«Ново-Сибирский транзит»: рефлексии фестиваля-гиганта

0
1399

В Новосибирске в пятый раз проходит межрегиональный фестиваль «Ново-Сибирский транзит», афиша которого как никогда далека от развлекательности. 

ПРЕВРАТНОСТИ погоды не помешали организаторам «Ново-Сибирского транзита» открыть уличным перформансом пятый, юбилейный, межрегиональный фестиваль. Трюкачи, акробаты, медведи, цыгане, жонглеры и клоуны приветствовали театры Сибири, Урала и Дальнего Востока, обливаясь потоками проливного дождя. За девять дней участники форума представят публике 18 спектаклей — именно такое число работ из присланных на конкурс 105 заявок отобрал в афишу экспертный совет. А самые отчаянные «транзитовцы» успеют посетить сопутствующие основному действу капустники, лекции и мастер-классы ведущих театральных деятелей, режиссеров и арт-менеджеров страны.

Следы нечеловеческого размера ведут к главной фестивальной площадке — театру «Красный факел» — едва ли не от самой площади Ленина. В фойе «Сибирского МХАТа» ветвится дерево с указателями: «Старый дом» — 8333 шага, Хабаровский ТЮЗ — 8 395 000 шагов, «Коляда-театр» — 450 000 шагов. На газонах установлены яркие разноцветные палатки. Полощутся на непрекращающемся ветру флаги участников фестиваля. Мелькают за плечами белые рюкзаки со знакомой эмблемой — колесом, символизирующим движение, дорогу и непрерывный творческий поиск. Фестиваль-гигант, объединяющий три региона и несколько десятков профессиональных драматических трупп, предлагает сделать привал, чтобы увидеть the best of the best, почувствовать, чем «дышит» современный театр за пределами столиц.

Афиша крупнейшего театрального форума как никогда далека от развлекательности. «Если говорить о тенденциях, то отличительной особенностью афиши в этом году стало обращение к нашей недавней истории, к трагическим событиям XX века, попытка отрефлексировать советское прошлое», — подчеркивает член жюри V фестиваля «Ново-Сибирский транзит», театральный критик Анна Банасюкевич. В основе спектакля «Дознание» Хабаровского театра юного зрителя лежит документальная пьеса Петера Вайса, написанная по материалам протоколов допросов с Аушвицкого процесса над нацистскими преступниками. Спектакль Красноярского театра драмы им. Пушкина «Я. Другой. Такой. Страны» по текстам поэта Дмитрия Пригова разбирается с чередой мифов, скрепляющих советского прошлое с изменчивой человеческой памятью и сегодняшним днем. Норильский заполярный театр драмы в спектакле «Жди меня… и я вернусь» рассказывает о жизни заключенных Норильлага.

«ИСКУПЛЕНИЕ» Омской драмы на метафизическом уровне препарирует «неоплаканное горе» — послевоенную Россию, где «не все могут прийти на могилы к своим родственникам». А «Папин след» Северного драматического театра из Тары горько и откровенно вспоминает о «насильственной депортации в Сибирь из Поволжья сотен тысяч российских немцев, объявленных в начале Великой Отечественной войны врагами народа и пособниками фашистов».

Фестивальная палитра необычайно широка — от пьес, написанных в первые десятилетия XXI века, до классики мировой драматургии и прозы, интерпретированной, впрочем, самым нетривиальным образом.

Главный режиссер Красноярского ТЮЗа Роман Феодори, чья норвежская сказка «Пер Гюнт» открыла конкурсную программу «Ново-Сибирского транзита», сопоставил красоту и силу визуального рассказа с внутренней пустотой и ничтожностью героя нашего времени. Драматург Юлия Поспелова, режиссер Данила Чащин и артисты молодежного театрального центра «Космос» из города Тюмень используют текст знаменитой пьесы Луиджи Пиранделло «Шесть персонажей в поисках автора», чтобы сотворить уникальный VR-спектакль. Зрителям предлагается лицезреть постановку сквозь очки виртуальной реальности.

«Если бы я не был лысым, — признается режиссер, — я бы на этом проекте поседел. Тридцать комплектов виртуальных очков, в которых одновременно должно было идти видео в формате 360 градусов, да плюс свет, звук, экраны. Работать с техникой — это как строить Вавилонскую башню. У вас с ней разные языки, вы не можете договориться, она капризничает, отказывается помогать и не идет на уговоры. Получилось ли у нас договориться с техникой, судить не нам, но лично для меня это был путь Колумба, который пытался открыть Америку, не зная, будет ли ветер».

Режиссер Антон Безъязыков в спектакле «Доходное место» Кемеровского театра драмы по одноименной пьесе Островского выносит приговор нынешнему поколению романтиков, которые при всей своей принципиальности и самонадеянности не в силах перебороть страх перед людьми с погонами и противостоять погрязшему в беззаконии и вседозволенности миру прокурорских мундиров. А режиссер Олег Липовецкий в тандеме с городским драматическим театром «Поиск» из Лесосибирска раскладывает густонаселенную поэму Гоголя «Мертвые души» на трех артистов и превращает «страшную исповедь современной России» в невероятно смешное, убийственно меткое и очень трогательное признание в любви — к тексту, русскому характеру, стране, которую не переделать, не переехать, не пережить

Театр «Поиск», кстати, на карте «Ново-Сибирского транзита» новичок. На фестивале труппа с сорокалетней историей оказалась впервые, став не только полноправным участником, но и настоящим открытием форума. Любопытных находок поклонникам «Транзита» предстоит еще немало — первая «Гроза» на якутском языке, первое «Прощание с Матёрой» на диалекте осинских бурят и так далее. Каждый зритель вправе составить свой список открытий, достижений и провалов. Официальные же итоги будут подведены 30 мая. Председатель жюри конкурсной программы — режиссер и театральный педагог Адольф Шапиро — обещал судить по всей строгости.

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

Фото Виктора ДМИТРИЕВА

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments