В начале года появилась масса новостей о том, что контрольный пакет акций ОАО «Сибмост» был выкуплен Сбербанком и АФК «Система». В конце февраля Альберт Кошкин покинул пост президента мостостроительной компании и его место занял Алим Примкулов.

В общем, то, что нечто подобное должно было случиться, ощущалось давно. Банки и прочие кредиторы прессовали компанию уже несколько лет. По неофициальным данным, долги «Сибмоста» к середине 2016-го при миллионной прибыли достигали миллиардов. Банки это не подтверждали, возможно, в надежде, что клиент сможет тем или иным способом вырулить. (Живой индеец лучше мертвого индейца.) Однако, судя по всему, эта надежда, в конце концов, иссякла.

Один из основных кредиторов «Сибмоста» — Сбербанк, который больше всех тормозил распространение новостей о реальной финансовой ситуации в «Сибмосте», — не выдержал первым. Если до декабря 2016-го его претензии к компании ограничивались сотнями миллионов рублей, то в декабре он сразу выкатил в арбитраж 4 млрд, и по инсайдерской информации из самого банка, это была еще не вся сумма.

Поэтому, почему Сбербанк называется в качестве нового возможного собственника «Сибмоста», понятно. Хотя вряд ли он таковым станет. Скорее всего, он это право просто передаст какому-то более эффективному собственнику, чем семья Кошкиных. (У Альберта Кошкина было 92,46 процента акций, у его сына Владислав Кошкина — 7,53.) Почему АФК «Система» — тоже косвенно можно понять. До 2008 года «Система» уже владела блокирующим пакетом акций «Сибмоста», но затем почему-то этот пакет был продан Альберту Кошкину. В 2012-м «Сибмост» при поддержке «Системы» пытался выйти на IPO. Однако проект не состоялся. Одна из версий: именно в 2012-м у «Сибмоста» и начались финансовые проблемы.

Что известно о новом президенте компании Алиме Махмудовиче Примкулове? Параллельно с президентством сибирской компании он является и гендиректором другого мостостроителя — «Волгомоста». Это дало основания СМИ говорить о том, что в число новых собственников «Сибмоста», помимо Сбербанка и «Системы», надо включить АО «Волгомост», реально или косвенно принадлежащее девелоперу Туфану Садыгову.

По этому поводу есть некоторые сомнения. Да, когда-то АО «Волгомост» входило в пятерку крупнейших мостостроительных и дорожных организаций страны. Но сегодня, увы, ситуация там еще хуже, чем в «Сибмосте». Если «Сибмосту» пока удается избежать банкротства и, как утверждается, Сбербанк даже готов сам покрывать некоторые долги по некоторым искам (что он недавно и сделал), то «Волгомост» уже находится в процедуре банкротства.

Надо отметить, что нынешнее руководство — это руководство компаний-банкротов. Алим Примкулов — «Волгомост», гендиректор Сергей Ксенженко — выходец из уже обанкроченного омского «Мостовика». Как пишет информационно-аналитическое агентство «ЦДЖ», вряд ли эти люди и дальше останутся в руководстве компании.

В таком случае, что «Сибмост» ждет? По данным из разных источников, перед Сергеем Ксенженко новые собственники компании уже поставили несколько вопросов. Способен ли «Сибмост» участвовать в работе по проекту Керченского моста? Где нужно строить четвертый мост через Обь в Новосибирске — в створе улицы Ипподромской или севернее? Готов ли «Сибмост» к реализации проектов в Красноярском крае и Республике Алтай? Готов ли он к строительству аэродромов?

В перечне вопросов напрягает Керченский мост. Дело в том, что многие СМИ уже связали Алима Примкулова (через «Волгомост») с Аркадием Ротенбергом. К этому надо прибавить то, что «Сибмост» вместе с «дочкой» Газпромбанка ООО «Финпроект», к руководству которой якобы имеет отношение младший из Ротенбергов Игорь Аркадьевич, являются учредителями «Сибирской концессионной компании», претендовавшей на строительство четвертого моста через Обь. Но, с другой стороны, возможно, стоит согласиться с «ЦДЖ» и некоторыми другими СМИ, что Примкулов и Ксенженко  — фигуры временные. Место президента компании, по их мнению, очень скоро должен занять министр транспорта области Сергей Титов.

Ну и самая последняя новость. 7-й апелляционный арбитражный суд отменил решение первой инстанции о взыскании с мэрии Новосибирска убытков на 2,5 млрд рублей в пользу ОАО «Сибмост». То есть пока эти деньги, которые могли бы чуть-чуть оттянуть потенциальное банкротство, компания не получит. «Сибмост», конечно, может подать апелляцию в Верховный арбитраж... А может и не подать, все будет зависеть от позиции новой управленческой команды.

В общей связи понятно, что непонятна ситуация с четвертым мостом. Кто его будет строить? Где? Откуда деньги? Хотелось бы, конечно, чтобы в Новосибирске осталась крупная мостостроительная компания, которая платила бы налоги в бюджет. Хотелось бы также, чтобы эта компания не требовала через суд себе много денег из бюджета, ну и т. д.

Короче, «Новая Сибирь» будет следить за развитием событий.

Владимир Полеванов, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments