибсену. Это драматург, который в силу универсальности, сложности, закрученности, узнаваемости и проработанности сюжета ставится всегда – при любой моде и при любой эстетике», — подчеркивает Тимофей Кулябин. И это утверждение никому не приходит в голову оспаривать. Тем более что квадрант аналитического мышления главного режиссера «Красного факела» с нанометровой точностью способен измерять углы северного скандинавского темперамента.

Сцена из спектакля «Гедда Габлер» в постановке Тимофея Кулябина (театр «Красный факел», 2012)

«“Дикая утка”- одна из пьес первого ряда, с очень классическим для Ибсена сюжетом, в котором происходит семейная драма: герои долгое время скрывают какое-то темное прошлое, затем приезжает человек и раскрывает тайну, в результате разрушая устоявшиеся семейные отношения», — анонсирует режиссер. Репетиции «Дикой утки» начались в конце прошлого сезона. Более полугода работы над спектаклем – сверхнорма для современных репертуарных стандартов. Неспешность обусловлена особым подходом постановщика к репетиционному процессу, который по сути является отдельным художественным актом, но именно в «Дикой утке» впервые будет представлен на суд зрителей. Если предшествующие «Дети солнца», действие которых было перенесено командой Кулябина на кампус Стэнфордского университета, репетировались в настоящем общежитии (в комнатах стояли камеры, артисты репетировали реальные ситуации, находясь в этих комнатах, а режиссер наблюдал за ними, отсекал лишнее и стремился выстроить действие таким образом, чтобы убрать ощущение зрительного зала и утрировать ощущение замкнутого мира), то специально для «Дикой утки» будет выстроено помещение, имитирующее квартиру, где обитают главные герои пьесы – испытывающий отвращение к работе фотограф Ялмар Экдал, его жена Джина, в обязанности которой входит ведение не только домашнего хозяйства, но и семейного бизнеса, слепнущая дочь-подросток, потерявший жизненную ориентацию старик-отец и подбитая на охоте утка.

«Этот спектакль очень мало репетируется в репзале, — рассказывает режиссер спектакля Тимофей Кулябин. —  Для того, чтобы понять, как устроен быт ибсеновских героев, мы арендовали большое помещение, внутри которого сейчас строится квартира, где живет семья из четырех человек. Там же располагается их рабочее место — студия, потому что главный герой по сюжету фотограф. Через неделю мы с артистами переезжаем на эту квартиру и начинаем репетировать. И от того, как герои заживут в новом пространстве, как выстроится их быт и отношения, я буду принимать решение, как будет выглядеть художественный мир спектакля на сцене. Это не обычный репетиционный прием, когда режиссер что-то предлагает артистам, которые находятся в четырех стенах театра. В нашем случае решение предложат сами обстоятельства, а я буду смотреть, что из этого ценно, а что спорно».

Сцена из спектакля «Нора, или Кукольный дом» в постановке Тимофея Кулябина (Драматический театр Цюриха, 2018)

Строгий перенос репетиционных помещений на большую сцену театра режиссеру «Дикой утки» не интересен. Во-первых, не совпадают масштабы. Во-вторых, это в корне противоречит постановочному замыслу. «Моя внутренняя задача не скопировать пространство, а сделать его сценический вариант, — уточняет Тимофей Кулябин. — Все, что будет происходит в квартире, будет снято на видео. Таким образом у нас появится запечатленная на пленку хроника того, как развивалась бы эта история в жизненных обстоятельствах. Зрители будут смотреть спектакль на сцене и параллельно следить за киноверсией событий. И в этой разнице, в этом зазоре и заключается режиссерский прием. Я делаю то, что делает главный герой, который год за годом снимает долгое документальное кино о своей жизни. Вот такая странная смысловая игра реальности и условности, кино и жизни, правды и лжи, работающая на главную тему спектакля – тему большой иллюзии, в которой жил главный герой».

Ревнителем авторского слога следует понимать, что Ибсена «по букве» на сцене «Красного факела» не будет. Режиссер в свойственном ему методе сценического повествования отказался от какого-либо конкретного художественного перевода и работает над пьесой в тандеме с современным драматургом. Время действия команда «Дикой утки» перенесет в наши дни и откажется от устаревшего языка. «Мы делаем интерпретацию ибсеновской истории, которая в целом сохранит основные сюжетные повороты, коллизии и действующих лиц, но будет перенесена в наше время, — поясняет режиссер спектакля «Дикая утка». —  Текст Ибсена даже в выполненном в начале двухтысячных переводе дико архаичен. Мы сегодня так не говорим. Поэтому на 90 процентов он будет переписан, чтобы язык героев совпадал с языком зрителя».

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь».

Фото Фрола ПОДЛЕСНОГО, из архива театра «Красный факел» и открытых источников

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.