Легко ли перехитрить банкира

0
5956

Новосибирцы изобрели и подарили всей России сложный способ решения простого вопроса, но оценили инновацию не все. 

НА НЕДЕЛЕ новосибирская пресса подхватила сообщение приставов о взыскании с компании «Автоэкспресс» 13,5 млн рублей по 101 исполнительному производству. Новость актуализировалась тем, что компания связана с банкиром Игорем Кимом и занималась навязыванием допуслуг клиентам автосалонов. Игоря Кима в Новосибирске действительно многие помнят и считают своим, а вот в остальном региональное управление федеральной службы оказалось не совсем точным. Что, впрочем, ненамного снижает актуальность темы «грабительских допников». «Новая Сибирь» попыталась составить собственную картину этой истории.

«По всей России работала одна и та же схема, — говорится в сообщении УФССП. — При оформлении кредитного договора на покупку автомобиля с покупателем заключался обязательный опционный договор на предоставление дополнительных услуг».

История на самом деле касается действительно во многом уникального финансового продукта — опционного договора «Автоуверенность». В понимании его создателей, это такая полезная сделка, которая работает как страховка, но на самом деле гораздо более мобильна, чем отношения в рамках страхового бизнеса. «Он заключается для погашения долга клиента за счет продажи транспортного средства, если клиент не может платить по договору», — пояснили «Новой Сибири» в «Автоэкспрессе».

Компания «Автоэкспресс» зарегистрирована в Новосибирске, но продукт продает во многих регионах. Его предлагают как дополнение при заключении автокредитного договора с Экспобанком — учреждением, кстати, тоже не без новосибирских корней. Его основным владельцем является предприниматель Игорь Ким — известный банкир, создававший масштабные банковские проекты.

Интересно, что он же является и крупнейшим совладельцем «Автоэкспресса». В числе других учредителей компании — председатель правления Экспобанка Кирилл Нифонтов, а также компании, связанные с микрофинансовыми, страховыми компаниями и банками.

Фото Sourav Mishra с сайта pexels.com
Фото Sourav Mishra с сайта pexels.com

Вот как продукт компании работает в действительности. Вы покупаете автомобиль в салоне, оформляете кредит на миллион, и вам предлагают дополнительно отдать 90 тысяч (9 процентов от суммы кредита) за то, что если в ближайшие три года вы перестанете вносить в банк платежи, у вас просто заберут машину, и вы ничего никому не будете должны. Про все ваши платежи, правда, тоже придется забыть.

Директор компании Виталий Фольц даже обижается, когда этот продукт называют «схема». Он считает, что «Автоуверенность» серьезно защищает человека от неприятностей, если после продажи залогового автомобиля он останется должен банку. Придут коллекторы, испортится кредитная история, и можно даже попасть в банкротство.

«Мы этот продукт запустили в 2019 году, первые полгода он активно продавался, а с декабря 2019 уже пошли запросы на исполнение и активизировались сразу после локдауна. За это время мы исполнили почти 500 опционных договоров на почти 500 млн рублей. Эти средства направлены на погашение кредитов, и у нас есть положительные отзывы от клиентов, почитайте», — говорит Виталий Фольц.

ОДНАКО вскоре успешный бизнес начали настигать две беды. Первая пришла со стороны Роспотребнадзора: орган считает часть включенных в договор условий ущемляющими права потребителей, а это ч. 2 ст. 14.8 КоАП, по которой положен штраф. Таких дел немало, но штраф — от 10 до 20 тысяч рублей.

Второй — и основной бедой — стала практика в судах общей юрисдикции. С февраля—марта 2020 года там стали комом нарастать решения о расторжении договоров по требованию тех, кто оказался не готов быть уверенным за такие деньги. Разнообразие вердиктов поражает: кому-то просто вернут сумму платежа (иной раз даже не всю), кому-то вдобавок еще и насчитают в качестве штрафа некий процент от суммы договора (есть случаи, когда он равен ста), а некоторым еще и компенсацию морального вреда присуждают. В итоге появилось немало счастливчиков, которым удалось реально обогатиться, потому что судья насчитал тройную цену договора.

