Дмитрий Юровский — о новом концертном проекте НОВАТа — цикле «Симфонические поэмы»

0
833

Дмитрий Юровский, художественный руководитель Новосибирского театра оперы и балета, вернувшись из Барселоны, где он выступил музыкальным руководителем премьеры оперы Чайковского «Пиковая дама», анонсировал свой новый концертный проект — первый после успешных программ, составленных из произведений Бетховена и Вивальди. Несмотря на большую загруженность Дмитрий Михайлович нашел время, чтобы рассказать о своем новом проекте.

— Дмитрий Михайлович, прежде чем поговорить о Вашем новом концертном проекте, позвольте поздравить Вас с успешной постановкой оперы Чайковского «Пиковая дама» в Барселоне. Если можно несколько слов об этом?

— Да, в Большом театре «Лисео» Барселоны состоялась постановка «Пиковой дамы», посвященная столетию со дня первого исполнения оперы в Барселоне. Постановка не совсем новая, впервые она была показана 30 лет назад, в 1992 году. Сейчас произошло возобновление. Мы провели 10 спектаклей, что на сегодняшний день было настоящим чудом, потому что на каждом спектакле приходилось совершать замены в связи с заболеваемостью артистов.

— А зрители?

— Зрители присутствовали. В целом, у них хорошая посещаемость в театре, хоть и не все решаются куда-то пойти, так как ситуация не обрела стабильность.

— Бывает полезным на короткое, но осязаемое время оказаться в стороне от родного театра. Вот и на этот раз вы отсутствовали чуть более месяца, и у вас родились идеи новых проектов, один из них начал обретать реальные черты.

— За время отсутствия в театре у меня родилось достаточно много новых идей циклов, связанных в том числе и с «Пушкинской картой». Мы готовим не просто отдельные концерты, а именно цикл под названием «Симфонические поэмы» — это замечательный жанр, в основном относящийся ко второй половине XIX — первой половине XX веков. Он связан с так называемой программной музыкой — инструментальной, имеющей определенный театрализованный сюжет — вымышленный или же поэтический. Из четырех основных направлений — итальянское, русское, немецкое и французское — на концерте, который состоится 3 марта, будут представлены последние два. В первом отделении прозвучат сочинения, программный замысел которых связан с поэзией — «Ученик чародея» Поля Дюка и «Песни странствующего подмастерья» Густава Малера, а во втором, в какой-то степени тоже литературном, но носящем скорее иллюстративный характер, будут исполнены «Дон Жуан» Рихарда Штрауса, основывающийся на трех фрагментах из одноименной поэмы Николауса Ленау, а также хореографическая поэма «Вальс» Мориса Равеля, сюжет которого достаточно вымышленный — тематически он связан с открытым морем, плаванием и, в то же время, с концом света. Обо всем этом я буду рассказывать в процессе концерта — как именно объединены все эти произведения и какое они имеют друг к другу отношение. Их связь находится где-то чуть более, я бы сказал, в детской, юношеской форме, где-то в очень взрослой — трагической. Мне кажется, что произведения такого плана, хоть они и достаточно часто исполняются в филармонических залах, нужны в театре.

— Я бы не сказал, что, например, «Песни странствующего подмастерья» Малера исполняются в Новосибирске часто…

— Вообще, к сожалению, они звучат достаточно редко, если мы говорим не о Европе. Я сам много раз их исполнял, но обычно они являются именно частью симфонического концерта. У нас есть возможность театрализовать их, но без особой сценографии.

— В ваши планы входят «Песни об умерших детях», «Волшебный рог мальчика»…

— Совершенно верно! У композитора есть множество других произведений, и я уверен, что в результате мы все их исполним. По моим подсчетам, в цикл войдут 10—15 программ — именно такое количество концертов и будет исполнено в двух, быть может трех сезонах.

— Скажем, на ближайшее время франко-немецкий акцент понятен, а итало-русский?

— Конечно. Есть «Франческа да Римини» и «Ромео и Джульетта» Чайковского, совершенно потрясающие произведения Лядова — «Кикимора», «Волшебное озеро» и другие. Естественно, «Остров мёртвых» Рахманинова, а также множество других его замечательных сочинений. В итальянской музыке их меньше и, в основном, они связаны с творчеством Отторино Респиги — «Фонтаны Рима», «Пинии Рима», «Птицы» и так далее. Очень много произведений, которые хочется исполнить.

***

Премьера первого, пилотного проекта состоится уже 3 марта в Малом зале театра. Программа цикла дает интереснейшее сочетание европейских композиторских имен: Густава Малера, Рихарда Штрауса, Мориса Равеля, Поля Дюка и представленна так называемой программной музыкой в различных жанровых видах — это симфоническое скерцо «Ученик чародея» Поля Дюка, вокально-симфонический цикл Малера «Песни странствующего подмастерья», хореографическая поэма «Вальс» Равеля для оркестра, наконец, собственно симфоническая поэма (жанр, идентичный названию цикла) «Дон Жуан» Р. Штрауса.

«Ученик чародея» Поля Дюка, самое популярное сочинение французского композитора (1897), на сюжет одноимённой баллады Иоганна Вольфганга Гёте. Решенное в жанре музыкальной шутки (скерцо), богатое оркестровыми красками и музыкальными движениями, оно сохраняет популярность до наших дней, регулярно исполняется в концертах, использовалось в анимационных фильмах компании Wаlt Disney (1930 гг.) и в американском фэнтэзи «Ученик чародея» (2010).

«Песни странствующего подмастерья» австрийского композитора Густава Малера — вокальный цикл; в редакции для голоса с оркестром был впервые исполнен в 1896 году. Одна их самых удивительных романтических поэм в музыке. «Странствующий подмастерье, — как пишет Малер, — настигнутый злой судьбой, выходит в широкий мир и бредет, куда глаза глядят». Вокальные партии исполнят ведущие солисты оперы Гурий Гурьев и Алексей Зеленков.

«Дон Жуан» Рихарда Штрауса, музыкальная поэма по пьесе Николауса Ленау, в свою очередь созданной по мотивам знаменитой легенды о Дон Жуане, впервые прозвучала в Веймаре под управлением автора в 1889 году. Двадцатипятилетний Штраус сочинял поэму в пору счастливой влюбленности, в окружении красот юга Италии и после ее премьеры, что называется, проснулся знаменитым: «Музыка звучала волшебно, все прошло образцово и вызвало неслыханную для Веймара бурю аплодисментов».

Вальс, хореографическая поэма для оркестра Мориса Равеля, выделяется в программе не только датой написания (1920), но и ощущениями нового времени: «Я задумал этот Вальс как апофеоз венского вальса, который смешивается в моем представлении с ощущением фантастического и фатального вихря». Первоначально композитор хотел назвать сочинение «Вена», но это не апофеоз венского вальса, это взгляд в прошлое из другой эпохи, где вальсирующие пары мелькают «в просветах среди мчащихся вихрем туч».

Александр САВИН, специально для «Нвой Сибири»

Фото предоставлено пресс-службой НОВАТ

Ранее в «Новой Сибири»:

Дмитрий Юровский: От категоричности в искусстве всего один шаг до ограниченности

Дмитрий Юровский: тревоги и ожидания

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.