Агроинвестор — в лыжах и на асфальте

1
1587

Почему Борис Горкунов, решивший все заработанные средства оставлять в регионе, часть проектов все же перевел к соседям? 

В НОВОСИБИРСКОЙ области опять заволновались о судьбе крупного инвестпроекта — на этот раз история разворачивается между депутатами заксобрания и группой компаний «Горкунов». По решению аграрного комитета, информация о проектах агроинвестора будет заслушана в ближайшее время. «Новая Сибирь» попыталась составить собственную картину вопроса.

На пустом месте

Сказать, что совхоз «Тебисский» сегодня возрождается в чистом поле, будет неправильно. Вместо полей здесь, на восточной границе Чановского района, уже давно залежи. Согласно статистике, большая часть земель в последний раз обрабатывалась в 1997 году.

Сторожевой пес «Тебисского» чужих к новой технике не подпускает
Сторожевой пес «Тебисского» чужих к новой технике не подпускает

«Пашня была — считай, что целина с березняком. Сами по тракторам можете посмотреть, что это было. Но задачу поставили, чтобы земля черная была», — объясняет корреспонденту «Новой Сибири» Виталий Ланговский.

В Чановский район он переехал из Казахстана в 1990-м, с тех пор работал каменщиком на вахтах. В прошлом году, наконец, появилась возможность остаться дома: на брошенных землях Тебисского сельсовета было создано ООО «Совхоз Тебисский», и его позвали сторожем. Скоро придет «КамАЗ» — переведут в водители.

Готовит свой трактор к посевной Сергей Заворин, тоже до прошлого года 20 лет отмотавший по вахтам, — говорит, не заметил, как дети выросли. Сейчас дома внуки, а в хозяйстве, в котором начинал трактористом, новая техника и достойная зарплата. «И сеялки, и бороны — все идет и идет. Так приятно работать, когда и платят, самое главное, и техника. И ты при этом дома», — говорит он.

НОВОЕ сельхозпредприятие входит в холдинг «Сибирский ангус» группы компаний «Горкунов». Совхоз зарегистрировали в апреле 2021 года — за год он завез сюда столько новой техники, сколько здесь не было никогда, и поднял 16 тысяч га пашни.

«Не 1600, а 16 тысяч. Понимаете, сколько это?» — показывает, широко разведя руками, механик Жалялитдин Джунусов. Он вообще пенсионер, в сельхозпроизводстве с 1981 года, а теперь работает в новом совхозе и знает, о чем говорит.

«На фоне отрицательного опыта»

Когда группу «Горкунов» обсуждали на аграрном комитете заксобрания, говорили об «активном росте земельного банка» — что это «вызывает опасения жителей региона на фоне отрицательного опыта предыдущих аграрных проектов». Для «Тебисского» отрицательный опыт — не пустые слова.

Новый зерновой комплекс и склад «Блюдчанского» и наследие прежних времен
Новый зерновой комплекс и склад «Блюдчанского» и наследие прежних времен

«В 2018-м тут появились какие-то молодые парни кавказской национальности, — вспоминает Жалялитдин Джунусов. — Говорят: технику купим, мастерскую уберем, вместо нее модульную быстренько построим. С зарплатой у вас все будет ой-ей-ей. А потом начали тупо все бомбить. Я говорю: «Ну, ребята, это вы уж без меня». И ушел».

Коров отправили на мясо, склады разобрали, даже арматуру вывезли. Одни руины остались. Три года тут царила пустота, а с прошлой весны на площадку начали привозить новые энергонасыщенные «Кировцы», «Белорусы», посевные комплексы. В 2022-м на месте зерносклада пошло строительство элеватора, который к августу, к урожаю, уже должны сдать.

«Всего стоимость инвестпроекта больше двух миллиардов, с банковскими кредитами и средствами инвестора проблем нет, — говорит генеральный директор «Тебисского» Максим Богатырев. — Но есть сложности с получением льгот от регионального Минсельхоза. Плюс с кадрами беда, но люди потихоньку возвращаются — у нас по зарплате задержек нет, она вся белая, а квалифицированных специалистов будем переманивать. Мы напротив элеватора десять домов для них строим. Задача — выйти на 30 тысяч гектаров и завезти скот мясной породы».

«Побыли миллионерами, побыли нищими»

«В 2021 году в Чановском районе под зерновыми было 26 тыс. гектаров из почти сотни, работавших при советской власти. В 2022-м «Тебисский» добавит 16 тысяч и ООО «Совхоз Блюдчанский» — более четырех. Всего на 20 тысяч станет больше», — рассказывает замглавы района Сергей Антипов.

Валерий Гордеев в «Блюдчанском» 50 лет, из них 40 на одном и том же тракторе
Валерий Гордеев в «Блюдчанском» 50 лет, из них 40 на одном и том же тракторе

«Блюдчанский» — второе хозяйство «Сибирского ангуса» в Чановском районе. «До 90-х наш совхоз был миллионером. Побыли миллионерами, побыли нищими, а теперь начинаем опять расправлять плечи», — лаконично знакомит с историей предприятия Валерий Гордеев. Ему 69, он тракторист, 50 лет в хозяйстве.

