«Альткотельная» вместо игры в «холодно-горячо»

0
856

В реальной энергетике современные методы тарифообразования уже сегодня дают не только экономические результаты.

Закон об «альтернативной котельной» был принят в июле 2017 года. На самом деле это не совсем закон — это лишь поправки в ФЗ № 190 «О теплоснабжении». Но они столь принципиальные, что их вполне можно считать новым законом. Их цель — полный уход от государственного регулирования тарифов в сфере теплоснабжения.

Перейти на новую модель рынка Минэнерго предложило еще в 2013 году. Когда поправки попали в Госдуму, их полушутя-полувсерьез стали называть «законом имени Рубцовска». Что, в общем, вполне закономерно, ведь этот городок Алтайского края стал первым муниципалитетом в России, который перейдет на метод «альткотельной». Случится это в нынешнем году.

Закон Рубцовска

С точки зрения теплоснабжения Рубцовск был самым проблемным городом в РФ. Основных источников централизованного теплоснабжения там было два. Первый — Рубцовская ТЭЦ. Она стоит на самом севере города, на территории бывшего Алтайского тракторного завода, и отвечает за теплоснабжение порядка 60 процентов потребителей. Второй на юге — Южная тепловая станция (ЮТС). Она находилась в ведении МУП «Рубцовские тепловые сети».

Хроника теплоснабжения Рубцовска, особенно в зоне ТЭЦ, была похожа на сводки с линии фронта. То отказывало оборудование, потому что пришел некачественный уголь. Иногда он приходил вообще смерзшийся, и его было невозможно выгрузить. А иногда на складе ТЭЦ вообще не было угля. Это становилось поводом для введения в городе режима ЧС.

На момент начала отопительного сезона 2015—2016 ТЭЦ была в собственности новосибирского ОАО «Инвестиционно-девелоперская компания», имела около полумиллиарда долгов и была в предбанкротном состоянии. Южная станция с долгом в 300 млн тоже еле дышала. В 2016-м руководство края попросило «Сибирскую генерирующую компанию» (СГК) провести в городе технический аудит системы теплоснабжения.

«Особенно поразила ТЭЦ, — вспоминает свои впечатления от знакомства с хозяйством Игорь Лузанов, директор алтайского филиала СГК. — Согласно экспертной оценке, основное оборудование, здания и сооружения были изношены на 100 процентов».

Максим Новов, директор РубТЭК СГК: «Мы разработали технические решения для техперевооружения системы, но их реализация требовала одновременных и очень значительных инвестиций. Минимум 1,7 млрд рублей. Тем не менее власти региона и города предложили нам их реализовать. В августе 2016-го наше обособленное структурное подразделение СГК начинает эксплуатацию взятого тогда сначала в аренду, а потом в концессию имущества».

Для того чтобы повысить надежность и качество работы системы теплоснабжения, СГК полностью перестроила всю его конфигурацию. Вместо двух теплоисточников остался один — ЮТС. Там было установлено два новых котла мощностью по 30 Гкал/час. Проблема была в том, что теплоснабжение осуществлялась по двум контурам (северному и южному), и их надо было соединить. Кроме того, требовалась и значительная реконструкция магистральных сетей с увеличением диаметров трубопроводов. Таким образом, в городе в межсезонье было реконструировано или заново проложено около 20 км теплосетей. К осени весь центр города был полностью перекопан. Так в зиму и ушли.

На следующий год энергетики благоустройство восстановили, причем в новом качестве. Вдоль улиц появились удобные тротуары, парковки, остановочные карманы, зоны отдыха. В конечном счете, на все про все было затрачено более 2 млрд рублей.

В Рубцовске на объектах энергетики история соседствует с будущим

Запас прочности исчерпан

Но вернемся к «альткотельной». Самым серьезным вопросом для СГК было даже не решение технических проблем, а то, как вложенные инвестиции можно вернуть. Ценообразование в теплоснабжении в стране построено по принципу «затраты плюс». Чем больше компания потратила денег в этом году, тем легче ей нарастить тариф на следующий.

Но так выигрывал только неэффективный. Чем хуже ты систему эксплуатируешь, тем больше денег тебе дадут на будущий год. Если компания экономит затраты, то на следующий год ей эту экономию срежут. Именно поэтому отрасль никогда и не была интересна для инвесторов. Именно поэтому тарифы во всех регионах росли, а лучше не становилось. Как был 70-процентный износ сетей по стране, так и оставался.

В ценовую зону теплоснабжения, где, собственно, и работает метод альткотельной, собирается и Барнаул. Решение правительства по нему было принято в августе этого года. После Рубцовска и новосибирского Линево он третий такой смелый.

На встрече с журналистами Игорь Лузанов очень доступно объяснял, почему при системе «затраты плюс» от 70-процентного износа мы бы и не ушли никогда. Средний износ тепловых сетей в Алтайском крае составляет 74 процента. 60 — в Барнауле, 86 — в Бийске, 63 — в Рубцовске. Это сети, отработавшие свой ресурс, который по нормативным документам оценивается в 30 лет.

С каждым годом в барнаульских в теплосетях растет количество повреждений. Если брать только отопительный сезон, то статистика такова: в сезоне 2016—2017 их было 520, в 2017—2018 — 565, в 2018—2019 — 631. Самое неприятное, отмечают энергетики, что идет рост по магистралям: 82, 88 и 108 повреждений соответственно. Неприятно это потому, что когда повреждение происходит на «внутрикварталке», от отопления могут отключить не так много потребителей. Ну, дом. А если что-то произойдет на «магистралке» — отключают кварталами.