«Мы с таким подходом не согласны, — говорит директор «Автоэкспресса». — По Гражданскому кодексу наш договор является нерасторгаемым. Почему формируется такая практика — мне сложно сказать, могу связать это только с пандемическим изменением ситуации в стране, с желанием поддержать людей. Хотя наиболее вероятно все же некое злоупотребление со стороны юристов».

В «Автоэкспрессе» наотрез отрицают, что их договоры навязаны, ведь продукт продают автосалоны. По практике, говорит Виталий Фольц, у клиентов обычно есть две причины обращаться в суд. Первая — они недовольны тем, как их обслужили в салоне. Салон накручивает на стоимость автомобиля разные допники, а клиент весь пакет бумаг с дополнительными ценами проецирует на всех, кто в них фигурирует.

Второй причиной называется рынок автоюристов — их задача заработать, они побуждают клиента к тяжбам.

Но даже с такими издержками рентабельность продукта создателей устраивает: «Автоэкспресс», по словам директора, заключает в месяц три-четыре тысячи договоров, а оспаривается порядка 30-40 штук.

При таком раскладе 13,5 миллиона, взысканных приставами, — даже не повод для новости. Да и средняя цена за опционный договор в сто тысяч — сущие мелочи по сравнению с тем, сколько накручивают на цену автомобиля в период пикового спроса автосалоны.

Впрочем, с таким подходом категорически не согласны многие эксперты. «Это как выбор между разными экскрементами — не исключено, что куриные и правда окажутся лучше, — считает Дмитрий Неустроев — директор группы компаний «Новаз», многие годы отработавший в одном из крупнейших федеральных автосалонов. — Мне кажется, такой подход не ведет ни к чему хорошему, а только увеличивает объем ненависти к бизнесу по продаже автомобилей и к финансовым учреждениям. Более того, от этих навязанных услуг растет и ненависть россиян к власти, которая не может это все прекратить».

Накручивание допников — распространенная технология работы автосалонов, а «Автоуверенность» — просто очередной маркетинговый ход, просто новые слова в ситуации, когда другие уже надоели, считает он.

«Люди при этом занимаются не бизнесом, а барыжничеством. Я как коммерсант их понимаю, но как человек вижу, что в большинстве случаев от этого страдают люди неадаптированные — не имеющие достаточного образования, чтобы все это разглядеть, не понимающие, как обращаться к юристам. Как цыгане стоят на вокзале и ищут, кого загипнотизировать, так и девушка в автосалоне смотрит в глаза клиенту и говорит: без этого вам кредит не дадут», — говорит эксперт.

Так же часто работают и страховые компании. Если в автосалоне вам предлагают КАСКО с франшизой, скажем, за 35 тысяч рублей, вчитайтесь в условия: может оказаться, что вам продают пустышку и реально автомобиль страхуют от ущерба, начиная с 300 тысяч — то есть, условно, от падения в пропасть. При этом разница между полным КАСКО, которое покрывает все повседневно грозящие мелкие аварии, и КАСКО с франшизой составит пять тысяч.

Совет опытного человека: единственный способ отделаться от допов — просто сказать: «Я не хочу». Это срабатывает, считает Дмитрий Неустроев.

Впрочем, востребованность продуктов типа «Автоуверенности» в условиях роста цен на автомобили и сама сводится к нулю. Когда-то считалось, что едва выехав из салона, новый автомобиль сразу теряет в цене до 30 процентов, а теперь двухлетний автомобиль часто можно продать в полтора раза дороже, чем он стоил в салоне.

Но это действует, когда все стороны сделки живут в рынке. В случае с Экспобанком и «Автоэкспрессом» о таком говорить не приходится.

Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.