«Вон стоит «Кировец», я на нем сорок лет отработал. А это вот девять штук новых — за год пришли. Вот это по-настоящему пошла работа. И зерновые комбайны новые, и силосоуборочные, — перечисляет он. — Была зарплата 21-22 тысячи. А тут смс приходит, я нули посчитал — да, есть разница».

В «Блюдчанском» сохранились небольшая пашня и небольшое дойное стадо. Но восстановление производства здесь идет по единым для всех предприятий группы правилам: вводятся залежи, построены новая зерносушилка и склад, сейчас готовятся к посевной, начинает подходить химия.

Главный агроном с осени 2021-го — молодой парень Николай Мищенко. В Блюдчанке уже успел поработать и в школе учителем математики, и главой сельсовета. Осенью под его руководством убрали кукурузу на силос, которую не сеяли не один десяток лет. Получилось много — даже на продажу осталось. Месяц боролись за поздний лен: сдачу сушилки и склада подрядчики задержали, убирать было просто некуда.

«Различными путями, конечно, но победили, убрали. Показатели по масличности в среднем 46 процентов, сохранили все на достойном уровне — сейчас лен готов к реализации», — комментирует он.

«Горкунов» здесь тоже с 1 апреля 2021 года. Пашни было 3800 га, стало 8500. За год в зерноток вложено 62 млн рублей, в технику — 391 млн. Генеральный директор ООО «Совхоз Блюдчанский» Петр Мельников констатирует: стадо сохранили, надои за счет сбалансированных кормов подняли, с зарплатой все хорошо, люди поверили.

«Когда они приходят с темой «мы хотим работать» — это уже сдвиг. А мы после уборочной еще и призы выдавали — стиральную машину-автомат, телевизор, ноутбук или смартфон. И премии».

От салата до говядины

Для большинства новосибирцев «Горкунов» — это, вообще-то, марка тепличных овощей и зелени, не все даже знают, что Борис Васильевич — реальный человек, инвестор, работающий в регионе 12 лет. За это время на карте группы компаний появился шестой регион, а в нашей в области — Новосибирский, Толмачевский, Обской тепличные комбинаты: сорок гектаров закрытого грунта под стеклом. Это вывело Новосибирскую область в лидеры по производству овощей в Сибири и на Дальнем Востоке. А кроме овощей и зелени там даже цветы растут.

«Я был свидетелем знакомства Бориса Васильевича с губернатором области, тогда Виктором Александровичем Толоконским. Тот в шутку говорит: «Да что ты мне про планы — ты сначала хоть что-то построй». И Горкунова, видимо, это задело. Когда пошла отдача от первых проектов, появилось решение все заработанные здесь деньги вкладывать в экономику Новосибирской области», — рассказывает Василий Пронькин — бывший министр сельского хозяйства региона, а сейчас заместитель Горкунова по Сибири.

У самого Горкунова в актуальных установках более свежие договоренности. «Первое, что мы проговорили с губернатором, когда встречались три года назад, это что мы выберем территорию с самым большим количеством неиспользуемых земель. Он сказал: берите от Карасука и выше. Мы так и идем, поступательно, покупаем земли, которые давно не используются — от 5 до 25 лет. Берем все, что валяется и не используется, — и начинаем инвестировать, строить новые предприятия. Такая договоренность, такая стратегия, она согласована с банком. Это же прекрасно — мы создаем, люди возвращаются в деревню, мы им платим больше, с моралью у нас все нормально», — говорит он.

После первых тепличных комплексов группа решила развивать мясное направление на основе коров породы «Блэк ангус» — самой эффективной в нашей зоне по привесам, дающей качественный продукт на зерновом откорме. Комплексно: технология, составленная на опыте австралийских и канадских производителей, кормовая база, материнские фермы, доращивание.

В Колыванском районе, в Новотырышкино, на месте бывшего колхоза «Красный октябрь» построен селекционно-семеноводческий центр. В Карасукском районе на базе АО «Калачинское» — материнская ферма. Сегодня там 3000 телок на доращивании, в мае-июне 2023 года группа планирует получить от них первых телят. В Краснозерском районе купили АО «Зубковское», с торгов из банкротства выкупили имущество АО «Черемошинское». Везде появляется производственная инфраструктура, новая техника, на поднятых полях готовится посевная.

Надежда и угроза

Глава администрации Чановского района Виктор Губер вспоминает, как Горкунову в районе первый раз пустующие земли показывали.

«Вот, говорю, направо 15 километров свободная земля. Он так посмотрел и переспрашивает: «Пятна-а-адцать? А что вы не сеете?» Так духу нету. Нет предприятий, которым было бы по силам».