Текущая система тарифообразования «затраты плюс» позволяет менять менее одного процента теплосетей в год при нормативе три процента. В Барнауле меняли 13 км, а надо бы порядка 45. Что будет через 10 лет, если оставить все как есть? Средний возраст тепловых сетей вырастет с 34 лет до 44. Доля теплосетей старше 30 лет вырастет с 60 процентов до 80, а повреждаемость сетей — на 49 процентов.

Игорь Лузанов, директор Алтайского филиала СГК

Риск никто не отменял

Итак, главная цель «альткотельной» и установление ценовых зон теплоснабжения — это уход от государственного регулирования тарифов в этой сфере. Что это значит? Сегодня производство и распределение тепла, пожалуй, последняя отрасль в стране, которая не живет по законам рынка. А нет свободного рынка — и нет справедливых цен на тепло. Страдают все участники цепочки. Производители тепла, владельцы сетей и потребители.

Новый метод как раз и предполагает конкурентное ценообразование. Услуга теплоснабжения не должна стоить больше, чем она стоила бы для потребителя, если бы он отказался от централизованного теплоснабжения. За основу тарифа берется расчетная величина: сколько бы стоила некая виртуальная котельная. Современная, экономически эффективная, с бизнес-планом, учитывающим возврат кредита на строительство, стоимость эксплуатации, расходы на наружные сети, сооружения и прочее. Так был найден метод определения предельного уровня цены тепла.

18 октября в Барнауле прошло заседание экспертного совета по развитию теплоэнергетики в крае. Выступая на нем, замначальника управления по госрегулированию цен и тарифов Олег Колосков грядущие изменения обрисовал так: «Когда мы говорим о регулировании тарифов, мы говорим об ограничении конкуренции. Соответственно, дерегулирование любого рынка — это процесс, который потенциально может привести нас к развитию конкуренции. Понятно, что никто никаким организациям никаких гарантий не дает по возврату инвестиций — ни за счет бюджета, ни за счет потребителя. Компании осуществляют их на свой страх и риск. Гарантии инвестору даются только в сохранении условий, в которых он будет работать 10 лет. Мы сделали расчеты, и они позволяет нам говорить о том, что при сопоставимом уровне инвестиций за 10 лет потребители при сохранении существующих методов регулирования доплатили бы практически на 6 млрд рублей больше».

Не в деньгах счастье

Здесь стоит сказать, что вся инвестиционная программа СГК в Барнауле на 10 лет составляет как раз 6 млрд рублей. Причем рост тарифов ни разу не достигнет максимума, рассчитанного по методу альткотельной, а впишется в схему «инфляция по Росстату плюс 2 процента». В Рубцовске, где в момент теплового коллапса тарифы пришлось поднять сразу на 25 процентов, и этого нет. Там в ближайшие десять лет цена будет расти лишь на величину инфляции.

Почему в Рубцовске в теплоснабжающую организацию люди безоговорочно верят, понять можно, но это весьма парадоксальный момент. Вот в Новосибирске, например, энергосистема пока работает устойчиво — а к энергетикам относятся с недоверием, считая, что их главной целью является обогащение за счет населения.

Характерный случай, объясняющий этот парадокс, имел место на круглом столе, прошедшем недавно в Институте экономики СО РАН. Аудитория, обсуждая доклад о состоянии теплосетевого хозяйства Новосибирска, основной упор делала именно на тарифном вопросе. Директор новосибирского филиала компании Андрей Колмаков прокомментировал это весьма прямо: «Почему-то нас и общественность, и СМИ, и некоторые коллеги попрекают, что мы пытаемся обосновать повышение тарифов. Но мы сейчас не о тарифах, мы только о технике, а это медицинский факт».

И левые политики, и правые, которые ведут себя не лучше, чем левые, любят считать, кто там сколько яхт купил и на сколько процентов поднял зарплату своим работникам. Хотя никто не обвиняет, скажем, «Марию Ра», «Магнит» или «Ярче» за цены в их магазинах, не считает зарплаты их работников. А почему? Это рыночные компании, и, чтобы остаться на рынке, они обречены держать максимально конкурентные цены и платить достойную зарплату своим сотрудникам.

«Безусловно, в дебатах вокруг тарифов всегда было больше политики, чем экономики, — соглашается Игорь Лузанов. — А теперь и экономика уже не главное. Прошли времена, когда все гнались за прибылью. Не о прибыли надо думать в компании, а о взаимоотношениях с клиентом. Об этом сегодня говорят и психологи, и экономические аналитики. Чем ближе люди, так сказать, общаются на уровне семейной ментальности, тем лучше в компании идут дела. Если удается создать такую атмосферу, то прибыль приходит сама собой. Что главное в методе альткотельной? Мы можем просчитать наш бюджет на 10 лет вперед. Мы можем заниматься повышением эффективности нашего оборудования, перекладывать старые теплотрассы, тем самым сокращая транспортные потери. То же самое, зная, какой будет платежка на следующий год, может делать и наш потребитель. То, что взаимоотношение с потребителем для компании действительно важно, пример Рубцовска нам как раз и доказал».

Виктор РУССКИХ, «Новая Сибирь»

Фото СГК.

Ранее в «Новой Сибири»:

Научный взгляд на трубы и котлы

 

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.