Фестиваль offBEAT: тренинг по выживанию на руинах старой культуры

0
510

В Новосибирске продолжается девятидневный фестиваль offBEAT, организованный по инициативе креативной команды .sda студентов факультета журналистики НГУ при поддержке центра гуманитарного образования «Открытая кафедра». Это первый новосибирский большой проект, посвященный эпохе битников и американской контркультуре 50–60-х годов прошлого века.

Тема «разбитого» поколения — в пику «потерянному» — как оказалось, волнует и часть российской молодежи 20-х годов века нынешнего. Уже состоялись лекция поэта и переводчика Андрея Щетникова (недавно опубликовавшего свой перевод «Дороги» Джека Керуака), мастер-класс по cut-up методу от поэта и филолога Ивана Полторацкого, и перформанс на основе поэмы Аллена Гинзберга.

Битники и их эпоха связаны в первую очередь с несколькими знаменитыми именами: вот они-то интересны организаторам в первую очередь: «С нашей точки зрения, образ жизни наших героев может показаться a bit too much, — пишут они в своем Telegram-канале. — …Они выходили из рамок приличий, норм сексуальности и добропорядочного конвенционального быта. Для битников, в том числе для Гинзберга, свобода заключалась в выходе из рамок: культурных и социальных». (При этом организаторы специально уточняют, что ни в коем случае не пропагандируют употребление «наркотических веществ, алкоголя и прочие сомнительные занятия», заявляя, что их единственная цель — погружение в контекст жизни и творчества людей, которым посвящен фестиваль и напоминая, что фестиваль и канал имеют маркировку 18+.)

О таком необычном, на первый взгляд, интересе студентов к литературе и образу мыслей почти шестидесятилетней давности рассказывает куратор проекта преподаватель НГУ Наталья Ласкина.

— Наталья, скажите, откуда на ваш взгляд такой интерес к такому «ретро» у молодых представителей уже во всю идущего XXI века?

— Я бы не сказала, что это какое-то исключение для студентов, которые изучают литературу XX века, так что меня это не удивило, — другое дело, что они совершенно самостоятельно решили устроить вот такое большое мероприятие. Авторы-битники ведь всегда апеллировали к очень молодому читателю, поэтому интерес вполне объясним. Меня, честно говоря, тронуло, что ребята решили всерьез со всем этим разобраться: они ведь у себя в Telegram-канале пишут длинные посты со всей сопутствующей информацией по этой теме.

— Андрей Щетников, который в первый день фестиваля читал свои переводы Керуака и Гинзберга, на первый же вопрос из зала ответил, что он может рассказать о том, «как», но не готов объяснить «почему».

— Поскольку это была инициатива студентов, они и решали, как все организовывать. Когда  обратились за поддержкой ко мне, я им в свою очередь посоветовала привлечь Щетникова, как человека небезразличного к теме. У него не вполне просветительская задача, — она скорее творческая. Тут важно другое — то, что Андрей Иванович свое творческое вдохновение демонстрирует прекрасно, поэтому как фестивальный человек со спонтанным вдохновением он очень хорошо вписался в проект.

— Но вы, как преподаватель зарубежной литературы XX века, можете легко ответить за него на вопрос «Почему?».

— Для него в первую очередь важны главные персонажи, а я, как человек, который всю жизнь преподает историю литературы, вынуждена все связывать воедино, поэтому сначала вижу тренды, а потом уже индивидуальные истории. Хотя он справедливо говорил о том, что бит-культура — явление, которое больше обязано конкретным людям, или даже случаю, чем какой-то общей концепции.

— УАмерики уши растут, прошу прощения, из того же источника, что и у литературной Европы того периода. Наверное, здесь и ответ на «Почему?».

— Я вижу очень много перекличек между тем, что происходило в конце 50-х в европейской культуре и в американской: в США это было своеобразной реакцией — в частности, на интеллектуальную жизнь послевоенного Парижа — с Сартром и Камю в философских кафе на руинах старой цивилизации, и тому подобное. Так что я бы сказала, что все это локальные версии одного общего процесса, хотя даже в случае подражания у битников получалось что-то категорически свое и новое.

Корни биников хорошо видны, благо они и сами не скрывали своей начитанности. Конечно, у каждого были свои предпочтения: помимо американского контекста — Карлоса Уильямса и Эзры Паунда — важны и большие культовые американские тексты, включая Германа Мелвилла, — это касается в первую очередь Джека Керуака. Тот же Гинзберг опирается не только на стихи европейских модернистов, но повлияли на него и английские роматники — Блейк, и даже и Шелли с Китсом — как образцы поэтов, работавших через внезапное откровение.

— Как получилось, что у этой группы не было очевидного лидера?

— Аллен Гинзберг был, скорее, не лидером, а идеологом, недаром он выглядел пророком на всех протестных акциях. Керуака называли катализатором, но он, похоже, хотел быть выдающимся новатором — таким новым Джойсом, или даже Прустом, а не вожаком. С Берроузом все вообще немного по-другому — на него, в основном, отреагировали в 70-е годы и позже. Кстати, именно потому что у них не было однозначного лидерства, они и не стали востребованными все одновременно, реакция на их тексты в разное время была разной.

— Эти трое — те, с чьими именами ассоциируется все бит-поколение — со своим неприятием традиционных культурных ценностей, социальным протестом и асоциальным поведение никак не сочетается с менталитетом нашей молодежи, которая десятилетиями остается инертной.

— Не согласна. Новое поколение, которым плюс-минус двадцать, в последнее время начало, так сказать, тихо радикализироваться, — стали задавать сложные вопросы, на глазах вырос интерес к классической протестной литературе. Теперь они читают не только «Гарри Поттера», но и антиутопии — «1984», «Мы» Замятина… Не знаю, как все это впоследствии может реализоваться, но такой интерес заметно вырос.

— Совсем недавно на одной местной литературной конференции один докладчик называл «Улисса» Джойса бессмысленным и никому не нужным романом, дутым творением западной культуры. А у вас тут — битники, которые еще вреднее с такой точки зрения...

— Наши дети читают понемногу «Улисса», и вопросов об уместности такой литературы у них не возникает. Я думаю, что в этом плане, в вопросе понимания, что-то должно скоро сдвинуться. Если есть доступ к книгам и свободное время. У нас ведь выросла целая категория молодежи, которая просто выброшена из интеллектуального процесса… Ну а те, кто не выброшен, меня просто очень радуют.

***

До 26 ноября фестиваль планирует совместить оффлайн и диджитал, образование и развлечение, чтобы интересно и с большой любовью поговорить о феномене битничества, главных героях бит-поколения и их влиянии на искусство, культуру и политику.

В программе — не только лекции о литературе, но и о музыке и кино, мастер-классы, кинопросмотры, перформанс и вечеринка в стиле 60-х. Завершит фестиваль вечеринка BEAT-party — «с погружением в эпоху» — в программе лекция о музыке, живые выступления и поэтические чтения. Кроме того, организаторы продолжают публиковать мультимедийный лонгрид и подкаст. Все мероприятия, кроме перформанса и вечеринки, бесплатные по предварительной регистрации.

18+

Николай ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Фото: Алина ВЕРХОВИНСКАЯ

Ранее в «Новой Сибири»:

Первый фестиваль бит-культуры offBEAT открылся в Новосибирске

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.