Инвестор на селе с точки зрения крестьянина — это всегда надежда и одновременно угроза. С одной стороны, без его воли и ресурсов здесь ничего не заработает. С другой — а вдруг опять весь металл спилит и скот зарежет?

«Мы стараемся дистанцироваться от уговоров, нам такого не надо. Мы были свидетелями, когда хозяйства на глазах исчезали, стоило людям продать акции или земельные доли. Пока это работает так: работа пошла, зарплата пришла — тогда да. Появление Горкунова всколыхнуло всех собственников земли — это видно. За прошлый год 77 процентов было собрано земельного налога. Почему? Люди наводят порядок с документами, с собственностью, оформляют наследство. Земля становится интересна как средство производства, и триггером стал сильный инвестор», — считает Виктор Губер.

Земельный и подоходный налоги — основной источник местных бюджетов. В Блюдчанском, например, уже заметили хорошее исполнение бюджета, сверхплановые доходы. Так что тревога депутатов понятна и непонятна одновременно. А у самого Горкунова она вызывает просто недоумение.

«Ну, если есть у депутатов хозяйства — давайте сравнивать, — говорит он. — Мы берем мертвые предприятия, землю, которую надо разрабатывать. За год разработали 40 тысяч гектаров. А они сколько? Всего-то в Новосибирской области залежей под миллион, есть где развернуться. Мы привезли в Новосибирскую область в прошлом году 27 «Кировцев» и порядка 20 комбайнов, в этом году купили и привезли 21 «Кировец» и десятка три комбайнов. Не считая всего остального. А они сколько? У нас урожайность в Колыванском районе 57 центнеров с гектара, а у них? У нас новая технология, мы учим людей по ней работать. В этом году вложили во все наши зерновые проекты 3,5 млрд рублей, человек 200-300 найдут себе работу в деревне, где ее раньше не было. А они? И кто из нас более государственный?»

Где медом намазано

Новосибирская область, в последние годы сделавшая яркие заявки на ряд крупных проектов развития в АПК, объективно говоря, не самый привлекательный для крупных агроинвесторов регион. Например, у нас действует закон, прозванный «антиолигархическим»: он ограничивает размер субсидий для крупных агрохолдингов. То есть если по 100-миллионному кредиту на посевную хозяйство может претендовать на субсидирование определенной части банковской ставки, то при втрое большем объеме кредита больше не дадут. Не принят у нас и ряд мер, которые федеральное законодательство дало право вводить регионам, — это касается, в частности, субсидий на электроэнергию для тепличных хозяйств. По словам Бориса Горкунова, это единственный такой регион из семи, где у него работают производства на закрытом грунте.

Маленький нюанс: официально группа «Горкунов» сообщает, что работает в шести регионах России, но фактически их именно семь. Все потому, что тепличный комплекс «Индустриальный» в Барнауле считается обособленным подразделением ТК «Толмачевский». «Горкунову» 14 га теплиц в Алтайском крае достались с ежегодными убытками в 200 млн рублей, теперь они приносят столько же прибыли.

Соседи уже оттянули несколько проектов, которые группа Бориса Горкунова планировала реализовать в Новосибирской области. Первый — это биржа скота, создаваемая в Республике Алтай, — цивилизованный и прозрачный инструмент, используемый во многих странах мира. В Новосибирской области ежегодно забивается порядка 115 тысяч голов животных, выращивается много молодняка, который должен переводиться на доращивание, но занимаются этими потоками частные «перекупы», курсирующие по селам и обманывающие крестьян, которые не могут обеспечить крупных товарных объемов.

Второй проект — современное картофелеводческое хозяйство. Еще в 2019 году на территории Новосибирского ПЛП компания PepsiCo запланировала строительство завода по производству снеков, для него нужно порядка 170 тысяч тонн качественного сортового картофеля в год, а в регионе производится всего 50 тысяч. Группа «Горкунов» предложила создать такое хозяйство в Новосибирской области, но, не получив поддержки Минсельхоза, перенесла проект в Алтайский край, купила там хозяйство. Там же компания планирует строить завод по производству крахмала и сухих овощей.

Однако, считает Борис Горкунов, инвестпривлекательность — это не только когда на территории существует благоприятный климат, но и когда власть выполняет обещания перед инвестором. После встречи с губернатором Андреем Травниковым на семеноводческом хозяйстве группе пообещали дорогу, газ в село Новотырышкино и мост, проектирование которого оплатил инвестор. И это обещание было выполнено.

«Если давление на компанию не будет нас ограничивать, мы все равно будем строить в Новосибирской области, делать все, как и обещали. Мы привыкли выполнять обязательства. Но, увы, иногда я чувствую себя как в том старом стишке — «Стою на асфальте в лыжи обутый» и не понимаю, что же не так происходит в Новосибирской области», — говорит Борис Горкунов.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Фото автора

Whatsapp

1 комментарий

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.