«Многорояльный» лофт-проект в новосибирском бизнес-центре

0
1333

«Восьмирояльный» проект — это, конечно, совсем не рядовое событие: ведь рояль не скрипка, не просто один из инструментов оркестра. Широко распространен фортепианный дуэт, но и здесь два пианиста часто обходятся одним роялем. Да, бывает, что в филармонических концертах участвовали три, а то и четыре рояля, и уже это вызывало особый интерес, особые ощущения. Но так, чтобы восемь инструментов играли одновременно, не по очереди… Такого, пожалуй, в Новосибирске еще не было.

Несомненно, подобный серьезный проект не мог возникнуть на пустом месте: у него был предшественник, когда в концерте было задействовано пять инструментов. Но сейчас «многорояльная» территория располагается вовсе не в каком-то музыкальном учреждении, а в бизнес-центре «Лига-Капитал», благодаря усилиям и неподдельной заинтересованности его руководителя Александра Эллерта, истинного меломана и заботливого хозяина. Каждый инструмент этой коллекции — со своей историей. Рояль из Санк-Петербурга, к примеру, даже постарше нашего города, ему 183 года. А недавно здесь появился инструмент, который многие годы жил дома у выдающейся пианистки и педагога Мери Лебензон, — Bechstein. Ему еще предстоит реставрация, но он уже стал участником первоиюньского концерта.

Сразу нужно заметить, что все пианисты, выступавшие в этом концерте, — воспитанники школы Лебензон, они обучались у нее в разные годы. 2023 год объявлен в России Годом педагога и наставника, поэтому организаторы пригласили к участию и юные дарования, и их педагогов.

Этот проект предваряло выступление самых маленьких, начинающих музыкантов, так отметили день защиты детей.  Затем на сцену зала «АртЛига» вышли восемь талантливых пианистов, обладателей многих премий и наград. К примеру, солист филармонии Дмитрий Карпов, художественный руководитель проекта — лауреат не менее десятка конкурсов, в том числе таких полярных, как конкурс имени Скрябина и Либертанго. В его команду вошли ведущие пианисты Новосибирска: Эльвира и Анатолий Полонские, Марк Парфенов, Валерия Гильдебранд, Лилия Пацукова, Александр Усик, Лейла Нахметова.

Есть еще один человек, без которого этот проект вряд ли мог быть реализован. Это мастер, подготовивший инструменты к концерту: колдующий, по словам Дмитрия Карпова, в «потайной» комнате центра — Константин Ломатченко.

Как оказалось, звуковой направленности проекта не чужды визуальные эффекты. Достаточно было того, что пианисты-мужчины играли на строгих черных роялях, а прекрасная половина — на разноцвтных — красном, желтом, белом…

Восемь роялей образовали круг, в центре которого находился исполнитель на ударных инструментах — солист Новосибирского симфонического оркестра Станислав Торский.  Ведь не могло же «Болеро» Равеля, открывавшее проект, обойтись без этой пульсирующей барабанной дроби. Впрочем, как и «Танец с саблями» Хачатуряна, и «Военный марш» Свиридова, «Русская» из балета Стравинского «Петрушка», и все остальное. А пьесу «Тореадор и испанка» из сюиты «Костюмированный бал» Рубинштейна украсили еще и звуки кастаньет.

Насколько долгой была подготовка к этому необычному концерту? Оказывается, с лихвой хватило трех репетиций.

— Все же мы пианисты одной школы, так что долгих сыгрываний не понадобилось, — поясняют участники концерта. Для кого-то из них это первое участие в подобном проекте, но есть и те, кто уже имел подобный опыт.

— В этом составе частично мы уже играли. — Говорит Марк Парфенов. — Первый проект был «пятирояльный», который проходил здесь же. Сейчас у нас рояли прибавились, играли уже ввосьмером. Но и это не предел, ведь за рояль могут сесть несколько человек. Процесс идет. Скоро будет десять инструментов: еще один в холле стоит. Здесь у нас живая музыка каждый день.

Что ж, возможно, вскоре можно будет услышать новый, еще более масштабный концерт. Вряд ли есть композиторы, пишущие для такого сверх-рояльного состава, но выбор обработок и творческое их переосмысление — еще одно не менее важное слагаемое проекта наряду с собственно исполнением.

— Есть какие-то переложения знакомые. А есть новые, которые сделали недавно, такие, как «Болеро». — Говорит Анатолий Полонский, который играл на недавно прибывшем сюда рояле своего Учителя.

— Играл с большим удовольствием, — признается пианист, — я с этим роялем знаком 42 года, ведь с Мери Симховной познакомился в 18 лет. Да, время идет. Мери Симховна иногда (не думаю, что это было часто в те годы, когда я у нее учился) проводила уроки дома, в другом возрасте, наверное, чаще. Помню, что в консерватории у нас некоторые репетиции в зале перед концертом заканчивались в час ночи, а то и в два. Однажды даже в в третьем часу ночи пришли с репетиции... Еще вспоминаю, как в 1996 году был концерт ее класса, и я попал в этот концерт учеников, которые уже давно окончили консерваторию. И каждый к Учителю приходил, показывал, что будет играть. Вот и я домой к ней пришел, играл… Так что я этот рояль очень хорошо помню.

А самое главное — знаю, что его очень любила сама Мери Симховна. Несмотря на то, что он очень старенький, не так много может, но под ее пальцами он звучал вообще прекрасно. Музыку, которой мы сегодня завершали концерт, — Хачатуряна, думаю, он не очень «понимает», зато ту, что она играла — Чайковского, Шопена — рояль чувствовал прекрасно. Когда я все восемь инструментов попробовал, понял, что этот — самый богатый и чистый. Он не дает большого масштаба, но у него самый мягкий тембр, какой-то особый. Мне сразу прикосновения к нему Мери Симховны вспомнились. Обещают, что после реставрации появится табличка, что это именной рояль. Племянник Мери Симховны, который тоже, кстати, учился у нее в 60-е, уверяет, что это обязательно будет сделано. Мы в одном училище работаем, в соседних классах, стали большими друзьями. Он передал мне весь архив Мери Симховны: я все отцифровывал, создал ее канал, большая-большая работа была проделана... Там все собрано из того, что сохранилось — аудио и видео, все это на YouTube-канале Мери Лебензон.

На вопрос о взаимодействии роялей и их «солидарности» в ходе концерта, когда музыкальная волна проходит по кругу, Анатолий Полонский отвечает:

— Так и было задумано. Тут и рассадка важна. А правильно все звучало — потому что так партии расписаны. Переходы от одного рояля к другому...

Картина «восьмирояльного» вечера, пожалуй, была бы неполной, без зрительских оценок. И вот одно из них:

— Впечатление сильное, очень хорошее! Все-таки восемь роялей — это так мощно, так здорово. И с таким драйвом все это сделано. Замечательные пианисты.

Марина ЛОГИНОВА, специально для «Новой Сибири»

Фото: ВКонтакте

Ранее в «Новой Сибири»:

Анна Одинцова. Стремление завтра быть лучше себя вчерашней

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.