Трудовой спор с тенью

0
503

Как мошенники могут использовать службу судебных приставов в качестве инструмента для обогащения и что с этим делать. 

В ИЮНЕ прошлого года руководство новосибирского ООО «Консул» внезапно обнаружило, что счет фирмы в Сбербанке арестован и с него по непонятным для руководства причинам куда-то ушло более 9,5 млн рублей. Дальше закрутилась история, которой до финала еще очень далеко. Забегая вперед: денег своих компания пока так и не вернула.

Выяснить, что с деньгами, оказалось несложно: начальник отдела судебных приставов по Железнодорожному району Новосибирска возбудил в отношении «Консула» шесть исполнительных производств. По ним миллионы и ушли. Районный пристав, оказывается, просто получил шесть удостоверений комиссии по трудовым спорам (КТС) и вынес постановления о взыскании денег и их распределении между взыскателями, которые, если верить удостоверениям, должны были получить эти деньги в счет задолженности по оплате труда.

Проблема в том, что эти получатели никогда в «Консуле» не трудились, долгов перед ними фирма не имела, а удостоверения КТС оказались липовыми. Как, впрочем, и сама комиссия.

Коммерческий директор ООО «Консул» Юрий Степко рассказал «Новой Сибири», что в последний момент компании удалось предотвратить выплату денег лишь одному из участников мошеннической схемы. Пятеро получили все, что было нарисовано в липовых документах.

Как развивались события? Все началось с того, что в службу судебных приставов 14 июня 2018 года поступили те самые удостоверения КТС. Уже на следующий день появилось и постановление о возбуждении исполнительного производства, которое приставы по почте послали «Консулу» и взыскателям.

Письма были доставлены 29 июня. Но к тому моменту срок, отпущенный приставами на добровольное выполнение требований, уже давно закончился. Что интересно, длился он не те пять дней, которые отпускает на него закон.

ОКАЗЫВАЕТСЯ, уже 21 июня в службу судебных приставов явился некто, показал доверенность от «Консула» и сообщил, что фирма с требованиями взыскателей полностью согласна, но добровольно выполнять ничего не собирается. Как нетрудно догадаться, представитель был таким же, как и удостоверения КТС, — липовым. В результате уже 22 июня пристав подписал постановление об обращении взыскания на денежные средства. Деньги со счета «Консула» списали 25 июня, и в тот же день их получили взыскатели.

Было ли нарушение со стороны судебных приставов? Как установил позже суд — да. Оно заключалось как раз в непредоставлении пятидневного срока. Для фирмы это сыграло бы ключевую роль: она узнала бы о мошеннической схеме, разыгрываемой в отношении нее. Для пристава же нарушение оказалось несущественной деталью, ведь представитель должника сам пришел и сам все подписал. А проверять легальность документов КТС, не говоря уже про подлинность доверенностей, они мало того что не обязаны, но и не имеют ни прав, ни времени.

Что в итоге? «Консул» потерял сумму, сравнимую со своим годовым оборотом. Организатора мошеннической схемы до сих пор ищут правоохранительные органы. Пятеро получателей денег в деле проходят лишь свидетелями — они получили за участие в схеме по несколько тысяч рублей, а больше ничего не знают. Непосредственно пристав-исполнитель не понес даже дисциплинарного взыскания. Дело в том, что когда мошенничество вскрылось, «Консул» предъявил к УФССП иск. После нескольких апелляций — когда выяснилось, что сроки взыскания все-таки были нарушены — срок привлечения пристава к дисциплинарной ответственности уже истек. Была и служебная проверка, но коррупционной составляющей она не выявила.

Что дальше? Заместитель главного судебного пристава Новосибирской области Светлана Иванова рассказала «Новой Сибири», что у «Консула» есть судебные перспективы по гражданскому иску. Если фирма выиграет, служба судебных приставов предъявит регрессный иск приставу-исполнителю. Как показывает практика, в подобных случаях суды взыскивают с виновных сумму, равную одной среднемесячной зарплате, что точно меньше, чем искомые 9,5 млн рублей.

Есть вариант предъявить иски к непосредственным получателям денег — они-то явно понимали, что дело нечисто. Руководство «Консула» обратилось к уполномоченному по защите прав предпринимателей в Новосибирской области Николаю Мамулату за помощью, тот написал запросы в прокуратуру, полицию, судебным приставам. «Проблема может носить системный характер, ведь с подобной ситуацией может столкнуться любой предприниматель, — считает бизнес-омбудсмен. — Заработанные деньги фирма могла вложить в развитие своего дела, но в данный момент бизнес фактически парализован».

Насколько действительно системна эта проблема? Разве нельзя было проверить подлинность документов до того, как выяснилось, что они поддельные? Светлана Иванова отвечает: «Вы представляете, сколько у нас документов на исполнении?» Мы не представляли. Оказалось, что в 2018 году в структурных подразделениях Управления ФССП на исполнении находилось 1 млн 748 тыс. исполнительных производств. Светлана Вячеславовна делает вывод: «У пристава нет возможности все проверять, да это и не входит в его компетенцию — главное, чтобы документ соответствовал требованию законодательства». Судя по всему, мошенники эти требования выполнили.

Правда, о системности проблемы говорить не приходится. Из почти двух миллионов производств только в 19 случаях были использованы поддельные документы: шесть — это те самые удостоверения КТС, по два — исполнительные листы, нотариальные надписи, заявления об отзыве исполнительного документа, шесть — судебные приказы, а также одно постановление о снятии запрета с транспортного средства.

На фоне потока немного, но за каждым делом стоят конкретные пострадавшие, которым нет дела до статистики. Для бизнесменов самое главное — вернуть свои деньги. Юрий Степко так обозначает позицию своей компании: «Есть казначейство. Спор будет вестись с государством. Мы подключили юриста и сейчас работаем в этом направлении».

Если же взглянуть на проблему шире, то можно привести еще одну цифру. В прошлом году наше областное Управление ФССП взыскало в бюджеты всех уровней более 4,2 млрд рублей. А вот направить мизерную часть этой суммы на исправление ошибок государство придется еще поубеждать.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments